КГБ. Апокалипсис. Чекисты (часть 2)

Глава из новой книги известного писателя посвящена причинам распада СССР

КГБ. Апокалипсис. Чекисты (часть 2)

 

«Столетие» представляет новую главу из книги «КГБ. Апокалипсис. Чекисты, либералы, националисты и гибель Старой площади».

**********

 

СМЕНА СТРАТЕГИИ

Если первоначально НТС (Народно-трудовой союз российских солидаристов) призывал к насильственному свержению Советской власти, то с середины 1950-х годов его стратегия стала более гибкой.

В 1957 г. по его инициативе в Гааге был проведен Конгресс за права и свободу России, который сформулировал 130 требований по реформированию советского общества, на основании чего была взята на вооружение новая стратегия, которая получила название «разбор системы по кирпичам».

Многие из этих требований затем получили распространение в диссидентских кругах Советского Союза. На рубеже 1970–80-х гг. НТС выдвинул новую идею – о «конструктивных силах», суть которой сводилась к тому, что среди советской элиты (директора заводов, ученые, военные и т.д.) постепенно набирают силу оппозиционные элементы, которые и могут со временем совершить радикальные перемены внутри советского общества.

Народно-трудовой союз регулярно направлял в СССР своих агентов, которые на конспиративном языке именовались «орлами». Они не только доставляли нелегальную литературу, но и стремились к контактам с лицами, чьи антисоветские взгляды были известны.

Цель контактов заключалась в том, чтобы направить этих лиц на путь активной политической деятельности и, по возможности, привлечь в ряды НТС. По утверждению «невозвращенца» М.В. Назарова, к концу 60-х годов ежегодно в СССР направлялось более сорока «орлов», в результате чего «за 30 лет существования этой системы закрытыми контактами в России было охвачено более двух тысяч человек».

Они объединялись в небольшие группы, которые назывались «молекулами», и между собою не имели связи. «В практике работы НТС часто отсутствует регулярная связь центра с местными точками. Поэтому каждый его член должен быть самостоятельным начинателем и организатором» (Путь к будущей России. Политические основы НТС. Посев.Б. м., б. г.).

ПОДОПЕЧНЫЕ Пятого управления КГБ СССР. Анализ материалов Московской Хельсинкской группы, использовавшей документы КГБ СССР и ЦК КПСС, показывает, что в 1975-1979 гг. службы фиксировали террористические намерения по 26-48 случаям в год, угрозы физической расправы в отношении партийного и советского актива в 1975-1983 гг. — по 72-126 случаям.

Фактов распространения документов антисоветского содержания (анонимные листовки, письма, надписи) было выявлено в 1975 г. — 10206, в 1977 г. — 10 708, в 1979 г. — 16648, в 1981 г. — 22502. Из общего числа разысканных авторов в 1975-1980 гг. около 10% состояли в КПСС и в полтора-два раза больше — в ВЛКСМ. Примерно на одном и том же уровне сохранялось раскрытие националистических и «антиобщественных» групп.

Профилактированию в 1975-1982 гг. подвергалось по 16 -20 тыс. человек в год. (Смыкалин А.С. Идеологический контроль и Пятое управление КГБ СССР в 1967–1989 гг. Вопросы истории, № 8. 2011, C. 30-40).

МОЛОДОЙ ДОНАЛЬД ТРАМП О ГОРБАЧЕВЕ

Будущий президент США Дональд Трамп, в бытность молодым человеком и успешным бизнесменом-миллиардером, побывал в Москве. В интервью журналу «Плейбой» (март 1990 года) он высказался о будущем Горбачева:

— Каковы ваши впечатления от Советского Союза?

— Не впечатлен. Вся система — это просто катастрофа. Там скоро будет революция; все к тому идет, демонстрации, пикеты. Россию понесло, и правительство об этом знает. Вот моя претензия к Горбачеву — он слишком слаб.

— А вы предпочитаете твердую руку, как в Китае?

— Когда у них на Тяньаньмэнь вышли студенты, китайцы чуть все не провалили. А потом они повели себя жестоко, чудовищно — но подавили протест силой. Вот пример пользы силы. А наша страна сейчас выглядит слабой… В нас плюет весь мир…

— А почему слаб Горбачев?

— Я думаю, его свергнут — он показывает просто невероятную слабость. У них внезапно — впервые за все это время — начались шахтерские забастовки, понизу пошло.

Все кончится революцией. Тем не менее Горбачева все нахваливают как замечательного политика — и нужно продолжать нахваливать, он СССР разрушает. Но его слабость будет стоить ему и его дружкам того, что они больше всего ценят — их работы.

КАК МАМАЙ ПРОШЕЛ

Посол СССР в США А. Добрынин вспоминал, что после Беловежских соглашений президент Буш направил в Москву для выяснения обстановки государственного секретаря Д. Бейкера, и тот узнал, что Ельцин планирует сразу после отставки Горбачева провести открытый судебный процесс над ним за доведение страны до кризиса. Пришлось Бейкеру просить Ельцина не доводить дело до такого ужасного финала. Но в «новогодней речи» Ельцин всё же не удержался и сказал: «Оставили, мол, мне Россию, будто в ней 70 лет хозяйничал враг». В.М. Черномырдин высказался в своем фольклорном стиле: «Как Мамай прошел!».

Помощник президента США Буша-старшего по национальной безопасности Б. Скоукрофт в своих воспоминаниях отмечал: «Итак, все закончилось. Действительно, произошло то, о чём я никогда не мог предположить, что это произойдет в моей жизни. Это вызывает у меня оцепенение, в это очень трудно поверить. Не то чтобы я не видел, что происходит. Я уже привык и как бы перестал замечать постоянно обороняющегося Горбачева, однако признаки быстрого развала после неудавшегося переворота были налицо. Нет, события сами по себе обозначили ясную тенденцию; дело, скорее всего, просто в невозможности для человека сразу осознать, что такое эпохальное событие может действительно происходить.

Моей первой реакцией на окончательный спуск советского флага над Кремлем было чувство гордости за ту роль, которую мы сыграли в достижении этого. Мы упорно работали над тем, чтобы продвинуть Советский Союз в этом направлении, причем таким образом, чтобы это не привело к взрыву в Москве, тем более к глобальному пожарищу, что в истории не было таким уж неожиданным событием во время смертельных мук великих империй. Мы внесли свою лепту в поиски благоприятного выхода из этой великой драмы, но ключевой фигурой заключительных сцен был, скорее всего, сам Горбачев.

При всём его блеске у Горбачева, как представляется, был один фатальный недостаток. Он был неспособен принимать жесткие решения и затем проводить их в жизнь. Он обладал прекрасным искусством тянуть время и держать нос по ветру. Когда он лично подвергался нападкам и оказывался прижатым к стене, как это не раз бывало на заседаниях Верховного Совета, он с большим мастерством и большой энергией отбивал атаки. Однако когда надо было вырабатывать и закреплять жесткие программы экономических реформ, он, как Гамлет, уклонялся от выполнения своей задачи. В то время как я называю эту тенденцию к колебаниям недостатком, с нашей точки зрения, это было благодатью.

Если бы у Горбачева были авторитарная, сталинского типа политическая воля и решимость его предшественников, то мы бы и сейчас имели Советский Союз. Это был бы обновленный и усиленный Советский Союз или, по крайней мере, он бы обладал теми качествами, которые превратили его в угрозу стабильности и безопасности Запада.

Мы неожиданно оказались в уникальной ситуации, у нас не было опыта работы в таких ситуациях, вообще не было подобных прецедентов, и мы были единственной страной, стоящей у вершины власти в мире. Это была и есть необыкновенная ситуация в истории, которая предоставила нам редчайшую возможность формировать обстановку в мире и возложила на нас ответственность поступать самым лучшим образом, чтобы выгоду от этого получили не только Соединенные Штаты, но и все остальные страны» («Фигуры и лица» приложение к «Независимой газете», М., 1998, 19 декабря, №20(21)).

28 января 1992 года президент США Дж. Буш-старший заявил: «По Божьей воле Америка выиграла холодную войну». В октябре 1992 года заместитель директора Центрального разведывательного управления США Роберт Гейтс, впоследствии министр обороны в правительствах Дж. Буша-младшего и Барака Обамы, прошел парадным шагом на Красной площади в Москве и заявил телерепортером английской компании Би-Би-Си: «Тут, на Красной площади, возле Кремля и Мавзолея, совершил я одиночный парад своей победы. Мы прекрасно понимаем, что Советский Союз можно было взять, только организовав взрыв изнутри».

«СЕМИБАНКИРЩИНА»

Рассекреченные документы США

Graham Stack (Business New Europe) Thu, Jul 8 2021 (Статья впервые была опубликована в апреле 2015 года).

Спустя пятнадцать лет после того, как тогда еще никому не известный Владимир Путин стал президентом России, аналитики до сих пор не знают, как он пришел на этот пост. Недавно рассекреченные документы администрации президента Билла Клинтона, опубликованные bneIntelliNews, показывают, что кандидатура Путина стала результатом компромисса в ожесточенной борьбе за власть в России между проамериканскими олигархами и консерваторами-«государственниками». На кону стояла не только власть в России, но и важнейший вопрос отношений России с Западом.

Российская «олигархия» пришла к власти во время переизбрания Ельцина в 1996 году, когда они использовали его опору на финансирование выборов от семи ведущих российских банкиров, чтобы «снять сливки» активов с добывающих отраслей богатой ресурсами страны.Согласно документам администрации Клинтона, которые были обнародованы в рамках обязательного рассекречивания, одним из главных идеологов созданной тогда олигархической системы России был российско-израильский банкир и медиамагнат Владимир Гусинский, владелец Мост-банка и телеканала НТВ.

Гусинский прибыл на встречу-обед с представителями посольства США в ноябре 1996 года с важным посланием: — олигархи остаются, но США не должны их бояться. Олигархия является подходящей системой управления для России и поведет страну проамериканским курсом.

«Россия, – пояснил Гусинский, – не является демократической или европейской страной; это азиатская страна», – сказал он, согласно записям посольства, при этом имя Гусинского было вымарано, но подразумевалось. «Страной управляет олигархия, неотъемлемой частью которой являются такие бизнесмены, как он, и так будет продолжаться ещё в течение определенного времени», – сказал Гусинский дипломатам США.

«Наши друзья на Западе» были правы, критикуя олигархов в прошлом, – сказал он, – но теперь они [олигархи] взяли на себя «ответственность за национальные интересы России».

Гусинский «не отрицал, что многие российские бизнесмены, включая его самого, занимались сомнительной деятельностью, особенно когда они начинали свой бизнес и накапливали капитал». «Тем не менее, – сказал он дипломатам, – теперь появился ряд крупных бизнесменов – например, семь банкиров Березовского [сам Борис Березовский, Владимир Гусинский, Михаил Фридман, Владимир Виноградов, Александр Смоленский, Михаил Ходорковский, Владимир Потанин], которые стали настолько сильными и влиятельными, что им больше нет нужды заниматься подобной деятельностью, и они ею больше не занимаются». Гусинский утверждал, что заявления о связях олигархов с организованной преступностью распространяются российскими спецслужбами с целью остановить бегство капитала.

Как сказал американским дипломатам Павел Гусев, издатель и редактор ведущей российской газеты «Московский комсомолец», «заместитель председателя Совета безопасности Березовский – фигура опасная. Он чистый мафиози, и его назначение является доказательством того, что крупные преступные группировки достигли высших уровней правительства».

Олигархи пришли к власти в то же самое время, когда НАТО начало свое неоднозначное продвижение на Восток. По данным американских дипломатов, они столкнулись с мощным глубинным неприятием этого движения. «Утверждения о нежелательности расширения НАТО и необходимости «специальных соглашений» раздавались постоянно везде и всюду и при каждой встрече», – писали американские дипломаты в 1997 году.

Открытая поддержка олигархами экспансии НАТО, возможно, усилила подозрения в отношении западного альянса среди консервативных фигур во внешней политике и элите России, которые опасались, что олигархи готовы продать свою страну Западу.

Дипломатические депеши показывают, как конкурирующие внешнеполитические позиции – проамериканские и ориентированные на Россию – были быстро вовлечены во внутреннюю борьбу за власть и деньги в конце эпохи Ельцина. Борьба Березовского за политическое доминирование над Примаковым, которого он называл своим «идеологическим противником», шла параллельно с противодействием Примакова деловой практике Березовского в 1999 году.

Примаков стал премьер-министром в сентябре 1999 г., после дефолта России в августе 1998 г. К началу 1999 г. он был очень сильным претендентом на пост президента, выборы должны были состояться в марте 2000 г., а Ельцину нельзя было баллотироваться в третий раз. При Примакове госструктуры начали проводить проверки бизнес-империи Березовского. В то же время Примаков выступил против военных действий Запада против Сербии Слободана Милошевича.

В документах говорится, что в мае 1999 года Березовский напрямую пытался заручиться поддержкой США, чтобы сместить Примакова с поста премьер-министра и тем самым свести на нет его президентские амбиции.

В действительности Ельцин уволил Примакова 12 мая, вызвав шок в российской политике. Преемником Примакова Ельцин назначил Сергея Степашина, но шесть недель спустя заменил его политически неизвестным Владимиром Путиным.(…)

Через год после того, как Березовский сговаривался с США свергнуть Примакова, президентом стал Владимир Путин, а Березовский был на пути к выходу.

Березовский, похоже, не ожидал, что Путин подрежет политические крылья олигархов, возможно потому, что для него и его собратьев-олигархов политическая и экономическая власть и были одним и тем же. Путинская идеологическая смесь капитализма и консервативного авторитаризма была новой политикой для России, она использовалась для бинарного противостояния как просоветским государственническим силам, так и сторонникам прозападной политики невмешательства.

Березовский не спешил. «Путин идет по пути Перона или Пиночета – не ищет авторитарного государства как такового, а преследует цель построения демократического государства авторитарным путем», – сказал Березовский американским дипломатам в конце 2000 года.

Путин был не только против олигархов, но и с подозрением относился к их проамериканским политическим предпочтениям. «Путин не боится ни США, ни НАТО, но считает, что США занимают позиции, противоречащие интересам России», – предупредил Березовский.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ДОКУ ГАПУРОВИЧА ЗАВГАЕВА, председателя Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР на Съезде народных депутатов:«Ложный, ничем не подкрепленный оптимизм руководителей страны должен тревожить и настораживать всех. Мы не можем дальше спокойно созерцать, как политика разбойничает в экономике.

Провозгласив рыночную экономику, Правительство и Верховный Совет пытаются слепо и неуклюже копировать Запад, забывая о том, что мы не Запад, и никогда им не будем. У нас свой уклад жизни, свои духовные представления и ценности, своя история и свое будущее. (…)

Выход видится в решительном избавлении не только от такой политики, но и от тех некомпетентных, но удачливых приспособленцев, которых слишком много собралось в руководстве большинства министерств и комитетов.(…)

Известно, что в регионах страны действует немало различных общественных движений, которые проводят большую работу по стабилизации политической обстановки, сохранению гражданского согласия и мира, однако они не получают должной поддержки.

Зато обласканы самозваные группировки людей, называющие себя конгрессами, партиями и тому подобным, за фасадом которых собрались известные профессиональные преступники и мафиозные кланы, неистово рвущиеся к власти, желающие стать государственными деятелями.

И их без разбора воспринимают здесь, как выразителей общественного мнения того или другого народа, принимают почти на всех уровнях российского руководства, устраивают им приемы. Все это помогает коррумпированным кланам, эксплуатируя национальную идею, фактически нагнетать хаос, под прикрытия которого грабится все национальное богатство.(…) Ими фактически подготовлена и спровоцированная гражданская война.(…)». (VIII (внеочередной) Съезд народных депутатов Российской Федерации. 10—13 марта 1993 года. Стенографический отчет. «Республика». М., 1993. С. 109 – 11).

ПРИЗНАНИЯ АНАТОЛИЯ ЧУБАЙСА

В 1995 г. А.Б. Чубайс в интервью «Российской газете» сказал: «Вы знаете, я перечитывал Достоевского в последние три месяца. И я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски».

С тех пор прошло немало времени, и вот в беседе с Петром Авеном мы услышали следующее.

«Авен: Когда мы пришли в 1991 году в правительство, у нас была некая модель мира. Во многом, конечно, это была модель западной демократии. К этому страна была не готова. Но моя модель счастливого будущего не поменялась, она у меня такая и осталась.

Чубайс: А у меня меняется. Если народ, в отличие от тебя, считает, что Родина выше свободы, то, во-первых, он имеет право так считать. А во-вторых, если мы живем в этой стране, то к этому надо отнестись всерьез. А не отмахиваться, не говорить, что конец истории уже наступил, вы просто отстали, вы еще сейчас к нам подтянетесь, и все будет хорошо. (…)

А: В 1991 году мы пришли с ясным пониманием того, что мы хотим делать. У нас была модель будущего, которое мы хотим построить.

Ч: Прежде всего, я считаю, что пришло время к нашей модели, с которой мы пришли и за которую мы боролись, отнестись критично, сказать самим себе, в чем мы были правы, а в чем мы были не правы. Я считаю, что мы были не по размеру той задачи, за которую взялись.

А: Ты имеешь в виду команду Гайдара?

Ч: Да, я имею в виду нашу команду, команду Гайдара. Поразительно, что у нас получилось построить рыночную экономику, но мы же вроде как претендовали даже на большее. Были партии «Демократический выбор России», «Союз правых сил». (…)Так вот, в итоге: задача под названием «Политическое и духовное переустройство страны» не по плечу 25 мальчикам-интеллектуалам из Москвы и Ленинграда, которые страну по-настоящему не знали. То есть, как выяснилось, 25 человек могут построить рыночную экономику в стране такого гигантского масштаба, как Россия.

Для этого нужны фундаментальные знания, для этого нужна какая-то воля, организационный потенциал. А вот для того, чтобы перестроить жизнь в стране, нужны совершенно другого масштаба внутренние ресурсы.Ими обладал Борис Николаевич Ельцин, ими обладал Виктор Степанович Черномырдин, с моей точки зрения. Но их двоих было недостаточно.

А:У нас в 1990–1992 годах был значительный рычаг. Власть была. Рычаг, конечно, мы не использовали совсем.

Ч:Да, это правда, но я как раз считаю, что всей этой власти было недостаточно с точки зрения того потенциала, которым обладали мы сами. Мы маловаты по отношению к этой задаче. Она не была задачей всенародной, у нас не было подлинного понимания того, что такое Россия». (Авен Петр. Время Березовского. Издательство АСТ, Corpus. М., 2019. С. 712 – 719).

АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН О РАССТРЕЛЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РСФСР

В 1993 г. «События 3–4 октября– совершенно неизбежный и закономерный этап в нашем мучительном и долголетнем пути освобождения от коммунизма… После событий 3–4 октября можно только выразить неуверенную надежду, что хоть теперь, может быть, народ станет жить немного лучше». (Александр Солженицын о России накануне выборов // Русская мысль. 1993. 28 октября – 3 ноября) «Нынешнее столкновение двух властей – совершенно неизбежный и закономерный этап в мучительном и долгом пути освобождения от коммунизма». (А.И. Солженицын. Избранные сочинения. Т.3. Ярославль. 1997. С. 463).

МАЙКЛ МАКФОЛ, ЭКС-ПОСОЛ США В РФ:«Байден и его команда должны сделать все возможное, чтобы провести грань между Россией и русскими— между Путиными русским народом. (…)

Но Путин не будет править Россией вечно. Когда-нибудь, в один прекрасный день после смены руководства, а, может даже, ироссийской системы правления появится возможность улучшить отношения между Вашингтоном и Москвой.

Сдерживая Путина в США и за рубежом, взаимодействуя сего режимом там, где это целесообразно и возможно, и обращаясь непосредственно к русскому народу, администрация Байдена сможет начать закладывать для этого основу, приближая этот день, каким бы далеким он ни был».(«Как сдержать путинскую Россию». Журнал Foreign Affairs, январь 2021 г.).

ИСТОРИЯ – ЭТО ТАЙНОЕ ОРУЖИЕ

…«Золотой век Америки» был омрачён только холодной войной. В середине 1950‑х годов стратегическое руководство страны оказалось перед необходимостью сменить стратегические императивы, предусматривающие превентивный разгром СССР и Восточного блока с помощью массированных ядерных бомбардировок (план «Дропшот», первая редакция— 1948 год).

Во-первых, у СССР появилось собственное атомное, а затем и термоядерное оружие. Во-вторых, военные эксперты пришли к выводу, что даже идеальное осуществление плана бомбардировок принесёт Советскому Союзу меньшие потери, нежели немецкое наступление на Сталинград в1942 году— атомные бомбы того времени были скорее оперативно-тактическим оружием. Наконец, в‑третьих, расцветающая Америка 1950‑х годов, страна беби-бума, совершенно не стремилась к большой горячей войне с вероятными значительными потерями среди мирного населения.

Пересмотр военной доктрины занял много времени, окончательно новая стратегия оформилась уже после Карибского кризиса 1962 года. Она предусматривала блокаду, то есть сочетание технологического превосходства и экономического давления… Можно сказать, что с конца 1950‑х — начала 1960‑х годов США реализовывали против СССР блокадную психоисторическую стратегию…

Но хозяйство СССР было, в значительной степени, замкнутым и во внешней торговле нуждалось слабо. Демонстрация же высокого уровня и качества жизни американцев особого впечатления на русских не производила — отчасти из‑за железного занавеса, отчасти из‑за многовековой русской традиции аскезы.

К концу 1960‑х годов стало понятно, что блокадная «коррелианская» стратегия нуждается в уточнении. Началась гонка вооружений. В отличие от ракетно-космической, где Штатам требовался результат, здесь был важен сам процесс. Посуществу, это была стратегия «экономического размена»: сломать более слабую экономику, обременив её необходимыми, но непроизводительными затратами.

Поначалу это принесло плоды— в 1970‑е годы СССР вступил в перманентный экономический кризис, что, прежде всего, проявилось в замораживании капитального строительства. Тем не менее напряжение вгонке вооружений Союз без особого труда выдерживал, и для США стало понятно, что ситуация становится обоюдоострой: американская «экономика потребления» перегрета, военные расходы огромны, и не позднее середины 1980‑х страну ждёт кризис потребительского кредитования с последующей депрессией.

С другой стороны, СССР в середине 1980‑х с очевидностью ждал поколенческий кризис и смена элит. То есть «игра» стала сложной и рискованной для обеих сторон, что провоцировало использование психоисторических техник. Здесь у США было явное преимущество, поскольку «американская психоистория» была создана вначале 1950‑х и уже в1960‑е использовалась для нужд управления.

В СССР руководство страны всё ещё пользовалось устаревшими марксистскими схемами начала XX века, попытка И. Ефремова создать новую модель исторического развития («Час быка», 1968 г.) не привлекла внимания, да отчасти и запоздала…

Психоисторики США пришли к выводу, что идеологической основой советской империи является коммунистическое мессианство, гордость за армию и победу в Великой Отечественной войне, успехи в космических исследованиях и ядерной энергетике, а также высокая оценка своей культуры. Было понятно, что разрушение общего идеологического поля уничтожит «новую историческую общность людей — советский народ», что приведёт к лавине этнических конфликтов…

Это означало, что основным фронтом холодной войны становится геокультурный. Для психоистории, даже ранней, вывод вполне естественный, а вот классический марксизм считает культуру «надстройкой», полностью подчинённой экономическому «базису» и неиграющей самостоятельной роли. Поэтому геокультурное наступление США не встретило сопротивления.

К середине 1980‑х не только массы, но и значительная часть советской элиты признала абсолютное превосходство американских технологий, и, в ещё большей степени — превосходство американской культуры, прежде всего — музыкальной и кинематографической…

После короткого переходного этапа «гонки на лафетах» Генеральным секретарем ЦК КПСС становится М. Горбачёв, и в СССР начинается перестройка. Как ни странно, с психоисторической точки зрения это был самый опасный момент для США.

Перестройка могла пойти вдвух направлениях — в сторону распада СССР и в сторону его коренной трансформации в динамическую сверхкорпорацию, эффективно действующую на мировых рынках…

(Сергей Переслегин. История как предмет управления. «Изборский клуб» № 7-8 (93-94), 2021).

Специально для «Столетия»

Святослав Рыбас

02.11.2021

https://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/kgb_apokalipsis_chekisty_chast_2_780.htm

КГБ. Апокалипсис. Чекисты (часть 2)

 

От редакции сайта:

Их — наших предков — Запад во внимание не принял.