И такое бывало…



И такое бывало…


От редакции сайта.

Мы представляем читателям самим оценить по этой статье одно из исторических событий в Москве на межгосударственном уровне.

Бывший директор «Натива» поведал о том, как из-за Сары Нетаниягу (жены нынешнего главы Правительства-ред.) мог произойти дипломатический скандал во время первого визита главы правительства в Москву. «Что это, мужчина? Какая тряпка! Как он ей такое позволяет?!», — цитирует Яков Кедми российского премьера.

«Едиот Ахронот» продолжает публиковать отрывки из книги экс-директора (1992-99) правительственного Бюро «Натив» Якова Кедми «Милхамот авудот» («Безнадежные войны»), которая в ближайшие дни поступит в продажу, а в течение нескольких месяцев будет издана в переводе на русский.

Один из фрагментов, публикуемых в пятничном приложении «7 ямим», посвящен инциденту, произошедшему во время первого визита премьер-министра Биньямина Нетаниягу в Москву в марте 1997 года.

Как вспоминает Кедми, являвшийся тогда одной из ключевых фигур в двусторонних отношениях, глава правительства Черномырдин решил устроить прием в честь израильского коллеги. Нетаниягу сильно опоздал на это торжественное мероприятие, чем, по словам Кедми, вызвал ощутимое раздражение принимающей стороны.

«Я подошел к нашим охранникам, чтобы выяснить, где находится глава правительства. Мне было сказано, что супруга премьера еще не готова, — отмечает тогдашний директор «Натива». — Я был в шоке. Неужели поведение супруги главы правительства должно провоцировать дипломатический скандал? Мне вновь позвонили, сообщив истеричным тоном, что премьер-министр России оскорблен, и он хочет уехать…».

«Почти в 18.30, на полчаса позже запланированного начала приема, колонна (четы Нетаниягу и сопровождающих лиц) наконец, сдвинулась с места. Мы мигом добрались и вошли в зал. Там собралась вся российская верхушка, сливки общества, включая еврейских деятелей», — вспоминает Кедми.

Но на этом неприятности того вечера для него не закончились.


И такое бывало…


«Ко мне подошел советник из канцелярии премьера и прошептал просьбу Биби. Я должен был позаботиться, чтобы глава правительства России упомянул в своей приветственной речи госпожу Нетаниягу. Скрипя зубами, я подошел к Черномырдину. Я обратился к нему в доверительно-уважительном тоне, который мог позволить себе лишь после того, как он назвал меня по имени.

Я сказал: «Виктор Степанович, у меня странная и необычная просьба, мне стыдно об этом просить, но Вы должны меня понять. Биньямин Нетаниягу очень просит, чтобы в своем выступлении Вы упомянули бы г-жу Нетаниягу». Черномырдин взглянул на меня так, будто не мог поверить услышанному.

«Что?! Это ведь противоречит протоколу. Таких вещей никто не делает», — с недоумением отреагировал российский премьер».

Но я ответил на это: «Вы абсолютно правы. Я и сам это знаю. Однако, давайте будем выше этого. Мы стоим на пороге оживления отношений между двумя нашими государствами после длительного сложного периода. Мы очень ценим все, что Вы делайте. И даже, если эта просьба неуместна и не соответствует протоколу, нам ведь не нужны скандалы. Давайте уступим им».

Черномырдин ответил с сарказмом и явным призрением: «Что это, мужчина? Какая тряпка! Как он ей такое позволяет?!». На что я сказал: «Он был воспитан в США, это не то воспитание, которое нам знакомо. Давайте оставим это. Я Вас очень прошу». Черномырдин вздохнул, и сказал: «Ладно, я сделаю это».

Как отмечает Кедми, по ходу своей речи российский премьер, взглянув на него с улыбкой, упомянул Сару Нетаниягу. «Так удалось избежать дипломатического скандала между двумя государствами, причиной чему стала бы личная слабость человека, возглавляющего правительство Израиля», — заключает экс-директор «Натива».

«Легко во всем винить супругу главы правительства, но следует отметить, что в том случае он был занят срочными делами, в связи с чем произошло небольшое опоздание», — сообщили «Едиот Ахронот» в канцелярии Нетаниягу.


И такое бывало…


А вот, что писал в мемуарах по поводу этой истории тогдашний посол России в Израиле Александр Бовин: «Визит прошел по всем правилам протокольного и политического искусства. В протокольном плане был один крупный прокол – Нетаниягу на 35 минут опоздал на обед, который давал Черномырдин. Мне пришлось крутиться ужом и заговаривать зубы начальству».

http://izrus.co.il/

Я.Кедми