Конструктор большого взрыва

Леонид Радзиховский, политолог

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

От редакции сайта. Предлагая нашим читателям статью политолога и интервью лидера КПРФ, считаем необходимым  отметить их  взвешенный и серьёзный подход к оценке личности человека, сыгравшего выдающуюся роль в сложнейший и опаснейший для судьбы России период.

****

21 января — 90 лет со дня смерти В.И. Ленина (далее — Л.)

Опошление Л. началось сразу после его смерти. Оно определялось общей «логикой окостенения» Системы, созданной Л. «Мы говорим Ленин, подразумеваем — партия (Маяковский). У Партии отрастало брюхо, подбородки и заплывали глазки — и все это отражалось «в лысине Л.». Он стал героем анекдотов — как же иначе, если главным анекдотом были съезды «ленинской Партии», где секретари обкомов, генералы и министры своим пением звали на смертный бой «весь мир голодных и рабов».

Спасибо нынешняя власть хоть не душит Л. в объятиях. Нет, в нем видят врага. Правильно: как еще стабильно-консервативная власть может смотреть на Великого Революционера?

Так что официальное отношение к Л. хуже, чем ко всем другим главам Государства Российского. Его не называют «создателем СССР», «главой первого Советского правительства». Он только «Вождь Мирового пролетариата» — ироничное обозначение явного «чудика», да еще пренебрегающего интересами России ради этого самого «мирового»… И направляемое пропагандой общмнение давно стало к «бесу-разрушителю» Л. задом (в том числе и «православные коммунисты» из КПРФ), а к Сталину — передом («государственник», «Победитель», «русский националист»).

Но нет пиар-бюрократических приемов против лома Истории: слишком разный вес… Кто-кто, а Л. все равно «дойдет через хребты веков и через головы поэтов и правительств». Почти все люди как-то соприкасаются с политикой. Но политических гениев человечества куда меньше, чем научных или художественных. В случае России можно назвать лишь трех: Петр, Владимир и Иосиф.

Но Л. несравним с двумя другими. Во-первых, они имели «шест для прыжков» (наследственная власть царя, бюрократический аппарат генсека), а Л. свой «шест» — большевизм — сотворил сам, «из своего ребра». Во-вторых, Сталин и Петр имели образцы для подражания: империй и «эффективных тиранов» в истории много. Л. сумел создать и полностью реализовать небывалый раньше проект Партии и Государства.

Партия — «Орден» Новой Религии, Государство — «мирской исполнительный орган» Партии, а сам Л. оказался Мессией (причем к «культу себя» он вовсе не стремился, его цель была — реализация Проекта). Великий диалектик в точном соответствии с своим мировоззрением «диалектически снял» Свободу-1917 и перешел на новом витке к идеологической диктатуре.

Этот «злой гений» был не объектом — он набрался окаянства стать субъектом Истории. Не только Русской, но и Мировой. Талантливый политик умело следует за логикой событий. Великий предвидит объективную логику. Гений ухитряется эту логику изменить.

2014 объявлен годом столетия I Мировой войны. Тогда 2014 — год Л. Он не участвовал в войне — не солдат, не полководец. Но именно он прорвал мировой капиталистический фронт в слабом русском звене, большевизм стал «катарсисом» и «развязкой» Мировой войны, а Л. — ее единственным Победителем.

Приехав в марте 17-го на руины Империи, он сперва с отчаянной храбростью и цинизмом возглавил (и направил) объективно шедший развал Системы. Тогда он шел по колее Истории, лишь подгонял ее. А вот затем, в точке бифуркации перехватил власть, но не восстановил в новом виде Систему Самодержавной власти; не скопировал любую иную имевшуюся в Мире или в Истории Систему власти, а «выкрутив стальную спираль Истории», создал принципиально новый Социальный Строй. Смог голыми руками сдвинуть ось Глобуса…

Его «стройматериалом» была разрушительная энергия Мировой войны + пассионарность внезапно разбуженной молодой крестьянской нации («русских мальчиков») + Русское Мессианство, искавшее выход целых 100 лет. Осветив все это Новым Светом своего ледяного интеллекта, приложив волю фанатика, используя как рычаг Партию, Л. смог структурировать кипящую протоплазму и создать из нее Новый Мир. Его Тоталитаризм, где сплавились квазирелигиозная вера и Административная машина, стал главным идейно-политическим итогом I Мировой войны и на целый ХХ век — главным вызовом, «Антитезисом» для всего Запада.

Разворошил Ульянов муравейник, «закрутил шарик наоборот» — задал новую Мировую «повестку века». Как противовес созданной им Системе (и одновременно подражание ей!) возникли право-тоталитарные, фашистские режимы. С другой стороны, Л., одним махом уничтожив все сословно-национальные привилегии, дал мощный импульс мировому модерну и может считаться «отцом политкорректности», идеологии «лево-либерального большевизма»… Словом, летящая от него диалектическая спираль дальше ветвилась во многих направлениях на всех континентах. «У России было два несчастья. Когда Л. родился и когда он умер» (Черчилль). А как могла бы пойти эволюция СССР «при Л.»?

Он объявил НЭП «всерьез и надолго». Если так, то Л. мог и правда синтезировать свою Систему с рынком. Политическая диктатура + госкапитализм + частная собственность + рыночное ценообразование и конкуренция. Саморазвивающаяся экономика в стране с молодым, энергичным, небалованным народом — похоже на современный Китай, но только а) европейский и б) в 1920-е годы. При таком варианте СССР стал бы внутренне устойчивой Сверхдержавой, а не ракетой на глиняных ногах.

Однако, чтоб гарантировать свою диктатуру от «буржуазного термидора и перерождения», ленинцы «пошли другим путем». Иной опасности они не заметили, ну и пришли — к 1937… У каждого времени — свой горизонт. Сегодня говоря о Ленине, наше общество в состоянии обсуждать только вопрос — захоронить мумию или так оставить. Это же относится и ко всем другим доставшимся нам «культурно-природным ресурсам» России .

Семь фактов о том, как ретушировали образ Ленина.

Пять малоизвестных фактов из жизни Ленина

****

Левый поворот

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов — о Ленине, модернизации и уроках истории

30.01.2014df4

Екатерина Григорьева, Татьяна Замахина , Тамара Шкель , Виктор Васенин

Сегодня, 21 января, исполняется 90 лет с того момента, как не стало Владимира Ленина. Впрочем, «не стало» звучит здесь как-то неуместно. Даже сегодня, когда и страна у нас уже другая, и времена другие, и кумиры, в России немало людей, для  которых Ленин и теперь «живее всех живых». И есть партия, у которой это имя по-прежнему «сила, знамя и оружие». К лидеру партии, председателю ЦК КПРФ Геннадию Андреевичу Зюганову и отправились журналисты «Российской газеты», чтобы понять роль личности в истории и современности. «Если разговор будет только об этой дате, то нечего и начинать, — сразу предупредил Геннадий Андреевич. — А если вы готовы серьезно обсуждать проблемы страны»… Мы были готовы.

И все же, Геннадий Андреевич, давайте начнем с Ленина. Мы с вами встречаемся накануне годовщины смерти вождя, поэтому вопрос такой: что общего между Ленинской партией и Коммунистической партией Российской Федерации образца 2014 года?

Геннадий Зюганов: Чем обстоятельней я изучаю происходящие на планете процессы, чем внимательнее вчитываюсь в предложения самых талантливых людей о выходе из кризиса, тем больше обращаюсь к гениальным трудам Ленина и к его политике. Те, кто сегодня дают им дурацкие оценки, да еще намереваются раскопать святая святых — Красную площадь, — просто варвары.

Я считаю, что Ленин как никогда актуален. Поскольку из той критической ситуации, в которой сегодня оказались и Россия, и весь мир, может быть только два выхода. Это или посадить страну на голодный паек, максимально урезать все расходы бюджета, что недавно сделали в Европе — Греции, Португалии, Испании… Или провести комплексную модернизацию. У нас сегодня, судя по принятому на трехлетку бюджету, больше склоняются к первому варианту. Но есть и стратегия новой экономической политики — НЭП номер два — которую мы можем реализовывать. И ленинский опыт показывает, насколько такая стратегия может быть успешнее.

Ленин в течение нескольких лет провел страну через военный коммунизм, продразверстку, продналог и НЭП. И полумертвая развалившаяся Россия стала собираться почти в границах Российской империи вместе с проведением уникальной промышленной политики. С точки зрения размаха и подхода к решению целого ряда вопросов он не имеет себе равных. Страна, в которой половина населения толком не умела читать и писать, в считанные годы превратилась в самую читающую страну. Страна, где в 1929 году еще не было произведено на своих заводах ни одной машины, ни одного самолета, ни одного трактора, трагический 1941 год встретила с лучшей в мире техникой. Во всех этих начинаниях лежит ленинская политика, связанная с его пятью бессмертными лозунгами.

Они и сегодня на планете являются самыми актуальными. «Мир — народам!» — а по большому счету сегодня на планете пахнет войной. «Хлеб голодным!» — в прошлом году в сорока странах мира были голодные бунты. «Власть — Советам!» — без широкого народного представительства во власти она вырождается или в олигархию, или в криминал. «Заводы — рабочим, землю — крестьянам!» — сейчас у нас 41 миллион гектаров зарастает бурьяном. А ту землю, которую распродали, растащили, новые «хозяева» беспощадно эксплуатируют, не сообразуясь ни с севооборотом, ни с климатическими условиями…

На мой взгляд, наша партия взяла из ленинского наследия все лучшее. Она унаследовала и ленинскую методологию осмысления событий, и все, что связано с приоритетами, творческим подходом к решению задач.

Геннадий Андреевич, вы сказали, что нужен НЭП номер два. Правильно?

Геннадий Зюганов: Да. Нужен НЭП номер два.

НЭП номер один — это частичное возвращение к рыночной экономике после «военного коммунизма». Если по-современному, то «либерализация». А какие же параметры должны быть у НЭП-2? Что главное, ключевое?

Геннадий Зюганов: Эта задача очень непростая. Мы стоим перед судным днем. За последние годы темпы роста промышленности с восьми с лишним процентов ушли в ноль. И даже в минус. По ВВП, если взять прогноз, обещали 7,8 процента, а не получили и полутора…

Это не только в России. Во всем мире все падает…

Геннадий Зюганов: Это, конечно, удобное для власти объяснение. Но по сути оно нечестное. Темпы роста ВВП в мире в прошлом году были почти в три процента. А у нас меньше полутора. Поэтому нам так необходима реальная модернизация. Но вот вопрос — кто ее будет проводить? На это способно только сильное, умное государство в лице президентской администрации, очень профессионального грамотного правительства и законодателей, точно выражающих интересы своих избирателей. Наконец, нужна эффективно работающая вертикаль власти.

А хватит ли доходной базы для того, чтобы реализовать все необходимое?

Геннадий Зюганов: Если государство берет на себя такую миссию — провести новую модернизацию, тогда оно должно срочно принять закон о стратегическом планировании — проект готов. Ведь нужно четко понимать, что вы будете развивать, каким образом и по каким ключевым направлениям. То есть требуется определить стратегию развития страны. Второе, что нужно сделать, взяв курс на модернизацию, — это принять закон о промышленной политике. Мы его подготовили. Нужен и закон об инновационной деятельности. Ни с какими чубайсами решить эту задачу невозможно. Под эту стратегию нужно принять программу о размещении производительных сил на территории страны — от Дальнего Востока до Калининграда. А это связано и с распределением народонаселения.

Требуется аккумулировать большие средства, правильно их распределить в соответствии со стратегией и предусмотреть меры, чтобы эти средства не растаскивались. Сегодня же, как признает сама власть, триллион рублей в ходе заключения разных договоров разворовывается чиновниками. Поэтому нужно обязательно принять 20-ю статью Конвенции ООН по борьбе с коррупцией (предусматривает признание странами-подписантами уголовно наказуемым деянием «незаконное обогащение» государственных служащих; России ратифицировала саму Конвенцию, но не эту статью. — Прим. «РГ»). И наконец, решить вопросы, связанные с конфискацией имущества. Иначе чиновники и дальше будут воровать, растаскивать народное богатство.

Чтобы реализовать стратегию модернизации, надо перестать платить дань своей олигархии и иностранным покровителям

На сей счет неплохо бы каждому услышать голос Ходорковского, который после тюремной отсидки сказал журналистам: «Я по-прежнему считаю, что более эффективным является частный бизнес. Но если бизнес не имеет социальной ответственности и не несет этой ответственности, он не имеет права на существование». 10 лет надо было сидеть Ходорковскому, чтобы прийти к этой вообще-то простой истине.

Если принимается такая стратегия модернизации, то следующим ходом нужно обязательно обуздать аппетиты монополий. В противном случае они вздуют цены на солярку, бензин, электроэнергию и все остальное до такой степени, что деньги уйдут опять в карманы олигархов и вновь спрячутся в офшорах. Вот вы говорите, что на все может не хватить денег. Денег у страны больше, чем надо. Но они лежат в двух фондах и никак не используются. Отданы в основном в чужие банки под их бумажки. Я давно настаивал на том, чтобы значительная часть этих средств направлялась на развитие своего производства. Какого? Путин правильно сказал о необходимости создать 25 миллионов рабочих мест, причем высокой квалификации.

И все же хочется уточнить: что мешает появлению такой стратегии? И что реально нужно сделать, чтобы модернизация все же пошла?

Геннадий Зюганов: Тут все зависит от того, куда вы направите денежки. Если вы направите в суперсовременные отрасли и будете их развивать…

Какие суперсовременные? Что является опорными отраслями, на которых можно растить промышленность?

Геннадий Зюганов: Это всем известно — без машиностроения вы никуда не двинетесь. Без робототехники, без современной электроники и энергетики вы не повысите производительность труда. Есть целый шлейф базовых отраслей, в которые надо вложиться, развивать их, строить и приумножать. Или хотя бы сохранить. Вкладывайте ресурсы, поддерживайте своих талантливых ребят. И увидите — получим колоссальный эффект. Поезжайте к Биллу Гейтсу, соберите всех, кто сделал его самым богатым человеком в Америке. Там на 100 математиков 50 — русские. Они приедут в Россию. Я встречался с ними. Гениальные ребята. И они понимают, что там, в США, они все равно люди второго сорта. Хотя хорошо живут, есть машины, коттедж, все остальное. Они готовы вернуться, но должны знать, куда им приезжать? В какую лабораторию? В какой дом? Где будет работать жена? В какой детский сад пойдет ребенок, или в какой школе он будет учиться?

Я специально носил справку Путину о том, как решался этот вопрос в ходе индустриализации. Заводы построили, а работать некому. Инженеров нет. Рабочих нет. И тогда за три года создали рабфаки, ФЗУ, открыли около сотни одних только педагогических вузов. Петр Леонидович Капица работал у Резерфорда, гений в своей отрасли. Он был крайне нам нужен. Поехали к нему, он сказал: «Я вернусь с удовольствием, но я без этой лаборатории, которую надо купить за золото, ничто. Я физик-экспериментатор». Купили за золото. Он приехал и показал: вот тут будет институт, а тут будет мой дом. Построили все за полтора года. Так решались вопросы тогда. Так же нужно решать их и сегодня.

Наконец, чтобы реализовать стратегию модернизации, надо перестать платить дань своей олигархии и иностранным покровителям. 110 семей в России захватили 35 процентов национального богатства. 440 человек присвоили треть национального богатства.

И что делать? Национализировать?

Геннадий Зюганов: Давайте завтра проведем референдум. И, уверяю вас, весь народ, даже охрана олигархов проголосует за национализацию минерально-сырьевой базы страны.

А без референдума?

Геннадий Зюганов: Без референдума могут быть большие проблемы.

Проблемы в Думе или где-то еще?

Геннадий Зюганов: Везде будут проблемы. Вы меня опять упрекнете в том, что я предлагаю все отнять и поделить. А я предлагаю, чтобы народ высказал свою волю, чтобы это прошло очень грамотно и разумно. Конечно, что-то в процессе этой национализации собственникам можно компенсировать. Но не для того, чтобы они эти деньги спрятали в офшорах и не платили налоги.

Хорошо, что вы вспомнили о налогах…

Геннадий Зюганов: Если вы хотите о налогах, то я скажу, что таких безобразных налогов, как у нас, нигде нет. 13 процентов платит и бедняк со своей зарплаты в десять тысяч рублей, и богач с миллиардных доходов. Мы пять раз вносили законопроекты о введении прогрессивной шкалы налогов. Но по ним не голосовали ни «за», ни «против». Воздерживались. Но жизнь заставит идти этим путем, она уже взяла за горло.

К слову сказать, Путин принял уже целый ряд правильных решений. И если судить по прошлому году, у президента происходит поворот в сторону левоцентристской политики.

В чем вы видите левоцентристский поворот Владимира Путина?

Геннадий Зюганов: Прежде всего в его «майских» указах. В них есть то, о чем мы 15 лет твердили, — что без взвешенной, серьезной, социальной политики в России нельзя добиться результатов. Что невозможно уберечь квалифицированные кадры, когда средняя зарплата учителя и врача равна 8, 10, 12 тысячам рублей, а инженерные кадры, выпускники великолепных вузов оказываются никому не нужными. Что недопустимо, когда человек воевал, всю жизнь служил по гарнизонам и влачит жалкое существование. Я почти под каждым абзацем президентских указов подпишусь. Мы сели и подсчитали: чтобы реализовать эти указы, надо иметь 6-7 трлн рублей. Это огромные деньги. Созвучны с нашими и мысли Путина, которыми он поделился на Валдае: надо соединить тысячелетнюю историю России, не делить ее на царскую и советскую, а рассматривать как единое целое.

Нужна национальная идея? Но национальные идеи не изобретаются и не рождаются в головах. Они рождаются народом, страной, державой в борениях, в муках, в победах, в озарениях, в открытиях. В этом смысле мы давно ее выстрадали. Без сильного государства мы не можем выжить на этих просторах. Без высокой духовности русский мужик запьет. Без чувства локтя, коллективизма нас растопчут не самые сильные соседи. Без справедливости наш народ вообще не может жить. Вот опирайтесь на эти четыре опоры и двигайтесь вперед. Все это Путин сформулировал грамотно.

Борьба с коррупцией должна начинаться с честных выборов и с честного разделения полномочий

В своем недавнем Послании Путин впервые заговорил, что надо повернуться к Сибири и Дальнему Востоку, а в стратегии развития предусматривать приоритеты азиатско-тихоокеанского региона. Мы в свое время хорошо стимулировали развитие Севера, Сибири, Дальнего Востока, без которых мы вообще не можем существовать. На 90 процентов население европейской части страны у нас снабжается сырьем из-за Урала. И при этом находятся те, кто заявляют о возможности отделения Сибири. Это ж надо до такого додуматься!

Подобные предложения и побудили КПРФ выступить с законодательной инициативой, предполагающей ответственность за сепаратистские призывы?

Геннадий Зюганов: И она была принята Думой и поддержана президентом. За публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности страны, теперь грозит срок до пяти лет. Иначе ведь распродадут не только ресурсы, но и территорию страны, которую предки собирали веками.

Кстати, о нашей истории, ее непрерывной нити, связывающей разные времена, и роли личности. Как вы знаете, по поручению президента подготовлена новая концепция преподавания истории в школе. Теперь очередь за новыми учебниками…

Геннадий Зюганов: Да, должен быть какой-то интегральный учебник, который излагал бы фактическую и духовную сторону развития нашей державы. У нее уникальная история. Но в любой истории есть дни и события, которые определяют вашу судьбу. Мы — народ победы. Некоторым не нравится это. Но мы выжили только благодаря этим победам. Нас давно бы растащили, растерзали. Если под этим соусом будут подавать все, что происходило с нашей страной, — это одно. А если опять станут врать, это будет совсем другая история.

Модернизация, кстати, была и у Ивана Третьего, и Ивана Грозного. Но прежние авторы учебников не поняли сути их политики. Иван Грозный вообще был объявлен людоедом. А он под старость решил извиниться перед всеми, кто пострадал при проведении его реформ. По всей Руси составляли список тех, кого Грозный живота лишил. Набрали 4 тысячи человек. Перед каждой фамилией царь стремился извиниться. А в это время его коллега в Англии 75 тысяч удушил и не перекрестился. Давайте вспомним и Петра I. Мы же металла тогда добывали больше, чем все мастерские мира. 200 заводов построили. Один только Демидов 50 выстроил. И это тоже наша история, которую мало кто знает. Недавно в Манеже была очень любопытная выставка по романовскому периоду правления в России. Но к периоду советской истории ее организаторы отнеслись, мягко говоря, двусмысленно. А ведь советская эпоха — вершина нашей истории. Так что я за честное отношение к прошлому и за честные учебники, которые бы создавали талантливые люди.

Наверное, честные учебники истории нужны сегодня не только в России, но и, например, на Украине, где сегодня разрушаются памятники Ленину.

Геннадий Зюганов: Ситуация на Украине развивается по сценарию 30-х годов XX века в Европе. Тогда фашизм рвался к власти, и западные «демократии» поощряли его поход на Восток. Сначала Гитлеру сдали Судеты и Австрию, а потом была развязана Вторая мировая война. Сегодня действуют те же «старатели» под руководством тех же покровителей, но уже в лице Европейского союза. По сути дела, они начали с вандализма, связанного со штурмом административных зданий и уничтожением памятника Владимиру Ильичу Ленину, который был внесен в список наследия ЮНЕСКО и являлся элементом мировой культуры.

Я хочу не просто выразить протест по этому поводу, но и еще раз обратиться к гражданам родной и близкой мне Украины: «Вы должны прекрасно понимать, кто стоит за деструктивными силами, кто их проплачивает и кто организует. Можно прикрываться любыми лозунгами, но ситуация развивается по сценарию, когда недобитые фашисты, откровенные бандеровцы и люди антисемитских взглядов пытаются навязать Украине власть, абсолютно не свойственную ни ее истории, ни ее культуре. Те, кто забыл уроки Петра I, забыл историю фашистского рейха, навязывают Украине выбор, для нее чуждый и противоестественный».

Обратите внимание: те, кто стучали молотками по памятнику Ленину, громя его, стучали по украинской государственности. Ведь государственность, которую сегодня имеет Украина, по сути дела, была санкционирована Лениным. Это он сделал все, чтобы собрать распавшиеся части империи в единый Советский Союз, где Украина имела свой голос, была достойно представлена в ООН, успешно и уверенно развивалась.

Вы сказали, что модернизации очень сильно мешает коррупция. И нужно ратифицировать 20 статью Конвенции ООН. Но само по себе наличие этой статьи изменит ситуацию?

Геннадий Зюганов: Ратификация статьи 20 — это как минимум. Нужно еще ввести и конфискацию имущества. Но борьба с коррупцией должна начинаться с честных выборов. А потом с честного разделения полномочий. Ведь на самом деле, когда фальсифицируют выборы, воруют не просто голоса. Идет воровство полномочий, за которыми стоят огромные ресурсы. И если вы надеетесь мобилизовать людей на решение крупных задач, то вы обязаны отвечать на их запросы и требования, а не превращать голосование в калейдоскоп скандальных историй. Чтобы побороть коррупцию, надо достойно и честно проводить выборы. Тогда ситуация будет иной. И есть железное правило — власть должна подавать пример.

Но для этого и была проведена политическая реформа, упрощены, к примеру, правила регистрации партий. У вас появились внепарламентские конкуренты…

Геннадий Зюганов: Надо просто знать мировой опыт и свою историю. В России создать партию крайне сложное дело. За более чем 300 лет в мире сложилось три крупных политических направления. Левое, где главный интерес, — справедливость, труд и дружба народов. Сформировались социалистические, коммунистические партии. По центру сложились центристские партии. Приоритет — прагматизм, практика, опыт, прецедент. И правые партии. Их логика проста: отдайте власть богатым, сильным, здоровым и успешным. Они с вами поделятся, если не растопчут по дороге. Вот и вся основная палитра. Но почему у нас должно быть 100 партий?

Мы конкуренции не боимся. Но назовите мне человека, который знает хотя бы половину зарегистрированных партий? А на выборах вам подсунут длиннющий бюллетень. Хотите проголосовать за КПРФ? Пожалуйста, вот вам Казачья партия Российской Федерации — КПРФ. Или Коммунистическая партия социальной справедливости — КПСС. И еще семь-восемь партий с типичной аббревиатурой. У нас таким способом умыкают пять-семь процентов голосов. Это не политика. Это просто одурачивание граждан. И отвращение людей от выборного процесса.

Что вы ожидаете от выборов в этом году?

Геннадий Зюганов: Мы уже начали подготовку. Наш партийный съезд, приуроченный к 20-летию партии, утвердил убедительную антикризисную программу. Мы уже определили основной кадровый состав, с которым пойдем на выборы, профинансировали начальный этап кампании.

На последних выборах КПРФ утратила позиции в некоторых регионах. В Хакасии и Якутии, к примеру, вас потеснили те же «Справедливая Россия» и ЛДПР, в Красноярске — «Патриоты России». Есть шанс улучшить результат в этом году?

Геннадий Зюганов: Левый поворот неизбежен. Только левоцентристская политика спасет Россию. Иначе может занести слишком далеко либо в одну, либо в другую сторону. А тогда уже люди начнут брать друг друга за горло. И такого сценария мы обязаны избежать.

Опубликовано в РГ от 21 января 2014 г.

30.01.2014.fc1a