Пантюркизм вчера и сегодня

«Пятьдесят оттенков серого»

Пантюркизм вчера и сегодня

 

 

Фото: turkcuturanci.com

От «Туранской Советской Республики» – до особой экономической зоны

**********

 

Претенциозная «карта тюркского мира», презентованная под фотокамеры лидером праворадикальной Партии националистического движения Девлетом Бахчели своему партнёру по правящей коалиции, президенту Реджепу Эрдогану, наделала немало шума.

Россия тоже может покрасить карту мира в разные цвета в соответствии с ареалом проживания «соплеменников», и эти цвета займут почти все регионы мира, заявил, выступая в Совете Федерации, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Громкая PR-акция была предпринята «по горячим следам» стамбульского саммита «Организации тюркских государств» (ранее – «Тюркский Совет», учреждённый в 2009 году Турцией, Азербайджаном и четырьмя странами Центральной Азии).

Согласно пункту 29 принятой по итогам встречи Декларации, государства-участники«…приветствуют приглашение Казахстана участвовать в особой экономической зоне «TURANSEZ» для тюркских государств, которая будет создана в Туркестане с целью укрепления экономического сотрудничества и взаимосвязи между тюркскими государствами, в том числе, через международный средний транскаспийский коридор Восток – Запад».

 Таким образом, едва ли не впервые геополитический конструкт Turan перекочевал из публицистических статей, идеологических и прочих доктринальных трудов (начиная с Исмаила Гаспринского и Юсуфа Акчура) в официальный документ. Подобного рода эволюция вполне укладывается логику пантюркистских мечтаний: от подчёркивания культурно-исторического и языкового родства – через формирование совместных «гуманитарных» и экономических структур – к более тесным формам политической интеграции. Соответствующая работа ведётся средствами массовой пропаганды, начиная с дошкольного возраста, не только в Турции, но и за её пределами.

«Однажды Россия потеряет контроль над народами, которые сегодня держит крепко в руках. Мир выйдет на новый уровень. В тот самый момент Турция должна знать, что ей делать. Под властью России находятся наши братья по крови, по вере, по языку. Мы должны быть готовы поддержать их. Но быть готовыми не значит ждать молча того момента. Надо готовиться. Но как же народы готовятся к такому моменту? Народы готовятся к такому моменту, поддерживая духовные мосты. Наш общий язык, наш мост. Наша общая вера, наш мост. Наша общая история, наш мост. Мы должны вспомнить о своих корнях и объединить нашу историю волею судеб разделившею нас с нашими братьями. Мы не должны ждать, когда они к нам потянуться, мы должны сами к ним приближаться. Россия в один прекрасный день падёт. В тот самый день Турция станет для наших братьев страной с которой они будут брать пример», – такое мнение высказал в узком кругу Мустафа Кемаль Ататюрк во время празднования 10-летия Турецкой Республики 29 октября 1933 года.

Пантюркизм вчера и сегодня

 

 

В исторической ретроспективе, пантюркистские умонастроения проявили изрядную приспособляемость к разнонаправленным идеологическим веяниям – от советского большевизма до американского империализма. Около ста лет назад Мирсаид Султан-Галиев следующим образом обосновывал необходимость консолидации тюркских народов «под красным знаменем»:

«Я отрицал возможность широкого и углубленного развития «мелких» национальных культур и высказывал предположение об ассимиляции с культурой более сильных соседних племен и народов. Речь в данном случае шла конкретно о татарской, башкирской, казахской, узбекской и прочих национальных культурах. Я доказывал, что если эти «культуры» не сольются в одну общую массу и взаимно не ассимилируют друг друга, то неизбежен процесс постепенного «поглощения» их русскими на Западе (татары и башкиры) и китайцами или индусами – на Востоке. Отсюда мой конечный вывод о необходимости создания Туранской Федеративной Советской Социалистической Республики в системе СССР и необходимости полного государственного отделения от России в случае поражения революции» (1).

Фактическая незавершённость гражданской войны в 1920-е годы во многом определяла ожесточённый характер внутриполитического противоборства, в национальных окраинах зачастую обретавшего черты противостояния местных «национал-коммунистов» «новому московскому империализму».

С началом «Холодной войны» пантюркизм становится востребованным инструментом и внутри Турции, и за ее пределами. Если внутри страны адресация к тюркскому единству» использовалась как средство борьбы с перешедшими в оппозицию «кемалистами», то администрации Гарри Трумэна и его преемников рассматривали пантюркистов как удобный инструмент в информационном противоборстве с Советским Союзом.

В свою очередь, в Москве пытались понять механизм принятия Анкарой внешнеполитических решений по чувствительным вопросам, проявляя особый интерес к контактам «Управления специальных служб» (предшественник ЦРУ) с  активистов эмигрантских организаций, включавших выходцев с Кавказа.

«…Правящие круги Турции всячески потворствуют активизации деятельности реакционных пантюркистских организаций и  их прессы…, – отмечалось в отчёте советского посольства в Анкаре за 1951 год. 

– В  конце 1951  г. в Турции была создана новая пантюркистская организация под названием «Общество культуры и взаимопомощи турок Северного Кавказа», организаторами которого являются известные мусаватисты и дашнаки, бежавшие в Турцию после установления Советской власти в Крыму и на Кавказе…. К деятельности пантюркистов в Турции проявляют интерес американцы.Бывший польский посол в Анкаре Друто получил из турецких источников сведения о том, что в штат посольства США в Анкаре прибыл специальный сотрудник для работы среди пантюркистов. Этим сотрудником является некий Кэннингэм, который будто бы ранее находился на дипломатической и  консульской американской службе в СССР.

Миссия Кэннингэма, по этим сведениям, состоит, в частности, в том, чтобы совместно с пантюркистами выработать политику, которую турецкое правительство должно проводить в отношении тюркских народов СССР в  случае войны между Советским Союзом и Турцией. Кэннингэм якобы рекомендует туркам в основу этой политики положить идею образования федерации тюркских народов под руководством Турции. Будто бы сам Кэннингэм говорил, что [Ф.]  Кепрюлю разделяет его точку зрения.

Из других источников также известно, что в американском посольстве действительно есть сотрудник по фамилии Кэннингэм, хотя он и не значится в списке дипкорпуса. В конце 1951 г. турецкое правительство направило в США под видом профессора истории для работы в нью-йоркском университете известного пантюркиста, бежавшего в свое время из СССР, Зеки Велиди Тогана. По сведениям, сообщённым первым секретарем польского посольства Охедушко советнику нашего посольства Корневу, Тоган в действительности приглашён американцами для постоянной работы в госдепартаменте в качестве «специалиста» по вопросам советско-турецких отношений.

 Можно предположить, что проявляемый американцами интерес к пантюркистской деятельности в Турции имеет непосредственное отношение к  американским планам вербовки диверсантов, предназначенных для организации подрывной работы в Советском Союзе и странах народной демократии. Представитель Турции в  так называемом европейском консультативном совете Эбуззия при обсуждении доклада о  создании европейского фонда для беженцев предлагал распространить предусматриваемые этим докладом меры на Украину, Белоруссию и Северный Кавказ, утверждая, что «эти страны относятся к европейской общности».

Эбуззия нагло заявил: «При том состоянии отношений с СССР, которое мы имеем сейчас, нам нечего бояться принимать меры, которые могут вызвать недовольство Советского Союза»…» (2)

Надо полагать, упомянутыми в документе «специалистами» подрывная работа не ограничивалась. Пристальный интерес идеологов «тюркского мира» к советским национально-административным образованиям в Поволжье, Сибири, в Средней Азии и на Кавказе ещё на рубеже 1940-х – 1950-х годов предвидели и тогдашние руководители Таджикистана и Азербайджана – соответственно Бободжон Гапуров (1908-1977) и Мир-Джафар Багиров (1895-1956). Именно тогда, под прикрытием «пролетарского интернационализма», националистические настроения подспудно внедрялись в интеллектуальную среду некоторых республик.

Пантюркизм вчера и сегодня

 

Б. Гапуров, 1953 г.

Доктор исторических наук (с 1949 г.), Б. Гапуров руководил компартией Таджикистана в 1946-56 гг.; с 1957-го до своей кончины — был директором Института востоковедения АН СССР. Приведём фрагмент его письма секретарю ЦК ВКП (б) А. Жданову от 14 июня 1947 г.:

«В газете «Культура и жизнь» (Москва) от 20 апреля с.г. была опубликована рецензия профессора Толстова на книгу профессора А.А. Семенова «Материальные памятники иранской культуры в Средней Азии» (1946 г.). Профессор Толстов в своей рецензии характеризует профессора Семенова, являющегося крупнейшим знатоком истории и истории литературы народов Средней Азии, как сторонника «расовой» теории.

Во всех своих работах проф. Толстов подчеркивает преимущество тюркских элементов и тюркской культуры в истории среднеазиатских народов. В одной беседе со мной проф. Толстов называл тюркскими даже те города, где говорят исключительно по-таджикски. А Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), где люди достаточно не разбираются в истории Средней Азии, охотно поддерживает Толстова и даже, как видите, опубликовало его рецензию в газете «Культура и жизнь».

Вы лучше меня, конечно, знаете, что вся пропаганда пантюркистов в том именно и состоит, что все среднеазиатские народы являются, якобы, тюрками. При этом пантюркисты считают тюрками даже таджиков, не говорящих на тюркском языке. Поэтому я считаю, что установки проф. Толстова только помогают пантюркистам.

Этнографы, антропологи, археологи, языковеды доказали, что значительная часть населения современного Узбекистана является бывшими таджиками, которое впоследствии стало говорить по-тюркски. Но утверждение чисто турецкого происхождения узбеков совершенно не соответствует действительности.

Именно восточные иранцы вошли в своё время в состав народов Средней Азии – таджиков, узбеков, туркменов, казахов, киргизов. Почему же мы должны отказываться от своего прошлого?

Вы сами, очевидно, помните выступление товарища Сталина в 1941 г. на приеме участников декады искусства Таджикистана в Москве. Тов. Сталин тогда специально подчеркнул иранское происхождение таджиков и таджикской культуры. Я понимаю, что это выступление товарища Сталина направлено против пантюркистов».

Иранское прошлое народов Средней Азии в одинаковой мере относится не только к таджикам, но и к узбекам, туркменам и другим народам нашего региона. Всякое утверждение чисто турецкого происхождения народов Средней Азии только помогает нашим врагам, и этого ждут пантюркисты, являющиеся теперь опаснейшими врагами Советского Союза на Востоке» (3).

Пантюркизм вчера и сегодня

 

 

Это письмо Б. Гапурова, одобренное Сталиным, стало основой формирования учебника для вузов «История СССР: с древнейших времен до наших дней» в двух томах, изданного МГУ им. Ломоносова в 1948-50-м годах.

Но в 1956-57 гг. это учебник заменили новым двухтомником с явным преобладанием «тюркских» концепций происхождения и формирования культуры всех народов Средней Азии, что вполне вписывалось в хрущёвскую политику по развитию сотрудничества с Турцией.

 

Пантюркизм вчера и сегодня

 

 

М.-Д. Багиров, 1952 г.

Что касается Мир-Джафара Багирова, он был соратником Сталина по подпольной работе в Закавказье в начале 20 века, возглавлял в 1933-53 гг. компартию и (периодически) Совет Министров Азербайджана.

Был в составе советской делегации на переговорах в Баку и Москве (декабрь 1944 г.) с главой Французского Сопротивления генералом Ш. де Голлем, член Президиума ЦК партии (с 1952 г.), имел воинское звание генерал-полковника (с 1945 г.).

 

Однако после смерти Сталина «усилиями» Хрущева и Микояна  Багиров был причислен к «банде Берии», арестован и расстрелян в мае 1956 года.

Мир-Джафар Багиров — единственный из руководителей союзных республик — на XIX съезде КПСС (8 октября 1952 г.) – последнем партийном форуме с участием вождя – публично осудил подспудную пропантюркистскую кампанию, инициированную зимой 1951/1952 гг. в журнале «Вопросы истории» против «российского неоколониализма»:

«В прошлом году журнал «Вопросы истории», будучи центральным печатным органом Института истории АН СССР, затеял беспредметную, надуманную дискуссию о некоей формуле «Наименьшее зло» в присоединении нерусских народов к России. Вместо того, чтобы на основе многочисленных исторических данных, архивных материалов и документов во весь рост поставить вопрос о благотворности присоединения нерусских народов к России. Для многих народов в тех конкретных исторических условиях, когда им угрожала опасность полного порабощения и истребления со стороны отсталых Турции и Ирана, за спиной которых стояли англо-французские колонизаторы, присоединение к России было единственным выходом и имело исключительно благоприятное значение в их дальнейшей судьбе.

Не видно, чтобы журнал «Вопросы истории», руководствуясь высказываниями товарища Сталина о роли великого русского народа в братской семье советских народов, всесторонне разрабатывал и освещал вопрос, жизненно важный для дальнейшего укрепления дружбы народов нашей страны, – о неоценимой помощи, которую оказывал и оказывает всем народам нашей страны наш старший брат – русский народ!» (4)

Подробнее свою позицию Багиров изложил в журнале «Коммунист» (Москва), в мартовском номере которого за 1953 год появилась его большая статья «Старший брат в семье советских народов». Номер вышел из печати через 5 суток после похорон Сталина: это было последним политическим аккордом в судьбе лидера азербайджанских коммунистов. А завуалированная антирусская кампания стихла в «Вопросах истории» лишь до осени 1955 года

Пантюркизм вчера и сегодня

 

 

Таким образом, вышеупомянутые оценки и прогнозы Б. Гапурова и М.-Д. Багирова сохраняют актуальность, в том числе и в принципиально новых геополитических условиях, возникших после 1991 года.

В эпоху постсоветского «разгула демократии» получили широкое хождение трактовки пантюркизма и пансиламизма как гуманистических концепций, этакой разновидности национально-освободительных и правозащитных движений угнетённых народов, «вырабатывающих не наступательные, не экспансионистские, а оборонительные доктрины, нацеленные на защиту этнической идентичности коллективными усилиями группы народов, принадлежащих одному кругу, развивающихся в русле общей цивилизации».

Между тем, и политическая практика адептов «тюркского единства», и его очевидная встроенность в деструктивные проекты по перекройке евразийского пространства полностью опровергают эту полностью ангажированную точку зрения.

Алексей Балиев

В материале использованы иллюстрации из книг, распространяемых зонтичной структурой запрещённых в России “Серых волков” Almanya Turk Federasyon со штаб-квартирой во Франфурте-на-Майне.

Примечания

(1) Цит. по: Исламгулова И. Мирсаид Султан-Галиев о тюркском единстве // Вестник Башкирского университета. 2005. Т. 10. № 4.
(2) См.:  Дацишина М. «…К деятельности пантюркистов в Турции проявляют интерес американцы». Турецко-американские отношения в начале 1950-х гг. в документах МИД СССР // Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. 2019. № 3 (18). С. 123-170.
(3) Подробнее см.: РГАСПИ, ф. 17, оп. 125, д. 552. (4) См. «Бюллетень XIX съезда ВКП (б)», М., 8 октября; съезд утвердил новое название партии – КПСС.

09/12/2021

https://vpoanalytics.com/2021/12/09/pyatdesyat-ottenkov-serogo-pantyurkizm-vchera-i-segodnya/