«Колонизация» Сибири

12.12.2017-2.09_Транссиб_04

 

Страдания переселенцев на пути в Сибирь

Сотни тысяч крестьян бежали из западных губерний Российской Империи в Сибирь, надеясь найти там лучшую долю.

На пути переселенцев ждало множество тягот и лишений.

*******

 

«Сибирь — золотое дно»... Так думали ещё в былые времена, когда Сибирь знали ещё очень мало, когда нас связывали с ней лишь железные цепи каторжников. Так думают ещё более теперь, когда она сплотилась с остальной Россией стальным рельсовым путём.

12.12.2017-семья-scale_600

 

Семья переселенцев

Из множества городов и селений с разных концов страны устремляются в Сибирь сотни тысяч человек, мечтающих получить там всё то, чего у них нет на родине — готовые вспаханные поля, стада, избы, свободу от податей и повинностей, и в придачу пособие от казны.

И вот, в надежде на эти блага, крестьянин продаёт или бросает за долги избу и всё хозяйство, и идёт с семьёй на «новые места».

Далеко эти «новые места», и мало радостей видят на них несчастные переселенцы. Болезнями, лишениями, страданиями усеян их дальний путь. И только беспросветное горе и безысходная нужда толкают на него нашего крестьянина. Несмотря на все трудности пути, на всю трудность устраиваться на «новых местах», эти потоки крестьянского люда всё сильнее устремляются за Урал.

12.12.2017-переселенцы-scale_600

 

Переселенцы, путешествующие железной дорогой

Достаточно сказать, что в одном лишь 1896 году в Сибирь из России пришло 200 000 душ переселенцев.

Железные дороги не успевали перевозить полчища горемычных бедняков, не хватало переселенческих чиновников, чтобы вовремя и вдосталь накормить их и оказывать им врачебную помощь.

Больше всего стекается переселенцев из Малороссии. Большей частью они направляются в Томскую губернию. Идут и дальше, вплоть до Амура.

Расходы на таком дальнем пути огромны, и они съедают большую часть денег, вырученных от продажи дома и хозяйства. Нередко багаж добравшихся до места назначения переселенцев отстаёт в пути. Тогда несчастным беднякам ничего не остаётся как целыми днями ждать и постепенно спускать последние гроши на харчи.

12.12.2017-у костра-scale_600

 

Эти долгие томительные ожидания в диких, чужих местах — одно из самых тяжёлых испытаний для переселенца.

Семьи раскидываются станом, разбивают низенькие палатки.

Такое становище поселенцев под Тюменью характерно описывает один из очевидцев, Н. Телешов в своей книге «За Урал», скитавшийся два года тому назад по Сибири, и видевший много грустных картин походной жизни наших подневольных сибирских колонизаторов.

«Это было широкое поле, раскинувшееся верстах в двух за городом. Если глядеть на него издали, то можно подумать, что оно всё покрыто белыми овцами. На самом деле это были белые низенькие палатки, а вернее даже не палатки, а груды тряпок, висевшие на шестах.

 12.12.2017-Сибирь-original (1)

На этом переселенческом поле жило до 20 000 душ.

Только ночь да проливной дождь загоняли этих грязных, обносившихся людей в их палатки.

Во всё же остальное время кто бродил по полю, кто стоял, сидел, лежал.

Тут были по преимуществу малороссы, с типичными загорелыми лицами, в шапках или широких соломенных шляпах, в пёстрых жилетах поверх рубах.

Но рядом с ними толпились и бородатые великороссы.

Были там на поле устроены, правда, и бараки для жилья, с кухней, где пекли хлеб и варили пищу. Детям даже отпускали даром супа черпак, да фунт хлеба. Но всего этого не хватало на такую массу народа.»

12.12.2017-томские бараки-scale_600

 

Томские бараки

Грустные, раздирающие душу сцены встречаются и при посадке на переселенческие баржи.

Обычно подобное судно выглядит следующим образом.

Это корабль длиной в 70 метров и шириной в 10 метров.

На палубе складывается багаж переселенцев, и покрывается брезентом. Тут же стоят чаны с кипячёной водой, с ковшами и кранами. Здесь же построены два маленьких домика. Один для фельдшерицы, где находится бесплатная аптека. А в другом кухня с плитой и тремя котлами.

Несколько люков с деревянными лестницами ведут в глубину баржи — в «яму», как называют пассажиры свою «каюту». Там нет ни окон, ни дверей, ни перегородок. Свет в неё проникает только через верхние четыре люка, да и те в непогоду наглухо задраиваются. О доступе свежего воздуха нечего и говорить.

12.12.2017-sibir-19vek

 

Какова же должна быть участь остающихся на берегу ждать следующую баржу, если они называют людей, попавших в столь ужасные условия, «счастливчиками».

Из журнала «Нива», 1 ноября 1897 г.

04.11.2017

 

Комментарий:

Анатолий ЛавритовНа фотографиях наши люди разных национальностей, «колонизировавшие» пустынные просторы большой страны в поисках лучшей жизни. Это беженцы от нужды и голода, а не от войн и «покорения Европы», как происходит в наши времена!

https://publizist.ru/blogs/108412/21940/-