Историю нельзя искажать

Историк о Холокосте: исследователи до сих пор гадают, почему литовцы проявили такую жесткость

Историю нельзя искажать

Историю нельзя искажать

 

 

80 лет назад в страну вступили войска нацистской Германии.

Одновременно в республике начались погромы и массовые убийства евреев. В первые недели войны погибло свыше 20 000 литваков.

В ликвидации  активно участвовали  местные – белоповязочники, бандиты, бывшие военнослужащие, стрелки, новоиспеченные полицаи.

**********

 

Всего за четыре года нацистской оккупации в стране было уничтожено около 200 000 евреев – 96 процентов еврейского населения Литвы. О том, что предшествовало трагедии, какова роль власти и общества в преступлениях против своих сограждан, «Экспресс-неделя» поговорила c историком Холокоста, исследователем литовского антисемитизма как явления, преподавателем Университета Витаутаса Великого Линасом Вянцлаускасом.

______________

-В межвоенное время в Литве не было ни погромов, ни громких антиеврейских выступлений, однако антисемитизм возник не на пустом месте. Где же точка исхода?

Историю нельзя искажать

 

Этнорелигиозные конфликты периодически возникали. Когда литовцы, как современная нация, начали развиваться, заниматься бизнесом, торговлей, включаться в те сферы, в которых исторически в основном были задействованы евреи, появилось определенное напряжение.

Нужно выделить три аспекта: с одной стороны, власть стремилась поддерживать баланс и избегать ненужных противоречий, с другой стороны, личные отношения между представителями этнических групп формировались самостоятельно.

В-третьих, в стране действовали газеты, периодические издания, СМИ, там выступали различные деятели, взгляды некоторых могли быть довольно радикальными. Иными словами, в этой плоскости происходили самые разные вещи, но цензура не пропускала в печать расистские и откровенно антисемитские материалы. Государство вело себя корректно, предотвращало возможные эксцессы, но публичное пространство жило своей жизнью.

Что же творилось в этом публичном пространстве?

Много говорилось, писалось, обсуждалось и транслировалось, что литовцы – это народ-хозяин, а представители других национальностей, живущих в Литве, – гости. Евреи в первую очередь, поскольку они были самым крупным национальным меньшинством, составляли около семи процентов от населения.

Подчеркивалась мысль о том, что интересы литовского народа должны быть на первом месте, что другие народы-гости – евреи, поляки, русские, белорусы – должны играть по тем правилам, которые диктуют этнические литовцы, так как Литва государство национальное. Кроме того, религиозные и культурные различия между литовцами и литваками были довольно серьезными, что также негативно влияло и способствовало разъединению групп в преддверии Второй мировой войны.

-Когда произошел перелом?

Самый большой перелом в отношениях между литовцами и евреями произошел в ходе первой советской оккупации…

________________

От редакции сайта,прерывая повествование.

Редакция еженедельника на русском языке «Экспресс-неделя», в котором опубликовано интервью, не посмела оценить научный ляп «историка Холокоста» о  «…советской оккупации» Литвы, не находившейся в состоянии войны с Советским Союзом в 1940 году. Более того, последующее повествование преподавателя Вильнюсского Университета в ответах на вопросы журналиста  полностью исключает этот ляп из контекста. Остаётся лишь напомнить о договорных соглашениях СССР с Литвой о размещении частей Красной Армии в гарнизонах Литовской республики, что естественно сказалось на последующих революционных событиях, приведших к образованию Литовской ССР.

________________

На тот момент нацистская пропаганда уже просочилась в Литву, в Европе раскручивали идею о том, что между коммунистами и евреями стоит знак равенства, что Ленин – человек с еврейской кровью и тому подобное. Когда эти нарративы постоянно поддерживаются, хочешь не хочешь, они зависают у тебя в голове. С другой стороны, в мемуарах и воспоминаниях литовцев о событиях того времени часто говорится, что, мол, евреи встретили приход Красной армии с радостью, что среди сотрудников НКВД, повинных в репрессиях и ссылках, среди коммунистов было много евреев, хотя факты говорят обратное. Безусловно, такие были, но среди этнических литовцев их было не меньше. Кроме того, немало представителей творческой интеллигенции и политических элит, оппонировавших президенту Антанасу Смятоне, также встретили советскую власть приветливо. С помощью такого флирта они стремились получить свои дивиденды. В любом случае культивируемая в то время установка, что еврей – это тот же коммунист и наоборот, сильно повлияла на сдвиг в коллективном сознании литовского общества.

-Вы говорите о том, что политического антисемитизма в Литве не было, но доподлинно известно следующее: на заре независимости, в 20-х годах множество евреев служило в литовской армии, в государственных учреждениях, в министерствах, некоторые занимали серьезные посты, но уже в 30-х они куда-то исчезли. Ни в вооруженных силах, ни в правительстве евреев не осталось. Это совпадение?

С одной стороны, это действительно совпадение. С другой стороны, возможно, в официальных структурах это было неписаным правилом, хотя, повторюсь, на уровне государства проявлений антисемитизма не было. Таков был общий тренд, евреи были не единственными. В госучреждениях и в правительстве не было поляков, не было белорусов, не было русских, хотя на заре независимости все было иначе. Когда государство создавалось, нацменьшинства были довольно широко представлены в зарождающихся институтах и органах власти. Тогда, в первую очередь, обращали внимание на профессионализм, а не на язык и национальность, а потом в республике стала главенствовать идеология правых. Страна выбрала четкий вектор – хотела развиваться как национальное и даже националистическое государство. Утверждение фашистских сил в целом ряде европейских стран способствовало этим тенденциям, голоса правых элит множились, они чувствовали себя сильнее, но на уровне правовых актов и законов при Смятоне никаких расистских вещей не было. В то же время заострение внимания на литовскости, на гомогенности общества тогда считалось благом.

22 июня Германия нападает на СССР, в Литве вспыхивает вооруженное восстание против советской власти, ключевую роль в нем играет Литовский фронт активистов (ЛФА), который возглавляет Казис Шкирпа – горячий сторонник сближения с нацистами. Эта организация сыграла роковую роль в судьбе литовских евреев. Можно ли сказать, что по своей сути она была антисемитской?

Шкирпа был послом в Берлине, известно, что он восторгался нацистской идеологией, но во время восстания он находился в Германии. Говоря же о самом ЛФА, ключевой целью членов этой организации было провозглашение независимости и возвращение самостоятельности. Не говорилось о том, что эта цель должна быть достигнута посредством уничтожения или изгнания евреев. Участники восстания придерживались самых разных политических установок, среди них, безусловно, были и антисемиты, но нельзя сказать, что они были главной осью, вокруг которой держались все остальные. Это было вторично. С другой стороны, в ходе восстания было обнародовано несколько воззваний антиеврейского толка, некоторые из них можно связать с ЛФА, но основным стремлением фронта была независимость, а не антисемитизм. Правда, нужно признать и подчеркнуть, что организация ставила во главе угла литовскость, интересы этнического большинства – многокультурность, интересы и голос нацменьшинств их нисколько не интересовали.

Помимо прочего, не стоит забывать, что репрессии во время первой советской оккупации подточили силы нации. Удар нанесли по интеллигенции и элитам – литовским, еврейским, польским, русским… Общество радикализировалось. На арену вышли ультраправые… Фактически не осталось моральных авторитетов, которые могли бы поднять голову, громко заявить и выступить против творящегося беззакония, притеснений и погромов против евреев.

-Основные события разворачивались в Каунасе. Как евреи временной столицы встретили Июньское восстание?

Восстание и идеологические установки ЛФА, безусловно, не могли быть позитивно восприняты евреями и представителями других национальных групп. Еврейская община заняла наблюдательную позицию. Кроме того, большинство евреев понимало, что немецкая оккупация не несет ничего хорошего. О событиях, разворачивающихся в Европе, уже знали и слышали, но не думали, что ситуация будет настолько чудовищна. Сам образ Германии был другим, немцев представляли себе иначе. Кроме того, старшее поколение помнило об оккупации в Первую мировую войну, ведь тогда со стороны немецких войск и администрации никаких антисемитских действий не предпринималось.

-Известно, что погромы в Каунасе инспирировали нацисты, военные СС, но исполнителями были литовцы. Принято считать, что активное участие в убийствах принимали бывшие военнослужащие, стрелки, студенты. Кто все эти люди и откуда в городе появилось столько радикалов?

Одним из главных инициаторов погромов в Каунасе был антисемит-ксенофоб, поклонник нацистов Альгирдас Климайтис, называвший себя журналистом. Он стоит за организацией массовых убийств в гараже «Лиетукис», в каунасском районе Вилиямоле. Очевидно, он был завербован еще до войны. Но нельзя говорить, что все погромы были организованы, спонтанные антиеврейские выступления тоже случались. Кто-то присоединялся к ним, стремясь присвоить чужое добро и имущество, другие совершали эти злодеяния из-за мнимого чувства мести… Буквально за неделю до начала немецкой оккупации по Литве прокатилась волна репрессий. Многих арестовали, погрузили на вагоны и сослали в глубины Советского Союза. Здесь опять же нужно вернуться к нарративу о том, что между евреями и коммунистами проводили знак равенства, раскручивали эти ошибочные установки. Этого было достаточно для того, чтобы часть литовцев пошла громить евреев, стремясь отомстить. Почему так много людей с таким энтузиазмом включилось в погромы? Это самый важный вопрос, на который историки до сих пор ответить не могут. Возможно, здесь требуются ответы и соответствующие исследования психологов.

-Вы утверждаете, что часть общества поддалась пропаганде, мифам последовала за радикалами, но почему Временное правительство, которое сформировали представители элит, не сделало ничего для того, чтобы предотвратить погромы? Известно, что большинство отнеслось к убийствам в июне-июле спокойно…

Это самое большое клеймо на их репутации, оно останется с ними и с нами, как с обществом, навсегда. Очевидно, они осознанно делали вид, что ничего не происходит, концентрировались на проблематике и вопросах литовцев, игнорировали других, стремясь продемонстрировать лояльность немцам, надеясь получить от них преференции – признание независимости, но этого не произошло. Утверждение о том, были ли члены кабмина – элитами, вопрос для дискуссий. Однако правительство действительно сформировали грамотные и неслучайные люди, люди с именем.

Помимо прочего, нужно понимать, что в масштабе всей Литвы власти у Временного правительства не было, в регионах администрация во многом действовала самостоятельно, по ситуации. Был ли шанс, что немцы признают независимость? Очевидно, члены кабмина действительно так думали. Перед их глазами стоял пример 1917-1918 годов года, когда кайзеровская Германия надежды литовцев оправдала. Литовский народ получил шанс и воспользовался представленной возможностью. Здесь преследовались те же цели. Вопрос о дискриминации евреев публично не ставился, не хотели злить нацистов. Здесь стоит напомнить, что немало литовцев думало, что, мол, немцы им помогут, будут относиться к ним, как к равным, но сейчас уже известно, что с точки зрения расовой политики Третьего Рейха к литовцам и латышам относились фактически так же, как к белорусам, русским, украинцам, другим славянам… Их не считали чистыми, евреи были первой целью нацистов, а потом незавидная участь должна была постигнуть остальных.

-Историк Кристоф Дикман, рассуждая о причинах столь неожиданного проявления жестокости литовцев по отношению к своим еврейским согражданам, выдвигает следующую версию: в 1940 году литовское руководство, армия, элиты фактически сдали страну Советскому Союзу, сдали без боя, некоторые встретили захватчиков с радостью. Достаточно упомянуть тот факт, что офицеры и генералы сохранили свои звания. Например, командарм Стасис Раштикис успел послужить и в Красной армии, а во Временном правительстве занял пост министра обороны… Иными словами, считает Дикман, неоправданная бесчеловечность, антисемитизм и молчание власти во время погромов можно объяснить стремлением переложить вину на других, направить гнев на «чужих», то есть на евреев, обвинив их во всех смертных грехах, ведь возложить ответственность на кого-то стороннего всегда легче, чем признавать собственные ошибки… Что вы об этом думаете?

Отчасти я соглашусь с такой гипотезой. Повторю, что в данной ситуации одних лишь исторических исследований недостаточно, нужны и психологические. Люди стремятся оправдать себя, ищут козлов отпущения, нередко нападают на слабых, так как это легче. Евреи были в положении слабых.

-Говоря о холокосте как явлении в целом, сегодня мы видим, что на фоне вводимых в Литве и в других европейских странах антиковидных ограничений, эта тема завлекла умы масс. На митингах используют соответствующую символику, власти обвиняют в сегрегации и тому подобное. Можно ли сказать, что интерес к этому трагическому этапу истории переживает второе рождение?

Я бы не хотел вдаваться в оценки митингов и всевозможных движений против ограничительных мер или вакцинации, но интерес к этой теме, как мне кажется, действительно есть. Впрочем, он был всегда. Люди ищут параллели, обращаются к историческим примерам, прошлому. Для жителей нашего континента эта тема понятна и близка. Между тем американцы, китайцы, кхмеры или австралийцы, наверное, используют другие примеры.

Денис Кишиневский
2021-10-02

https://www.atviraklaipeda.lt/ru/2021/10/02