Не поверхностно, а взыскательно оценивать историю

001.02.2020-detail_c9fa66a2107a913a1a079f85955fa636

 

 

«Доносы писало не государство, а граждане»

Почему Россия никогда не откажется от советского прошлого и кто ответит за сталинский террор.

***********

 

Судья Конституционного суда (КС) Константин Арановский недавно заявил, что Российская Федерация не должна считаться правопреемницей «репрессивно-террористических деяний» советской власти. По словам Арановского, Российская Федерация заменяет на своей территории «незаконно созданное» государство, поэтому ей приходится с прошлым считаться, но отвечать за него не следует.

Откуда берутся такие мысли? Как сильно можно переписывать историю? И почему это может обернуться для страны крахом и началом мировой войны и повсеместным переделом границ? Ответы на эти и другие вопросы «Ленте.ру» дал доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой истории государства и права юридического факультета МГУ Владимир Томсинов.

«Преступным может быть только человек»

«Лента.ру»: Заявление Арановского наделало много шума. Что вы о нем думаете?

001.02.2020-preview_39fb427f7bfe54f1cb77cad003507e24

 

Владимир Томсинов: Он предлагает взять от Советского Союза то, что выгодно Российской Федерации, а то, что не выгодно — отбросить. Все это мне представляется чистой утопией.

Он не понимает простой вещи: правопреемство само по себе не имеет никакого юридического значения, оно должно быть признано как населением страны, так и мировым сообществом.

Правопреемство, конечно, может быть частичным и чаще всего бывает именно таким, но все, что обеспечивает полноценное существование государства, должно, безусловно, переходить по наследству от прежнего государства к новому.

Вот Российская Федерация не охватывала всю территорию Советского Союза, поэтому по территории ее правопреемство относительно СССР оказалось неполным.

А насколько вообще вероятен пересмотр вопроса правопреемства современной России по отношению к СССР?

Такой пересмотр представляется невероятным. Ведь невозможно без серьезных потрясений международного правопорядка пересмотреть, например, итоги Второй мировой войны, хотя многие к этому стремятся, поэтому и объявляют время от времени СССР преступным государством. Дело в том, что есть события в мировой истории, которые имеют не только историческое, но и юридическое значение. К таким событиям относится победа СССР в Великой Отечественной войне и в войне с империалистической Японией.

Результатом этих побед стало изменение государственных границ СССР. В состав советской державы вошли части территории поверженных государств Германии и Японии. Причем эти территориальные приобретения, за исключением Мемеля (Клайпеды), были включены в РСФСР и по праву преемства перешли к современной РФ. Пересмотр вопроса о правопреемстве современной России по отношению к СССР сразу же поднимет и вопрос о статусе этих территорий. В настоящее время их статус незыблем.

И Германия, и Япония подписали акты о безоговорочной капитуляции. Это означает, что до создания на их территориях новых государств они утратили качество самостоятельного субъекта международных правоотношений. Следовательно, передел их границ, передача каких-то частей их территорий СССР произошла на основе соглашений Советского государства с другими державами-победительницами. Мирный договор для закрепления итогов этого территориального передела ни с Германией, ни с Японией заключать СССР не было никакой необходимости.

Поэтому нет никакой юридической необходимости и современной России заключать в этих целях мирный договор с Германией или Японией.Уступка со стороны Российской Федерации Германии или Японии даже малейшей частицы переданных от них к СССР территорий создает опаснейший прецедент, способный вызвать пересмотр итогов Второй мировой войны и, соответственно, новый передел мира

Государственная территория принадлежит государству в целом, а не каким-то государственным органам, даже если это парламент, представляющий все население страны. Правопреемство Российской Федерации по отношению к СССР — это одно из условий её существования, определяющее два самых существенных элемента любого государства: территорию и население. Можно отказаться от каких-то законов, принятых в СССР, или изменить их. Но отказаться от этого правопреемства гражданам России невозможно без нанесения катастрофического ущерба собственному государству.

Не кажется ли вам, что Арановский пытается нащупать компромиссную позицию, позволяющую, с одной стороны, осудить преступления советской власти, а с другой — не оказаться в позиции вечно кающейся страны, вроде современной Германии?

Да, он действительно вступил на территорию, где не является специалистом. Это территория советской истории и международного публичного права. Он не понимает, что многие события советской истории имеют юридическое значение. Помимо победы в Великой Отечественной войне и в войне с империалистической Японией, к таким событиям относятся, безусловно, вылившийся в революцию февральско-мартовский государственный переворот 1917 года, приход к власти в октябре 1917 года большевистской партии, разрушение СССР во второй половине 80-х — начале 90-х годов.

Все эти события определили юридический статус государства современной Российской Федерации как внутри страны, так и на международной арене.Что же касается покаяния, то мне кажется, такого рода акт уместен для человека или группы лиц, но неуместен для государства.Государство не может быть само по себе виноватым в каких-либо преступлениях. Преступления совершают люди