ЛИТВА НЕ ДОЛЖНА ССОРИТЬСЯ С МОСКВОЙ

Аудрюс Буткявичюс с 1990-го по 1994 г. был главой обороны Литовской Республики и одновременно членом Верховного Совета, а затем Сейма Литовской Республики. Сегодня он руководит комитетом по здравоохранению и охране окружающей среды Вильнюсского самоуправления.


ЛИТВА НЕ ДОЛЖНА ССОРИТЬСЯ С МОСКВОЙ

А.Буткявичюс является участником январских событий 1991 года, произошедших в Вильнюсе. Корреспондент «Литовского курьера» Николай ЖУКОВ в канун семнадцатой годовщины трагических событий встретился с господином Буткявичюсом и попросил его поделиться своими воспоминаниями о тех событиях.

«-Какая ситуация в Литве

предшествовала трагическим событиям в Вильнюсе в

1991 году?

-В то время руководству Литвы приходилось решать

очень много задач. Одной из основных являлась борьба с последствиями экономической

блокады, начало которой было

положено ограничением поставок в Литву товаров, которые в республике не производи

лись. Этим был спровоцирован рост цен и на другие товары. Естественно, это в свою очередь вызвало недовольство населения. В столице появились

«антисепаратистские» толпы недовольных граждан в основном из числа тех, кто работална военных заводах. Они были достаточно дисциплинированы, управляемы и лояльны советскому строю. Все это

должно было продемонстрировать миру, что народ Литвы недоволен властями, настроенными на отделение от Союза.

С другой стороны, у нас было много проблем с центральным московским правительством. Уже в 1990 году мы начали собирать информацию о том, какие шаги против нас будут предприниматься со стороны Советского Союза. Нам стало, известно о подготовке Москвой военных операций в целях пресечения сепаратистских настроений. С помощью нашей разведки получили информацию о том, какие объекты в Литве расцениваются Москвой в качестве стратегически важных, с тем чтобы в случае введения прямого президентского правления взять их с помощью военных под контроль в первую очередь.

Мы понимали, что прямого ввода войск без повода не будет. Сначала спровоцируют стычки между так называемыми сепаратистами-националистами и сторонниками Союза и только затем, расценив это как массовые беспорядки, будут введены войска для поддержания конституционного порядка.

Было решено: ни в коем случае не реагировать ни на какие провокации,чтобы не допустить стычек между по-разному настроенными частями гражданского населения.

Тогда мы приняли самую важную и главную принципиальную установку — использовать технику ненасильственной защиты. В Литве существует мнение, что литовцы много потеряли, потому что не противились вооруженным путем оккупации Советским Союзом в 1940 году. И эта мысль заставляла всех думать о вооруженных способах защиты.

Многие кричали, что готовы умереть с оружием в руках за независимость Литвы. А мне необходимо было думать о том, как организовать защиту, как показать, что государство обороняется, и при этом не сделать грубых ошибок, которые не позволят достичь главной цели. Мы не собирались копировать военные действия большого государства, так как у нас просто не было такой возможности. Я горжусь тем, что мне удалось сдержать «горячие» головы, находившиеся в наших рядах и призывавшие к вооруженной борьбе.

-Но тем не менее, без жертв не обошлось…

-Да, нас сегодня обвиняют в том, что мы мирных жителей

подставили под военную технику. И я принимаю эти

обвинения. Даже больше. Я заявляю: я знал, что конфликт неизбежен. И я отдавал себе отчет в том, что дело может дойти до крови. Я от этого не отказываюсь, поймите… Просто я и сейчас считаю, что тогда мы сделали все, что могли, для того, чтобы выйти малой

кровью из сложной ситуации. Мы изъяли все оружие, чтобыисключить случайные или

спровоцированные выстрелы, понимая вместе с тем, что они все равно могут быть. Но, извините, не я привел танки и «Альфу», не я бросил их в бой против мирных людей…

-Не кажется ли вам, что спустя 17 лет происходит

переписывание истории? Одни ее делали, а плоды

пожинают другие. Те, кто были первыми, сегодня

отодвинуты на задние позиции.На первый план выходят люди, которые были в тени, а некоторых вообще не было

в республике.

-То, что так происходит — очевидно и отрицать или не

замечать этого нельзя. Так уж выходит, что одни люди годятся для работы в кризисных

ситуациях, в момент революционных свершений, а другие

трудятся на благо процветания страны в мирное время. Вопрос здесь в другом — те ли люди сегодня находятся на руководящих местах, способны ли они достичь максимального эффекта. Я имею в виду нынешнюю властью То, что их тогда не было — это не беда. Беда в том, что они не могут и не умеют управлять страной в

сегодняшней ситуации.

В начале 90-х годов американского офицера литовского происхождения в Литве днем с огнем нельзя было найти, лишь единственный Андрюс Эйва, которого выгнали из вооруженных сил за независимые взгляды, чуждые США. Как только буря прошла, появилась орава отставных офицеров из США, которые заявили, что только они знают, как все делать и организовывать. А где они были, когда в стране находилась советская армия?

-В чем смысл ваших политических разногласий с

господином Ландсбергисом?

-Политические разногласия принципиальны:у нас

совершенно различные взгляды на отношения Литвы с Западом и Востоком. Наше государство должно не ссориться с Москвой, а укреплять отношения и

быть мостом между Россией и Евросоюзом. Ландсбергис

делает все наоборот.

Моя позиция во время переговоров с Москвой отличалась от официальной позиции нашего государства. Я думаю, что для Литвы она принесла бы больше выгоды. И это было доказано во время переговоров о выводе советских войск с территории нашей республики. Советская армия покинула Литву на год раньше, чем Германию, Польшу, Венгрию, Чехословакию.

Мы показали, что можем договариваться с Россией на равных и у нас существуют хорошие человеческие и политические взаимоотношения, что есть люди,которые могут вести переговоры и достигать поставленных целей. Но оказалось, что демонстративная конфронтация для многих значительно выгоднее, чем нормальное положение вещей. И это присуще не только Ландсбергису.

После этого пришли к власти коммунисты, которые хотели показать себя прозападниками и от страха быть названными прорусскими запороли очень многие переговорные процессы. Желание стать более святыми, чем Папа Римский, помешало им, помешало стране. Литва могла бы иметь более выгодные взаимоотношения с Россией, при условии другой политики.

-Высказывать доброе мнение о России в Литве — это дурной тон для литовских политиков. Примером

служит выступление министра иностранных дел

П. Вайтекунаса.

-В политике, чтобы иметь свое мнение, необходимо

иметь еще и силу. Не всегда политик, исповедующий

ценные и умные идеи, может гордиться тем, что в состоянии их отстоять. К этому необходимо

относиться реально.

Геополитическая ситуация такова,что с соседом необходимо строить свою политику, а не глупо претворять в жизнь политику Соединенных Штатов, несмотря на то, что наш президент получает пенсию из бюджета США. Между страной и президентом, получающим пенсию в США, есть большая разница.

-Несколько слов о взаимоотношениях с Белоруссией.

-К этому вопросу я также отношусь неординарно. Мы

должны оценивать то позитивное, что сделано в этой стране. А.Лукашенко, думая о народе, решил немало социальных проблем. А иметь свой взгляд на политику США в Европе свойственно не только белорусскому лидеру.

Я смотрю на белорусов, как на наших братьев по Великому княжеству Литовскому. Мы очень похожи. У нас с ними больше корней, чем с Латвией.

Столетия общих отношений. Как можно такое забыть? Я за самое тесное сотрудничество наших стран и наших народов.

-Представьте, вы стали на некоторое время президентом Литвы — «факир начас». Что бы сделали в первую очередь?

-Во-первых, многие из тех областей экономики, которые

сегодня отданы в частные руки, вернул бы под контроль государства. Это прежде всего вопросы социального обеспечения, деятельность, связанная с энергетикой, вся транспортная система.

Необходимо определиться, какую часть экономики оставить в руках государства, а какую передать в частный сектор. На мой взгляд, сегодня слишком много отдано в частные руки. Сейчас нас уже понемногу скупают западные коллеги. Скоро не сможем управлять главными направлениями нашей экономики.

Во-вторых, необходимо повернуться лицом к людям не на словах , а на конкретных делах. То, что творится в сфере социального обеспечения, порядком не назовешь. Надо задуматься: кто будет в стране зарабатывать пенсию? Откуда страна получит деньги в бюджет на выплату пенсий? Как остановить отток из страны молодежи, которая должна удержать на своих плечах все социальные проблемы и в частности пенсионный вопрос?

-За минувшие 17 лет в вашей жизни были взлеты и

падения: министр охраны края, член Сейма,

заключенный Вильнюсской тюрьмы, теперь депутат

Вильнюсского самоуправления.

-Я принадлежу к группе тех людей, которые не желают, чтобы их кто-нибудь и куда-нибудь назначал. Я или сам беру и тогда этим владею, а если нет, то особо не расстраиваюсь.

-Если бы была возможность вернуться в 1991 год,

какие коррективы вы внесли бы в свою деятельность?

-Принципиальных ошибок не было, а соответственно и

корректировать нечего».

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Аудрюс БУТКЯВИЧЮС — неординарный политик Литовской республики, переживший многое в исторически значимые для государства годы.Его знания и подготовка были достаточными для решения многих вопросов в прошлом, а ныне он относится к числу спокойных политиков «новой волны», взыскательно оценивающих прошлое и настоящее, не стремящихся

подпитывать враждебность к нашей Родине — России.

Аудрюс прекрасно владеет русским языком, что делает его интересным собеседником для любого корреспондента.

Аудрюс Буткявичюс