Из прошлого Клайпедского края


Из прошлого Клайпедского края


От редакции сайта.

Совершенно случайно открылась возможность познакомить наших читателей с исследованиями историка Клайпедского Университета доктора Аруне Арбушаускайте. Публикуем первую часть ее труда на русском языке, известного только научной общественности Литовской республики.

С согласия автора статья адаптирована для широкой массы читателей.

Социально-политические условия положения коренного гражданского населения Клайпедского края в 1945-1960 г.г.

Аруня Люция Арбушаускайте

Клайпедский Университет

Любое исследование советского прошлого, особенно послевоенного, до сих пор остается и новым, и актуальным.

Целью данной статьи является определение и уточнение социально-политических условий, в которых оказались коренные жители Клайпедского края в 1945-1960 годах и которые детерминировали массовый их отъезд из Родины.

Автор ставит перед собой две задачи:

-дать наиболее полную картину происходившего и, тем самым,

-обнародовать ранее неизвестные факты и документы.

Исследование основано на анализе архивного материала, собранного автором как в архивах Литовской Республики, так и в России в течении 1992-1998 годов.

Большинство документов находились в бывших секретных и специальных фондах. Среди документов – директивы официальных структур всех уровней власти, переписка и протоколы, отчеты и докладные записки ведомств и разных организаций.

Документы нижних эшелонов власти изобилуют ошибками правописания и арифметики, большинство документов на русском языке, топонимика и фамилии в них часто искажены. На все приводимые в статье цифры следует смотреть только ориентировочно.

Многочисленные нестандартизированные интервью с бывшими и нынешними жителями Клайпедского края помогли восстановить фон событий и многие детали происходившего.

Административный статус региона

Клайпедский край стал новой административной единицей на основании 99 статьи Версальского Договора в 1919 году, когда северная часть Восточной Пруссии была отторгнута от Германии, проигравшей Первую мировую войну.

Данная территория занимала площадь в 2 848 квадратных километров, административное деление было: город Клайпеда, Клайпедский, Пагегяйский и Шилутский уезды. На территории было 65 волостей, 30 городков, 551 деревня. В 1939 году в крае насчитывалось 153 тысячи жителей.

Историческое пространство бывшего Клайпедского края –Memelgebiet – после Второй мировой войны никогда не восстанавливалось в прежних границах.

Административный статус региона обсуждался уже 22 ноября 1944 года на бюро ЦК ЛКП(б). Первоначальный план наметил создание двух уездов: Клайпедского в прежних границах и Шилутского – к прежним его границам присоединив шесть волостей от Пагегяйского уезда: Катичяй, Ноткишкяй, Рукай, Пагегяй, Пиктупенай и Вилкишкяй. Остальные три волости – Смалининкай, Вешвиле и Лауксаргяй– предполагалось присоединить к Таурагскому уезду. [1A]

Однако 8 июня 1945 года бюро ЦК ЛКП(б) утвердило такое административно-территориальное деление Клайпедского региона: Клайпедский уезд (16 волостей, выделив Прекуле в непосредственное подчинение уездного исполкома), Пагегяй (16 волостей), Смалининкай и Пагегяй – в непосредственное подчинение уездного исполкома) и Шилутский уезд (15 волостей), Русне и Шилуте – в непосредственное подчинение уездного исполкома).[1B]

Наименования административных единиц неоднократно менялись- сответственно административному делению республики. В разное время это были уезды, области, районы. Сегодняшняя Клайпедская апскритис (округ) вдвое превышает бывший Клайпедский край и с научной точки зрения никак нельзя соотнести эти два понятия. Однако в тот период, который анализируется в статье, границы региона остаются более-менее адекватными историческому Клайпедскому краю.

Социально-политические характеристики региона

Особой чертой этого региона раннего послевоенного времени было то, что территория края была прямо таки напичкана войсками. До 4 июля 1946 года действовало военное положение со всеми из того факта вытекающими ограничениями. Своеобразный колорит времени и региону придавал и Клайпедский лагерь военнопленных N 57 со своими филиалами по всей территории.

Части действующей армии с боями ушли, а в регионе осталась 6 ударная армия (командир генерал полковник Гришин), которая под видом сбора металлолома опустошала оставленные людьми хозяйства и усадьбы. Деятельность советских трофейных армий (от редакции сайта — неточность в применении военной терминологии: специальные части занимались не только сбором трофеев, но и разминированием объектов, исполнением различных функций), как и тема военных репараций, была вплоть до развала СССР недоступной темой, поэтому не существует никакой научной разработки ее.

Однако в архивах Литвы можно найти достаточное число косвенных документов, которые приоткрывают завесу неизвестных фактов. Это и донесения армейских служб, и переписка по линии исполнительных комитетов или партийных комитетов с республиканскими институциями, это и переписка республиканских структур с союзными.

Эта тема еще ждет своего исследователя, а здесь приводится выдержка из донесения начальника Клайпедской опер.группы капитана госбезопасности Кузьмина, которая в обобщенном виде раскрывает складывающуюся ситуацию: «… Проведенной немцами пропагандой местное население запугано. Запугиванию населения способствуют некоторые военнослужащие из трофейных и хозяйственных подразделений, которые ходят по деревням, собирают бесхозный скот и имущество, нередко отбирают у жителей последнюю корову и ценности, угрожают расстрелом.

Не редки случаи, когда отобранный у местных жителей скот уводится на Литовскую территорию и меняют на самогон. Имеют место факты изнасилования женщин.» (1д)

Здесь стояли пограничные войска: 23, 95, 97 и 115 ПО, до августа 1945 года к оперативному сектору были прикомандированы и пограничные части Охраны Тыла Ленинградского фронта.

29 июня 1946 года постановлением Совета Министров СССР № 1435-631сс на значительной части Клайпедского края была установлена запретная пограничная зона и 2-х километровая пограничная полоса, а на побережье Балтийского моря – запретная береговая пограничная полоса.

В ее входили Дарбенская и Палангская волости Кретингского уезда, и Калотская волости Клайпедского уезда и Куршская коса на всем ее протяжении. Всякая хозяйственная деятельность, проживание и передвижение в этих зонах регламентировались пограничным режимом.

Существовала специальная система паспортов и пропусков, которая надолго ограничила социальные связи между людьми. Например, только 16 июля 1949 года курорт Паланга был исключен из запретной береговой пограничной полосы; тогда был открыт свободный въезд без пропусков в Палангу и курортный пригород г. Клайпеды – Гируляй, хотя последний из пограничной зоны окончательно вычеркнут лишь в 1951 году.

Сам город Клайпеда вплоть до начала шестидесятых годов считался пограничным городом с режимом первой категории.

Сразу после освобождения Литвы Красной Армией вся республика была разделена на сеть оперативных секторов.

Оперативные сектора НКВД-НКГБ на территории Литвы были созданы по указанию Л.Берия. Организаторами и руководителями оперативных секторов были кадровые офицеры НКГБ Советского Союза и Красной Армии.

В декабре 1944 г. – январе 1945 г. В НКГБ Литовской ССР прибыло 128 человек оперативных работников, прикомандированных для проведения и обучения оперативной работе в республике (1). Первоначально, уже с декабря месяца 1944 года на территории республики действовало 9 оперсекторов.

Основной целью их деятельности было организовать оперативную, агентурную и следственную работу на местах, сплотить усилия для борьбы с бандитизмом и национальным подпольем. 1 июня 1945 года они были переорганизованы, число стало меньше – семь. Добавилась еще одна функция – руководство над армией НКВД, дислоцированной на территории.

Таким образом, в ведении начальников оперсекторов НКВД оказались внутренние, пограничные войска и войска тыловой охраны.

Клайпедский оперативный сектор начал свое существование в июле 1945 года. В его территорию кроме бывшего Клайпедского края входили Таурагский и Кретингский уезды. (До создания структур оперативного сектора на данной территории действовали только отделы НКВД-НКГБ.)

Сектором руководили: полковник Скородумов, полковник Медведев (с сентября 1945 года), полковник Андреев (с начала 1946 года), полковник Баскаков (в марте 1946 года). Штаб и начальник Клайпедского оперсектора базировались в Таураге, потому этот сектор часто называли Таурагским. (Оперсектора были ликвидированы весной 1946 года).

В Клайпедском оперативном секторе была организована сводная военная комендантура, с личным составом в 186 человек. Одна застава была дислоцирована в г. Кретинга– 40 человек, остальной состав был разбит на мелкие группы по Таурагскому уезду. (1к).

Таким образом, Клайпедский край был как бы дополнительно, внутри республики, окружен пограничными войсками.

Во время существования оперативных секторов войска НКВД в принципе были первыми и основными силами, поддерживавшими связи с гражданским населением. Конечно, в рамках своего амплуа (ред. – своих полномочий!).

Наглядным примером складывающейся ситуации может служить совершенно секретная докладная записка от 4 октября 1945 года о деятельности по Клайпедскому уезду за третий квартал 1945 года, адресованная начальнику отдела по борьбе с бандитизмом НКВД Лит.ССР подполковнику БУЛЫНИНУ. (Приводится с сокращениями.)

«За отчетный квартал зарегистрировано два бандпроявления:

1.15 августа на шоссейной дороге около г. Клайпеда в направлении Тильзита был убит председатель Довилайского волисполкома СИЛЕНИС Викторас…убийцами оказались военнослужащие войск НКВД по охране железной дороги Тильзитского гарнизона: старший сержант КОЧАНОВ, ефрейтор КОЧЕТКОВ, красноармеец ФОФАНОВ, сержант КУННИКОВ.

У преступников было изъято огнестрельное оружие с боеприпасами: винтовка – одна, пистолет – убийцы признались, переданы ОКР «СМЕРШ» 211 полка войск НКВД — для передачи (ред.- предания суду) Военному трибуналу.

Приговором Военного трибунала войск НКВД убийца КОЧЕТКОВ приговорен к высшей мере наказания – расстрелу, остальные понесли наказания в административном порядке.

2.18 августа боец истребительного батальона Кретингальского ВО НКВД – ЯЗИНАС был послан для сопровождения комсомольца РЕЗНИС в Гиркальский сельсовет Кретингальской волости с целью проведения беседы с крестьянским населением на тему «Итоги Берлинской конференции».

В квартире председателя Гиркальского сельсовета был убит из огнестрельного оружия боец истребительного батальона – ЯЗИНАС… Установлено, что убийство совершили военнослужащие 23 пограничного отряда НКВД, будучи в нетрезвом виде, Ими оказались: старший сержант КОСИВЕЦ, сержант ГАВРИШОВ… Задержаны и переданы в ОКР «СМЕРШ» 23 пограничного отряда…» (2)

Вместе с Красной Армией к рубежам Клайпедского края пришли и будущие руководители власти на местах.

Уже в октябре 1944 года был назначен Уполномоченный СНК Лит.ССР по Клайпедскому краю – Викторас Бергас, будущий первый военный комендант в г. Шилуте, позже –первый Председатель Исполнительного комитета г. Клайпеды.

Он, совместно с будущим Председателем Исполкома Клайпедского уезда С. Юозапавичюсом и другими сначала обосновались в Вежайчяй, где стоял штаб 3-го корпуса 1 Прибалтийского фронта, но позже были переброшены в Прекуле, где и формировались все будущие структуры гражданской власти края. Порядок создания Исполкомов, их структуру и руководящие лица регламентировал Указ Президиума ВС Лит.ССР от 26 января 1945 года.

Он соответствовал структуре гражданской власти в СССР.

Как только заканчивались бои за определенный населенный пункт, в нем сразу устанавливалась власть – военные коменданты. В более крупных населенных пунктах совместно назначались и представители гражданских властей, в деревнях, где остались немногочисленные жители, назначались старосты из местного населения.

Характерной чертой структур власти того времени на всех уровнях было то, что все руководители были присланы из Советского Союза или Литвы либо за партийные, либо за военные заслуги. Они плохо или совсем не знали истории Клайпедского края и не были способны понять его специфику. Большой процент руководителей разного уровня не владели литовским языком. 2-3 литовца среди них погоды не делали.

Поэтому главным лейтмотивом их реакции при столкновении с коренными жителями было: что же с ними делать? – Выселить!

Но самым поразительным был тот факт, что, когда осенью 1944 года Красная Армия подошла к рубежам Восточной Пруссии, она нашла Клайпедский край пустым.

С некоторыми маленькими исключениями. Вермахт, отступая, эвакуировал почти всех гражданских жителей региона.Тут мы сталкиваемся с двумя наименее (или вовсе не) изученными вопросами в ситуации последнего периода Второй мировой войны на территории Восточной Пруссии.

-Первый вопрос — об эвакуации гражданского населения в 1944 году. Неизученность этих событий объясняется тем, что в принципе в архивах Литовской Республики не удается найти какие-нибудь свидетельства происходившего.

-Второй вопрос – о количестве оставшегося гражданского населения; ввиду сложности и динамичности ситуации, данные, которые можно отыскать в архивах, фрагментарны и противоречивы.

Поэтому автор считает целесообразным эти два вопроса рассмотреть более детально на том материале, который удалось установить.

«Обстановка в городе Клайпеда по данным арестованного Эмер.

В августе месяце 1944 года был объявлен приказ военных властей об эвакуации всего населения Клайпедского края. По приказу население обязано было угонять с собой весь скот и увозить все имущество. Население данный приказ выполняло с нежеланием, но поскольку это приказ, то обязано было его выполнить.

Из 40000 населения города Клайпеда за 8 дней эвакуации в городе оставалось не более 10%, т.е. 4000 человек. В городе в это время работали только жизненно-необходимые предприятия. Все оборудование предприятий, которые за эти дни прекратили работу, было вывезено в Германию.

Эвакуация населения проводилась пароходами, железнодорожным транспортом и сухопутным путем.

После 8 дней эвакуации был объявлен приказ о возвращении крестьян Клайпедского края к прежнему месту жительства – с тем, чтобы убрать урожай.

Большинство крестьян возвратилось к прежнему месту жительства, и приступило к уборке урожая. Вслед за крестьянами, городское население также стало возвращаться к прежнему месту жительства. Местные власти стали принимать меры, чтобы воспрепятствовать возвращению городского населения в города.

Несмотря на препятствия, в город Клайпеда возвратилось не менее 10000 человек, в основном женщин и детей.

7 октября 1944 года был объявлен приказ об эвакуации населения края, возвратившегося на прежнее место жительства, причем мужское население должно было остаться дома и продолжать уборку урожая. 8 и 9 октября 1944 года шла эвакуация из городов и населенных пунктов.

Приказ был выполнен, 9 октября из гор.Клайпеда вышел последний железнодорожный состав с эвакуированными в направлении города Тильзит, и в море отошел последний пароход.

На 10 октября в городе Клайпеда остались почти все чиновники и небольшая часть другого гражданского населения, занятых на строительстве оборонительных сооружений.

До момента эвакуации города Клайпеды в нем работало много иностранных рабочих и военнопленных. Русских военнопленных работало до 1000 человек. Все иностранные рабочие и военнопленные эвакуированы в Германию.

В сентябре месяце 1944 года в городе Клайпеда дислоцировалась 9 немецкая Армия, в октябре прибыла 4 Армия, но полностью эти армии или отдельные дивизии, источник не знает.

До эвакуации города Клайпеда в нем было 9 ортсгрупп НСДАП, общее количество членов НСДАП в этих группах источник не знает. Руководителем ортсгрупп работал учитель по фамилии Грау, его заместителем – Рейняр.

В городе имеется «Штандарт СА» № 173, руководителя которого источник не знает. Директором Клайпедской полиции работает юрист Решринстрат, советником – Зудов. Бургомистром города работает доктор Юра-Бринтлингер….» (2б).

Из выше приведенного отрывка из документа, а также по рассказам и воспоминаниям жителей края, достоверно известно, что эвакуация населения Восточной Пруссии проводилась насильно. Немножко позже, уже после завершения войны, в мае-июне месяце, войска НКВД попытались сосчитать всех угнанных или эвакуированных жителей Клайпедского края.

Таких людей они сосчитали 27 тысяч (в Клайпедском уезде – 14 тысяч, в Шилутском – 5 тысяч, в Пагегяйском –8 тысяч). (2к)

Совершенно очевидно, что это число очень уменьшенное, однако оно долго было официальным числом, ориентировочным для советских репатриационных служб.

Других источников информации в архивах Литовской Республики пока не найдено; разумеется, полная картина эвакуации коренных жителей всей Восточной Пруссии, не только Клайпедского края, может быть восстановлена только после изучения материалов как немецких архивов, так и архивов частей Красной Армии, дислоцированных на территории.

Второй малоизученный вопрос – сколько жителей все таки осталось в регионе?

(продолжение следует)

А.Арбушаускайте