«Мы Николай II…»

До 1905 г. российские императоры не считали для себя нужным обзаводиться секретными и анонимными счетами в европейских банках (банках стороны «вероятного противника»).

«Мы Николай II…»

 

В 1905 году, после 9 января настроение в правящем семействе поменялись — «хозяин земли Русской», как назвал себя Николай Второй во время переписи населения РИ, чувствовал себя как-то неуверенно, поэтому начали думать о том, куда бежать и, главное, чтоб не с пустыми карманами, а уже к осени 1905 г. ближайшие и самые доверенные люди императора начали отрабатывать возможный сценарий срочной эвакуации царской семьи из России.

**********

 

Частью запланированных мероприятий «по отходу» был срочный вывод личных средств семьи Николая Второго и размещение этих средств на анонимных счетах в германских (да-да, именно в немецких!) банках. Секретность была строжайшей и обо всех приготовлениях 1905 года стало известно только после марта 1917. Но… не оттуда ли идет уверенность свергавших царя в том, что царь и царица «работали на Германию»??

С карликовыми германскими княжествами, а точнее, с германскими банками в этих княжествах, русские цари «работали и ранее» — 1841 г. при закупке вещей для приданого цесаревны Марии Александровны деньги в германские магазины переводились через банкиров Миллера и Мендельсона и Романовым так понравилось это сотрудничество, что банк Мендельсона будет представлять денежные интересы российских императоров в Германии вплоть до 1917 г. (!!!)

В Англии «интересы русской короны» представляли Ротшильды

И так как фунт стерлингов являлся в XIX в. основной мировой валютой, то, несмотря то, что отношения с «англичанкой» были достаточно конфликтными, Романовы во второй половине доверялись Англии, как стране, имеющей славу островка стабильности среди бурь европейских революций и, соответственно, имели счета в английских банках. Александр Второй вложил часть личных средств в английские банки, и после покушения 1 марта, их унаследовал Александр Третий. Кстати, именно на часть из этих средств Александр Третий приобрел «коллекцию Базилевского», выписав для этого чек № 00001 на 80 000 фунтов ст.

Государственный секретарь А.А. Половцев записал в своем в дневнике (ноябрь 1884 г.): «…покупка делается из собственных средств государя, без всякого участия казначейства».

После смерти Александра Третьего в октябре 1894 г. вступивший на престол Николай Второй принял решение о полном выводе российских вкладов из «Bank of England». Естественно, что во время кризиса ПМВ, в 1916 году англичане ему это припомнили, причем истолковав преднамеренно превратно, ведь после 1914 и до февраля 1917 г. в «Bank of England» из России поступило 68 млн. фунтов!!!

Франция тоже не осталась обойдена вниманием: в 1880-1890-х гг., на волне политического сближения России и Франции, начался транзит российских денег из германских банков во французские. Финансовая часть этой масштабной операции координировалась министром финансов Российской империи С.Ю. Витте через представителя Витте во Франции Рафаловича. Что характерно, Рафалович представлял как Минфин России при царе, так и Временное правительство после. Франция отметила его заслуги орденом Почетного легиона первой степени. Главным представителем финансовых интересов императорской семьи стал банк «Лионский кредит».

То есть Романовы «держали средства в нескольких корзинах», а к 1905 году по крайней мере в друх — французской и германской. И когда ситуация в стране стала напоминать раскаленную крышу как из-за надвигавшегося поражения в Русско-Японской войне, так и из-за событий Первой Революции, ближайшее окружение царя, памятуя о восстании на броненосце «Потемкин» всерьез рассматривало корабли Германского военного флота как средство для эвакуации Семьи и ближнего окружения. Рискну предположить, что и это царю потом, во время ПМВ, припомнили…

Обер-гофмаршал Императорского двора, генерал-адъютант граф П.К. Бенкендорф писал в 1905 году:

«Жаль, что у их величеств пятеро детей… так как если на днях придется покинуть Петергоф на корабле, чтобы искать пристанище за границей, то дети будут служить большим препятствием».

Ему в этот же период вторил друг юности Николая II князь Э.Э. Ухтомский — самым счастливым исходом для царя будет считаться, «если он живым вместе с семьей успеет покинуть Россию».

А у пирса перед Нижним дворцом в Петергофе, где проживала в то время царская семья, все лето до глубокой осени дежурила подводная лодка «Ёрш» (???!!!!!). 1 октября 1905 г. Николай II даже изволил пригласить командира подводной лодки «Ёрш» капитана Огильви на обед , а уже 11 октября царь и царица посетили данное плавсредство лично, и Николай в тот же день написал в дневнике что лодка «уже пятый месяц торчит против наших окон».

Интересно то, что на русском флоте в 1905 году никакого «Ерша» не числилось! «Ёрш» будет спущен на воду только в 1917 году!!!

Так что скорее всего царь Николай, отличавшийся отличной памятью и делавший дневниковые записи день-в-день скорее всего и в дневниках конспирировался, и подводная лодка, «торчавшая» у окон, вполне могла быть немецкой. По результатам посещения плавсредства эвакуация, похоже, была признана крайне некомфортной, а посему уже 20 октября 1905 г. Николай II отметил в дневнике: «Морской агент Гинце прибыл с двумя герман. миноносцами из Мемеля с почтой посольства». Почта на двух миноносцах… Да-да, такая она, немецкая почта, прибывает ощетинившись.

После этого как-то даже и мне странно верить в то, что царская семья недолюбливала «Вилли», человека, реально занимавшегося подготовкой их эвакуации.

21 октября, русский царь лично принял командиров немецких миноносцев. 23 октября 1905 г. прибыла вторая пара германских миноносцев, оба командира которых были также немедленно приняты Николаем Вторым. Совпадение?? Ну да?

Однако, царь понимал, что «обратного пути» уже может и не быть, и потому пошел на уступки обществу, подписав Манифест 17 октября 1905 г. Стране были дарованы некоторые буржуазные свободы, началось формирование многопартийности, ликвидировалась цензура, состоялись выборы в Государственную думу.

Однако и про «подушки» Семья не забывала — царские деньги, при посредническом участии уже ранее упоминавшегося мной банка «Мендельсон и К°», будут размещены в Германском Имперском банке. Контролировал движение средств Министр Двора В.Б. Фредерикс. «Курьерами» были гофмейстер, тайный советник Сергей Елеазарович Смельский , К. Н. Чернышев, уже не раз занимавшийся финансами царицы во время её заграничных вояжей. Отчасти его значительную роль в транзите царских денег знала и отмечала баронесса С.К. Буксгевден уже в 1938 г.:

«Этот Чернышев был младшим служащим Министерства Императорского двора и имел отношение к финансовой части. Он никогда не был секретарем императрицы-матери, но периодически выезжал в составе ее свиты в Копенгаген, занимаясь ее финансовыми счетами. Я знала его по этим поездкам. Он – человек, который имел дело с деньгами великих княжон, размещенных в банке Мендельсона, и знает все об этом…»

и еще один, самый главный человек — действительный статский советник ( В. С. Федоров возглавлявший Контроль Министерства Императорского двора. Именно Федоров вел переговоры с банком Мендельсона и уточнял все позиции и юридические гарантии, обеспечивавшие «неприкосновенность вклада и права Августейших собственниц» — императрицы и её дочерей.

Средства были поделены на вклады, за которые было выдано восемь отдельных расписок, полученных Федоровым, «вместе с особою при каждой расписке доверенностью от имени Банкирского дома «Мендельсон и К°» на право распоряжения ценностями, составляющими вклад».

Первый вклад, состоящий из «свидетельства Прусского консолидированного 3,5 %-ного займа», шел под литерами «А» и «В», – вклад великой княжны Ольги Николаевны. Второй вклад, под литерами «Е» и «D», – вклад великой княжны Татьяны Николаевны. Третий вклад под литерами «Е» и «F», – вклад великой княжны Марии Николаевны. Четвертый вклад под литерами «С» и «И», – вклад великой княжны Анастасии Николаевны.

21 ноября 1905 г. Федоров и Смельский вернулись в Петербург и сразу же представили соответствующий рапорт на имя В.Б. Фредерикса, в котором детально изложили все подробности размещения августейших вкладов.

Таким образом, в ноябре 1905 г. в Германском имперском банке появились «анонимные счета» с ценными бумагами на общую сумму в 462 936 ф. ст. и 4 287 100 марок.

И это была далеко не единственная «корзинка» Романовых в «надежных странах». Летом 1906 г. В.С. Федоров и С.Е. Смельский еще раз посетили Берлин с аналогичным заданием, обеспечивавшим средствами младенца-царевича Алексея. «Вклад Алексея» в рублях составлял 2,5 миллиона.

В 1913 году большая часть денег, по свидетельству Фредерикса, в страну вернулась, что говорит о том, что царская семья уже не считала Германию «надежной кубышкой», и начало войны, где обе страны станут противниками, прогнозировалось. Об этом говорит и тот факт, что распоряжение о «репатриации средств» было дано Николаем Вторым после посещения Берлина в мае 1913 года, поводом которого стала очередная «германская свадьба». Похоже, что во время поездки царь получил некую информацию, сподвигшую его вывезти из Германии «семейные деньги».

Ну и наконец, кроме явного подтверждения того факта, что «навеки венчанный с Россией» Николай Второй довольно методично готовился «всё бросить и бежать» еще в 1905 году, напомню некоторые его резолюции периода 1905-1907 годов, исполненные истинного милосердия:

В здании городского театра в Томске идёт митинг демократической общественности. Извещённый охранкой, губернатор Азанчевский-​Азанчеев велит полиции и чёрной сотне оцепить театр и поджечь его. Тысяча человек остались в огненной ловушке. Губернатор любуется пожарищем с балкона своего дома, а архиепископ, будущий московский митрополит Макарий с соборной паперти объявляет своё благословение поджигателям. Тот и другой получили из Петербурга благодарность и «ЦАРСКИЙ ПОЦЕЛУЙ».

Россия, которую мы потеряли, но изо всех сил ОБРЕТАЕМ ЗАНОВО…

Сразу скажу, не моё! Автор на «Дзен»: https://zen.yandex.ru/media/id…

ДА, ДА, ДА на Дзен есть хорошие авторы….. Всем удачи!

Иван

14.11.2021

https://bitcointrading.whotrades.com/blog/43021317764