О СЕПАРАТИЗМЕ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

06.03.2018-72-3

 

Сепаратизм в Советском Союзе: кто больше всего хотел отделиться

Советский принцип «каждая нация имеет право на самоопределение» предполагал создание унитарного полиэтнического государства.

Однако некоторые нации желали самоопределяться по-своему, в том числе выйдя из состава СССР.

********

Резать по живому

Деление государства по национальному принципу было новым в мировой истории. На практике, по словам британского историка Эрика Хобсбаума, «коммунистический режим принялся сознательно и целенаправленно создавать этнолингвистические территориальные «национально-административные единицы» там, где прежде они не существовали или где о них никто всерьез не помышлял, например, у мусульман Средней Азии или белорусов».

Один из лидеров революционного движения на Кавказе Степан Шаумян предупреждал Ленина: «Нации настолько смешались друг с другом, что уже нет национальных территорий, в пределах которых можно было бы с легкостью учредить национальные федеративные или автономные области». Однако вождь пролетариата не внял предупреждению и стал по живому нарезать границы даже там, где провести их было невозможно.

Получив определенную свободу главы национально-территориальных образований стали задумываться о большей автономии вплоть до обретения государственного суверенитета. В некоторых регионах страны это вылилось в обострение внутриполитических и межнациональных отношений. С особенной силой сепаратистские настроения разгорелись во время Великой Отечественной войны, прежде всего это коснулось таких полиэтнических регионов как Кавказ, Прибалтика и Западная Украина.

Отголоски сепаратизма также прокатились по Якутской АССР и Ямало-Ненецкому автономному округу. Существуют сведения о восстаниях якутов и ненцев, которые подавлялись, в том числе и с помощью авиации. После окончания войны вплоть до перестройки «независимцы» себя практически никак не проявляли и только с наступлением гласности, когда центральные власти позволили регионам определенные свободы, сепаратизм пошел в наступление.

Сибирь

История сибирского сепаратизма берет начало в 1860-е годы, когда жаждущие независимости сибиряки опубликовали прокламацию, в которой заявили, что «Особая территория требует самостоятельности Сибири, и она должна отделиться от России». В декабре 1917 года, не желая укрепления позиции большевиков, сторонники сибирской автономии – областники – проводят чрезвычайный съезд в Томске, на котором принимают решение о создании самостоятельного органа власти – Временного сибирского правительства (ВСП). А в 1918 году получивший широкие полномочия ВСП издаёт «Декларацию о государственной самостоятельности Сибири».Впрочем, уже к середине 1918 года областники теряют свои позиции и сходят с политической арены, несмотря на отчаянные призывы радикалов поднять против большевиков оружие. Новосибирский историк М. В. Шиловский замечет, что к этому все и шло. С его слов, областничеству не удалось создать эффективную программу действий, не предложили они никаких конкретных путей выхода региона из сложившегося политического и социального кризиса.

Кавказ

С установлением Советской власти на Кавказе в горных районах Чечни, Дагестана и Карачаево-Черкесии начинается активное вооруженное сопротивление, одним из организаторов которого был внук имама Шамиля – Саид-бей. По мнению историков, этот мятеж во многом реанимировал цели и задачи Кавказской войны XIX века. Помимо собственно кавказской составляющей освободительная борьба способствовала вызреванию идеологии пантюркизма, обосновывающей единство всех тюркских народов и необходимость их сплочения в так называемом государстве «Великий Туран», простирающемся от Балкан до Сибири.

Впрочем, наполеоновские планы быстро сузились до идеи отделения от Советской России исключительно Кавказа. Однако эта борьба имела далеко идущие последствия: продолжаясь вплоть до начала войны, она трансформировалась в деятельность профашистских бандформирований. Согласно данным ОГПУ, с 1920 по 1941 год только на территории Чечено-Ингушетии произошло 12 вооруженных восстаний, в которых участвовало от 500 до 5000 боевиков. Еще 3 крупных антисоветских выступления удалось предотвратить благодаря оперативной работе органов ЧК. Как правило, бандами руководили бывшие партработники из местных органов власти.

К примеру, в начале 1942 года в Шатое и Итум-Кале мятеж поднял бывший прокурор Чечено-Ингушетии Майрбек Шерипов. Вместе с отрядами коллаборациониста Хасана Исраилова он организовал объединенный штаб и повстанческое правительство. В своем воззвании к народам Кавказа сепаратисты призывали встречать германские войска как гостей, взамен рассчитывая получить от оккупантов признание независимости Кавказа. К концу 1944 года силами НКВД было разгромлено почти 200 банд, существовавших на территориях Чечено-Ингушетии. Отдельные боестолкновения продолжались вплоть до 1957 года, когда депортированные чеченцы и ингуши вернулись домой.

Туркестан

В начале 1920-х идеология пантюркизма охватила и Советский Туркестан, стимулировав такое антисоветское движение как басмачество. Лидер турецкой националистической организации «Тешкиляти Махсуса» Энвер-паша, возглавлявший басмачество, всерьез рассчитывал реализовать «стратегию Турана» под началом Стамбула. Однако его мечтам объединить в одно государство Турцию, Кавказ, Иран, Туркестан, Поволжье и Крым не суждено было сбыться. Не удалось воплотить в жизнь и идею свободного Туркестана. Практически все очаги басмачества были ликвидированы к 1932 году.

Прибалтика

Сепаратистские силы проснулись в Прибалтике в ходе ее освобождения от гитлеровских войск. Летом 1944 года вслед за войсками 3-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на территорию Литвы вступили соединения НКВД. Их задачей была очистка прифронтовой полосы от оставшихся там солдат вермахта, пособников нацистов, дезертиров, мародеров и антисоветских элементов.

Наиболее серьезное сопротивление советским пограничникам оказала Литовская освободительная армия, которой руководил Верховный комитет освобождения Литвы. Эта организация существовала в подполье с момента вхождения Литвы с состав СССР, а теперь, воспользовавшись благоприятным моментом, натравливала литовцев на промосковских активистов и представителей советской власти. Борьба против сепаратистов продолжалась вплоть до 1956 года.Интересно, что помимо ведения боевых действий Берия предлагал выселять семьи главарей антисоветского подполья в лесозаготовительные районы Пермской и Свердловской областей. Однако эта мера не понадобилась.

Украина

Украинский сепаратизм активизировался буквально сразу после вхождения в состав УССР Галиции, Буковины и Закарпатья. На борьбе с Советами специализировалась «Организация украинских националистов» (ОУН), декларировавшая свою главную цель как «национальное освобождение украинского народа и создание независимого украинского государства».

В своих геополитических аппетитах ОУНовцы не уступали сторонникам «Великого Турана». Их мечта – «суверенная соборная украинская держава», которая должна была простираться от Карпатских гор до Волги и от предгорий Кавказа до верховий Днепра. Что не удалось с литовцами, то проделали с украинскими националистами. С 1947 года началось активное выселение руководителей повстанческих отрядов, а также членов их семей в отдаленные районы страны. За два года было перемещено более 100 тысяч человек.

Парад суверенитетов

В конце перестройки именно места сепаратистских разломов – Прибалтика и Кавказ – начали трещать в первую очередь. Горбачев слишком затянул с решением национального вопроса. Пленум состоялся в сентябре 1989 года, но республиканские элиты уже взяли старт. Любопытно, что первой о своей самостоятельности заявила Нахичеванская АССР – так она отреагировала на силовое подавление политической оппозиции в Баку.

До августовского путча на путь независимости встали Прибалтийские республики, Молдавия, Грузия и Армения. Последней от СССР 15 декабря 1990 года откололась Киргизия. Отголоски парада суверенитетов отозвались и в Поволжье. Однако деятельность националистической партии «Иттифак», агитировавшей за независимость Татарстана, была вовремя пресечена.

http://russian7.ru/post/separatizm-v-sovetskom-soyuze-kto-bol/

********

Республика Зуева: как старообрядцы связались с фашистами

06.03.2018-2203456

 

Республика Зуева была формой старообрядческого самоуправления на оккупированной немцами территории.

Зуевцы отбивались и от партизан, и от фашистов, и от эстонской полиции, но потом пошли на сотрудничество с Рейхом.

 

Оккупация Белоруссии

П. Ильинский в своих воспоминаниях «Три года под немецкой оккупацией в Белоруссии» описывает, как белорусы сотрудничали с немецким правительством. Была ли оккупация всегда такой, как ее представляли советские учебники истории – вопрос неоднозначный. Историк А. Кравцов считает, что «та оккупация была разной. Бывало так, что к немцам шли за подмогой. За хлебом, за кровом. Иной раз даже за оружием. Кого-то из тех мы вправе называть коллаборационистами. Но вправе ли осуждать?». В Белоруссии, как и в других регионах СССР, возникали различные партизанские образования, выступающие как за, так и против Красной Армии.

Республика Зуева

Описывая партизанское движение в оккупированной Белоруссии, Ильинский повествует об одной из новообразованных в ходе войны республике – Республике Зуева. Из исследований Д. Карова и М. Глазка еще в советское время стало широко известно о других республиках – демократической Республике Россоно, состоящей из красноармейцев-дезертиров, и воевавшей как против немцев, так и против РККА, а также о так называемом Локотском самоуправлении – республике размером с Бельгию, располагавшаяся на Брянщине и на частях современных Курской и Орловской областей, с населением в 600 тысяч человек. Однако о загадочной Республике Зуева писали куда меньше. Откуда же она возникла и как долго просуществовала?

Мотивы Зуева

В книге «Партизанщина: мифы и реалии» В. Батшев описывает, что так как Полоцк, Витебск и Смоленск были заняты немцами в самом начале войны, им потребовались свои люди в новообразованном правительстве захваченных территорий. Бургомистром в деревне Заскорка под Полоцком стал старообрядец Михаил Зуев, недавно сидевший в тюрьме за антисоветскую деятельность. Он был лоялен немецким оккупантам – двое его сыновей были сосланы НКВД в Сибирь, и давно имел счеты с советской властью, потому немцев он встретил с большим воодушевлением: «В 1930-х годах он два раза сидел в тюрьме за антисоветскую деятельность (5 и 3 года соответственно), и только в 1940 году вернулся из застенков НКВД в свою деревню. Два его сына тоже были арестованы НКВД за вооружённую борьбу против советской власти. Один сын в итоге погиб в лагере, второму удалось в начале 1960-х уехать в Австралию».

Ильинский рассказывает, что в деревне на тот момент жило около трех тысяч староверов, а расположена она была на болотах и лесах, далеко от всякой дороги. Согласно Д. Карову (написавшему книгу «Партизанское движение в СССР в 1941-1945 гг»), под управлением Зуева и при поддержке немецкого правительства старообрядцы жили довольно спокойно, наслаждаясь самоуправлением, возвращением частной собственности и открытием старообрядческих церквей – но затем кое-что произошло. Война Зуева В ноябре 1941 года в Заскорку пришли семеро партизан и попросили содержание. Среди них был известный Зуеву работник НКВД, прославившийся своей жестокостью.

Дав для маскировки партизанам кров и еду, деревенский совет вскоре тайком убил их и забрал оружие: «Зуев поместил вновь прибывших в одну избу, снабдил их продовольствием, а сам пошёл советоваться со стариками, как быть. На совете старики приняли решение убить всех партизан, а оружие их спрятать». Когда вскоре в деревню пришла новая группа партизан, Зуев дал им еды и попросил покинуть свою территорию. Когда партизаны пришли еще раз, Зуев послал им навстречу старообрядцев, вооруженных винтовками. Ночью партизаны вновь вернулись – лишь с тем, чтобы отступить, наткнувшись на неожиданно мощное сопротивление не спящих и вооруженных зуевцев.

После этих нападений Михаил Зуев решил организовать в своей и соседних деревнях специальные военизированные отряды. Они были вооружены трофейным партизанским оружием, ночью организовывали дежурство и отбивали нападения. До 1942 года зуевцы, по сведениям Ильинского, отбили 15 атак партизан. Самые главные проблемы начались после – в конце декабря у староверов кончились патроны. Зуеву пришлось пойти к немецкому коменданту – и после Нового года один из немецких генералов, воспользовавшись разногласиями между старообрядцами и советским правительством, решает вооружить белорусские деревни, подконтрольные Зуеву, пятьюдесятью русскими винтовками и патронами.

Зуеву было велено не говорить, откуда он достал оружие, и было отказано в автоматах – видимо, из соображений безопасности. Соседние деревни сами присылали своих представителей к Зуеву, прося о защите – так его «республика» расширялась.  Контрнаступление В 1942 году Зуев со своими отрядами идет в контрнаступление и прогоняет партизан из окрестных деревень, а затем включает их в состав своей республики. Весной он достает еще четыре пулемета (по разным версиям – покупает у венгров, у немцев, достает в боях с партизанами) и вводит жесточайшую дисциплину: за серьезные правонарушения расстреливали на основе голосования вече старообрядцев.

Зимой 1942-1943 Зуев отбил серьезные атаки партизан, и те стали держаться подальше от его республики. Прогнал он из своих краев и эстонскую полицию, которая искала партизан и хотела на основании этого пожить в его деревне: «Зуев ответил эстонскому офицеру, что никаких партизан в районе нет. А следовательно, и полиции здесь делать нечего. Пока дело ограничивалось словами, эстонец настаивал, но как только к дому подошел собственный отряд Зуева и Михаил Евсеевич решительно заявил, что применит силу, в случае, если полиция не уйдет — эстонцы подчинились и ушли». Зуев снабжал Полоцк ресурсами – дичью, дровами, сеном, и был очень удобен для немецкого правительства, так как он исправно платил продовольственный налог. Они даже не заглядывали в Республику Зуева и никак не влияли на внутреннее самоуправление.

Конец Республики староверов

Вскоре немецкая армия отступила на запад. Зуев отступал вслед за ними: как пишет историк Б. Соколов, «Зуев с частью своих людей ушёл на Запад. Другие староверы остались и начали партизанскую борьбу против Красной Армии. Для этой цели немцы снабдили их оружием и продовольствием. Партизанские группы держались в лесах под Полоцком вплоть до 1947 года». Ильинский пишет, что все люди плакали, уезжая из родных деревень, везли на телегах самое ценное, спасали старинные книги и припасы.

Немецкий комендант, уходя из окруженного Полоцка, решил пробиться к Зуеву, чтобы уйти вместе с ним из окружения – только его люди знали лес как свои пять пальцев. С помощью Зуева немецким войскам и идущим вместе с ними старообрядцам (от одной до двух тысяч – сведения разнятся) удалось выйти в Польшу, а оттуда – в Восточную Пруссию. Часть людей действительно остались в родных краях и стали воевать с РККА. Несколько сотен оставшихся вывозятся в лагеря, тем временем как уехавшие вместе с немцами старообрядцы уезжают в Южную Америку из Гамбурга в 1946 (часть из них потом, в шестидесятых, переедет в США – где жил и Ильинский, автор воспоминаний).

В Пруссии группа Зуева распалась. Сам он пошел к А. Власову и стал воевать в Русской Освободительной Армии. Далее следы его теряются – по разным данным, Зуев или поехал во Францию, а оттуда в 1949 году отбыл в Бразилию, или сдался в 1944 англичанам. Что с ним случилось дальше – никто не знает. Не осталось достоверных сведений о нем, и нет даже фотографии управителя республики староверов. Так кончился век Республики Зуева.
http://russian7.ru/post/respublika-zueva-kak-staroobryadcy-sv/