Как птица Феникс…

23.08.2015-феникс-original

Как не предвзято, с позиции стороннего наблюдателя, не обременённого привязанностями, предпочтениями, субъективным подходом к вопросу феномена России, как геополитического образования с многовековой историей, попробовать разобраться в её способности, раз за разом, восстанавливаться после череды, казалось бы, убийственных для неё экспериментов?

История страны, как старинная незаконченная картина, испещрена кракелюрами разночтений, покрыта мазками ярких, сочных красок и поблекших, едва различимых полутонов когда-то случившегося. Неясные пятна подмалёвки будущего ещё ждут многого труда над полотном.

Возможно ли, не профанируя, но и не подходя к теме сугубо профессионально, как скажем, критик, до последнего штриха разбирающий картину художника, и порой приписывающий её содержанию смысл, который автор и не собирался в неё вкладывать, понять замысел мастера? Отнестись к этому вопросу не с подачи некоего мэтра, а с точки зрения просто ценителя живописи, воспринимающего картину скорее не детально, а в общем, опираясь непосредственно на свой багаж знаний, больше интуитивного отношения к представленной работе.

Ни в коей мере не претендуя на неоспоримость сделанных выводов, тем не менее, оставить за собой право на своё собственное мнение. Такое отношение к предмету, со свойственным ему юмором, некогда озвучил Бернард Шоу. В ответ на упрёк, что сам он де, не написав ни одной картины, так резко критикует чью-то работу,  он ответил: «Но могу же я говорить о качестве омлета, хотя я в жизни не снёс ни одного яйца?».

История, как таковая, несмотря на парадоксальность подобного заявления, наука неточная. В отличие от математики, в ней дважды два не всегда четыре.

Единственное, с чем можно согласиться, это с датами тех или иных знаковых событий, которые подтверждаются летописцами разных народов, населявших цивилизационное пространство в тот, или иной исторический промежуток времени.

Кто и как будет дописывать историческую картину России, вопрос до сих пор открытый…

Как и с чем она подошла к этому моменту, можно попробовать проследить, не принимая за основу чью бы то ни было сторону.

Итак. Первые упоминания о Руси относится к IX веку н. э.

Далее междоусобицы русских князей, монголо-татарское иго, извечная тяга западных соседей подмять под себя нарождающееся государство, или на худой конец отщипнуть от него лакомый кусок.

Отсутствие союзников и постоянная борьба за своё существование в одиночку, без надежды на чью-либо помощь, сформировали характер русичей, научили их идти своим путём, не считаясь с посторонним мнением и попытками давления извне.

Самостоятельный выбор элитой православной веры для своего народа, наиболее подходящей по её мнению для уже формирующегося менталитета будущей нации.

Собирание земель, осваивание новых территорий, и как следствие, образование независимого государства (не путать с незалежным), это свершившийся факт, отмахнуться от которого невозможно, как бы этого кому-либо не хотелось.

Киевская Русь, Гардарика, Московия, огромная страна, своей ещё неосознанной мощью раздражающая и пугающая тогдашнюю Европу.

Смутное время. Вожделенная, казалось бы, сбывшаяся мечта кичливых поляков о великой Польше от моря до моря, приведшая их к позорному бегству из Москвы.

Снова поднявшаяся с колен Русь, ставшая от очередной напасти только сильнее.

А потом состоявшаяся Россия, от соседства с которой у той же Польши до сих пор поджилки трясутся, да и не у неё одной.

Заложил постройку корабля державы Российской царь Петр, начавший с того (к чему скромничать), что не просто прорубил окно в Европу, а ничтоже сумняшеся, взял да и снёс мешавшую проходу одну из стен европейского дома вместе с пристройками.

Боярская Русь, пусть со скрежетом, из под палки, становится европейским государством, не спрашивая на то разрешения у самой Европы. С Россией уже нельзя было не считаться, нравилось это тогда кому-то, или нет.

Правление Екатерины II, пик могущества России. По словам современника графа Безбородко, «ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела».

Речь сейчас не идёт о «потёмкинских деревнях», рабском положении народа, казнокрадстве, восстании Емельяна Пугачёва и прочих внутригосударственных проблемах. Европа того времени тоже не благоденствовала. Одна «Великая революция» чего Франции стоила.

Самозванец Буонапартий узурпировал власть, объявил себя императором Наполеоном I, и вверг «восхищённую» Европу в серию войн, которые закончились полной победой Русского воинства, взятием союзными армиями фельдмаршалов Блюхера и Шварценберга (состоящих главным образом из русских корпусов) подступов к Парижу. Столица Франции капитулировала, компенсировав горечь поражения таким ценным приобретением, как сеть заведений общественного питания под общим названием «бистро».

Интересен другой факт.

Военная кампания 1812 – 1814 гг. привнесла знаковое, присущее только России понятие – Отечественная война.

Не было, и нет в других государствах мира такого определения для войн.

Мог ли Наполеон, считавший, что несёт просвещёние и освобождение от рабства народам «варварской Московии», всерьёз ожидавший, что население будет встречать его как спасителя, предположить, что вместо хлеба с солью, он получит «дубину народной войны».

Дубину, которая, по словам Льва Толстого «…поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

Умение народа консолидироваться в минуты опасности, забывая о прежних обидах, причинённых власть предержащими, и вставать на защиту своей земли, никогда не учитывалось захватчиками.

Причина такого непонимания сути русского характера отнюдь не отсутствие умов в просвещённой Европе. Нельзя просчитать то, существование чего даже не предполагается, что не вписывается в рамки образа мыслей европейцев, не соответствует стандарту их многовекового жизненного уклада. Для них партизанская война и сожжение своей духовной столицы, это не более, чем варварство.

Разве французские крестьяне уничтожали свои поселения, а парижане сожгли свой город? Нет. Горела ли земля под ногами врагов? То, что русские враги, пришедшие отомстить за поругание своего отечества, вряд ли у кого вызывало сомнение. Не было никакого противления. Войну проиграла армия, значит, проиграла страна.

«Вienvenue» в новые реалии. Население приняло поражение, как данность, уже готовое к грабежам, расстрелам, «избиению младенцев» и прочим сопутствующим напастям. Ведь именно так поступили бы они, окажись победителями. Но враг оказался благородней поверженного противника, и население, облегчённо вздохнув, приспособилось к ситуации, и продолжило заниматься своими насущными делами.

В этом, пожалуй, коренное отличие менталитета русского человека от западного.

Можно победить армию, склонить к признанию своего поражения правительство, но нельзя победить народ, не признающий своего поражения, его можно только уничтожить.

Но как уничтожить народ, который нельзя победить в прямом противостоянии?

Ответ лежит на поверхности – пусть он уничтожит себя сам.

Какой самый действенный способ развала страны изнутри? Правильно. Революция. Кто направит народные массы на свержение законной власти? Люди, которые сами этой власти жаждут, но не имеют. Вывод. Надо всячески поддерживать таких людей, оказывать им всё возможное содействие, тем самым поставив их на службу своим интересам.

Неблагозвучное и понятное слово переворт, меняется на романтичное и непонятное — революция (от позднелат. revolutio – переворот), и всё чинно, благородно. А то, что любая революция, это насилие над естественным ходом истории, попытка бежать впереди паровоза, так это не у нас, пусть её последствия расхлёбывает страна, которая «повелась» на идеи этой самой «рэволюции».

Разве такое важное событие для России, как отмена крепостного права в 1861 году была следствием революции? Конечно же, нет. Это была объективная необходимость перехода государства на новый уровень капиталистических отношений, высвобождения рабочих рук для развивающейся промышленности. Четыре года спустя в Соединённых Американских Штатах отменили рабство. Кто-то всерьёз может предположить, что прагматичные американцы почём зря молотили друг друга в гражданской войне ради свободы несчастных негров? Не смешите, причина была та же, что и в царской России.

К русско-японской войне положение народа было невыносимо? А что, в «европах» и «америках» было чем-то лучше? У кого-то был восьмичасовой рабочий день и два выходных в неделю, оплачиваемый отпуск и достойная оплата труда? Не было. Это легко проверить.

Тогда почему революция случилась именно в России? Невтерпёж?

Но ведь дождались же отмены крепостного права, дождались бы со временем и прочих реформ, на благо государства и народа. Зачем же сразу в соотечественников из ружей палить, бомбы в них кидать… «По совести говоря, всё это глупость и преступление» (цитата, правда, по другому поводу, Максима Подберёзовикова из кинофильма «Берегись автомобиля»).

Потому что только благодаря ей, Первой русской революции, Японии удалось выиграть войну, которую к 1905 году она вела на последнем дыхании.

Или снова кто-нибудь с уверенностью осмелится сказать, что 45 миллионная Япония, которая из средневековья-то выбралась только в конце XIX века, смогла бы противостоять России, затянись война хотя бы на год?

Только создание серьёзных внутренних проблем в России (и их создали, не без помощи европейских «друзей»), помогло Японии одержать пусть не убедительную, но победу.

Россия, выбрав из двух зол меньшее, что лишний раз вызывает сомнение в мощи японской военной машины, подписала 23 августа 1905 года в американском городе Портсмуте мирный договор с японцами, и занялась наведением порядка в державе.

Западные же страны, оценив эффективность революционной деятельности для ослабления извечного противника, продолжили эту практику, находя среди либерально настроенной интеллигенции  потенциальных предателей и провокаторов.

Уже тогда подобная публика вызывала среди патриотично настроенных граждан чувство неприятия, и даже брезгливости.

Первая мировая война. Переоценившая свои возможности кайзеровская Германия, проигрывая Антанте, пошла по проторенному пути, поспособствовав созданию в России революционной ситуации.

В мае 1918 года, к разделу германского пирога, подоспели американцы. Несмотря на выход из войны основного противника России, уже начавшей вкушать все «прелести» гражданской войны, Германия не смогла противостоять коалиции, вдобавок наступив на проверенные грабли уже своей революции в ноябре 1918 года, и 28 июня 1919, была вынуждена подписать Версальский договор.

Революция же в России напоминает сказку об Иване-царевиче, и Василисе Прекрасной. Не поторопись Иван, не сожги он в печи лягушачью шкурку, уже через три дня мог бы наслаждаться обществом своей ненаглядной. Ан нет, нужно было нахлебаться от ста бед, чтобы получить то, что и так держал в руках.

Революция, как бы она не называлась, буржуазной, социалистической, кроме смены правящих элит в стране, как правило, не несёт никакого существенного улучшения уровня жизни, и каких-то значимых свобод населению.

Когда эйфория от вольного воздуха революции проходит, то оказывается, что всё возвращается на круги своя, в той или иной степени.

Об этом говорила в своём пророческом стихотворении свидетельница октябрьского переворота в России поэтесса Зинаида Гиппиус: «И скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой, Народ, не уважающий святынь!».

Вот народ, купившись на «прелестные грамоты», то бишь, лозунги вроде «Землю крестьянам, фабрики рабочим, власть Советам!» и отвёл душу, громя храмы, пуская на дрова иконы, руша вековые традиции с радостными припевками: «Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем!».

За это всё ему, народу, и была отмерена полная чаша, только хлебай.

Вместо того, чтобы почивая на лаврах победы над кайзером делить контрибуцию с Антантой и «присоседившейся Америкой», теперь уже Советская Россия получила гражданскую войну от донских степей до Тихого океана, разруху и множество врагов, ещё недавно бывших союзниками.

Казалось бы всё, кончилась страна… Но снова, как и в прежние лихие годины, народ, крепкий русским духом выстоял, поднялся в уже новой ипостаси и новой стране.

Одна беда, из тех кто «был ничем» очень немногие стали «всем». Остальные, согласно пожеланию булгаковского профессора Преображенского, занялись своими прямыми обязанностями, «чисткой сараев».

Уничтожив и разогнав по чужбине цвет нации, веками взращиваемый и лелеемый державой Российской для службы государству, народ получил взамен прежней элиты, сомнительного происхождения новую, из нарицательных «шариковых» и «швондеров», с лёгкой руки всё того же прозорливого Булгакова.

«Мудрый» вождь, с молчаливого согласия терпеливого и доверчивого народа, добил «буржуев», духовенство, казачество, крепких крестьян и прежнюю, не принявшую новую власть интеллигенцию. Затем избавился от старой гвардии профессиональных «рэволюционеров», хорошо зная эту публику, и справедливо полагая, что через какое-то время они бы снова начали бузить, вставляя палки в колёса уже не «ненавистному царскому режиму», а нынешней власти, то есть ему.

Ничего нового. Так было всегда, со времён Великой французской революции до Великой Октябрьской…

«Революция пожирает своих детей», — заявил перед казнью  Жорж Жак Дантон. Кому, как не ему об этом знать.

И снова, благодаря неимоверным усилиям русского, переименованного в советский, народа, вопреки «руководящей и направляющей силе» преступников и самозванцев, удалось создать мощное государство, переломить хребет фашистской Германии и её сателлитам. Восстановить страну после небывалой в истории человечества войны, поднять на мировой уровень науку промышленность и культуру.

И ради чего, позвольте спросить?

Для того, чтобы «молодые реформаторы», внуки всё тех же «шарико-швондеров» затеяли очередную «перестройку», осудили и отбросили в сторону, как ненужный хлам, семь десятков лет непростой истории страны, разбазарили собираемые царями и теперь оплёванной Советской властью земли, развалили армию, промышленность, сельское хозяйство, науку?

Чтобы унижено ползать на коленях перед западными «гуру», которых предки россиян на протяжении столетий драли в хвост и гриву? Вот ради этого?

И кто же стал управлять сим «разрозненным» хозяйством?

Правнуки «швондеров» и «шариковых», более  наглые, жадные и беспринципные.

Ещё двадцать с лишним лет безвременья и позора на радость врагам, терпеливо ждавшим этого момента без малого тысячу лет.

И опять, уже в который раз, на глазах преждевременно торжествующего победу Запада, страна, подобно птице Феникс, восстаёт из пепла.

Строятся храмы, отдано должное русскому воинству Первой мировой войны, реабилитирована, и даже канонизирована царская семья, возвращены честные имена дворянам, казачеству, офицерам и солдатам Белого движения. Возвращён Крым и славный Севастополь.

Прошёл грандиозный парад, посвящённый 70-летию Великой победы и поражающая своими масштабами акция «Бессмертный полк»…

Но нет покоя, как нет и уверенности в завтрашнем дне. И дело не в бряцающих оружием ворогах (партнерах) у Российских границ. Эка невидаль! Они всегда бряцали, получали по сусалам, и уползали, поджав хвосты по своим норам, не в них беда.

С внешними врагами, Бог даст, Россия справится, ей бы внутренних одолеть. Они ведь никуда не делись, они даже не прячутся, открыто гадя стране, в которой живут.

Нравственные потомки подонков, писавших поздравление с победой в войне микадо, наплевав на потерю 270-ти тысяч соотечественников, в том числе 50-ти тысяч убитыми, снова безнаказанно глумятся над страной и народом. Блеющая, измельчавшая до неприличия псевдоинтеллигенция, как и сто лет назад, никак не определится, что же ей, в конце концов, хочется, «не то конституции, не то севрюжины с хреном» сожрать. Селекционированная из «шариковых» аристократия, один вид которой вызывает приступы тошноты, мнит себя столпами общества.

Одуревшие от безнаказанности казнокрады. Набобы-«новоделы», «заработавшие» миллиарды, повизгивая от страха потерять «нажитое непосильным трудом», носящиеся по всему миру, в поисках местечка, чтобы припрятать (чего уж там…), награбленное. Вышедшее в тираж ворьё, называющее себя оппозицией, балаганные шуты и шулеры, холуи, живущие на подачки своих заокеанских господ, видящие себя во главе государства, омерзительные в своём, до дрожи в конечностях, желании присосаться к госкормушке. Далеко небедные бессеребрянники, адепты-реаниматоры коммунистических идей. Никчёмная, бездарная «богема», готовая попиариться на чём угодно, хоть на продаже родины…

Куда девать всё это вечно жрущее, ненасытное крысиное племя?

Все они, подобно паразитам, облепившим дно корабля, тормозят его ход, тянут ко дну. Требуется срочное килевание, для того, чтобы корабль под названием «Россия», смог беспрепятственно продолжить свой путь.

Пойдёт ли капитан на хлопотливый и трудоёмкий ремонт, пока ещё на это есть время, пока команда верит, и готова к работе и дальнему плаванию?

Андрей

http://вперёдроссия.рф/blog/43232118536/Kak-ptitsa-Feniks…?utm_campaign