Еврейская история Клайпеды

001.08.2020-3862183808_f47de94748_o

 

 

 

 

 

Ежегодно в первое воскресенье сентября Европа отмечает День еврейского культурного наследия. В 2007 году в число городов, где проходит это событие, включена и Клайпеда.

**********

Евреи в Клайпеде до Первой мировой войны

По-видимому, евреи появились в Мемеле в XV столетии, хотя первое документальное свидетельство еврейского присутствия датировано 1567 годом. О присутствии, впрочем, говорить можно с большими оговорками — 20 апреля 1567 года великий герцог Пруссии Альбрехт предписал всем евреям в 21-дневный срок покинуть город и более в него не возвращаться.

Запрет действовал до середины XVII века, но и после его отмены пребывание евреев в мемельском крае было строго ограничено и во времени, и в пространстве: скажем, специально оговаривалось право приезжих еврейских коммерсантов, задержавшихся в городе до пятницы, остаться в нем и на субботу (еврейская религия предписывает в этот день воздерживаться от работы и вообще любой деятельности, не связанной с богослужением). Однако утром в воскресенье они обязаны были покинуть Мемель.

Право поселиться в городе было даровано евреям (не всем, конечно, а одному конкретному коммерсанту) лишь в 1662 году по воле бранденбургского курфюрста Фридриха Вильгельма, заинтересованного в укреплении торговых связей с Мемелем:

-первым евреем-клайпедчанином стал Моше Якобсон-младший. Но через несколько лет за излишнюю активность при спекуляциях с солью он вместе со всеми чадами и домочадцами был из города выслан.

Запрет евреям жить в Мемеле не утратил силу и в XVIII веке. Так, в 1777 году торговые дела привели в город Мозеса Мендельсона — между прочим, не только коммерсанта, но и крупнейшего еврейского философа (духовного отца еврейского Просвещения — Гаскалы), и деда композитора Мендельсона-Бартольди (автора всем известного свадебного марша).

Европейская известность не помогла Мендельсону получить право поселиться в Мемеле, и он вынужден был остановиться в Кенигсберге.

Положение изменилось лишь сто лет спустя — Великая французская революция уравняла евреев Франции в правах с прочими гражданами, затем революционное нововведение распространилось на завоеванные Наполеоном страны и отчасти сохранилось там даже после его поражения.

Удобное местоположение (крупный незамерзающий порт и известная автономия ввиду удаленности от столицы Пруссии) и удачная конъюнктура (скажем, Крымская война, изолировавшая Россию от привычных торговых путей) вызвали заметный рост еврейского населения Мемеля:-45 человек в 1813 году, 887 —в 1867-м, 1214 — в 1880 году.

Первой еврейской семьей, получившей права местных граждан, были приехавшие из Тарогена (Таураге) Бер Коген с сыновьями Иосифом, Аароном и Шмуэлем, принявшие в Мемеле фамилию Вальд и открывшие здесь крупную торговлю углем.

Наличие прусского гражданство было очень важным обстоятельством: российских евреев неоднократно изгоняли из Мемеля, они первыми становились жертвами антисемитизма — как государственного, так и бытового.

Евреи в Клайпеде между мировыми войнами

После поражения Германии в Первой мировой войне власть в крае сменилась — Версальский договор передал его под французский мандат. Французские власти отменили все ограничения, касавшиеся евреев — не граждан Германии.

Развитие торговли, возможность получить европейское образование, открытые «ворота в мир», т.е. возможность ехать как на запад (в Америку), так и на восток (в Израиль), — евреи не остались ко всему этому безучастными.

После возвращения Клайпедского края Литовской Республике рост еврейского населения города продолжился — с 2000 человек в 1910 году (9 % всего городского населения) до 7000 в 1939-м (14 %).

Кстати, возвращению Клайпеды активно содействовал видный общественный деятель и меценат Винер, памятник которому сегодня установлен рядом с обелиском в память героев, павших в борьбе за присоединение Клайпедского края к Литве, на территории Парка скульптур на аллее Мажвидо.

Евреи заняли видное место в экономике края, создав многие предприятия производства продуктов питания, деревообрабатывающей, текстильной, судоремонтной промышленности. Они были среди пионеров курортного бизнеса — скажем, в Юодкранте второй по времени создания (в конце XIX века) и по размерам отель носил название «Тель-Авив» («Холм весны» в переводе с древнееврейского) — еще до возникновения одноименного города (кстати, первый в мире янтарный прииск рядом с Юодкранте также был создан евреями и мемельскими предпринимателями Вильгельмом Стантиеном и Морицем Беккером).

Еврейская культура, искусство, образование, спорт в условиях новой Литвы получили возможность свободно развиваться (это совпало и с новыми веяниями внутри еврейского мира — стремлению «быть евреем дома и гражданином на улице», нежеланием жить, целиком подчиняясь многовековым традициям, возникновению собственной светской культуры).Культурные мероприятия клайпедская община обычно проводила в здании на улице Шаулю — Шаулю намай, или Доме стрелков.

Катастрофа

После аннексии Германией Клайпедского края еврейское население бежало в Литву, в основном— в Каунас. Оккупация Прибалтики советскими войсками в 1940 году сделала многих из них узниками сталинских лагерей. Как ни парадоксально, это несчастье стало их спасением — из оставшихся в Литве после захвата ее в 1941 году гитлеровцами выжили единицы (всего в Литве были убиты 220 тысяч евреев, т.е. около 95 процентов еврейского населения республики).

На мемориальном кладбище еврейской общины Клайпеды высажена аллея туй — в память о жителях Клайпедского края с риском для собственной жизни и зачастую ее ценой спасавших евреев, годами прятавших и кормивших их. Под каждым из 29 деревьев установлен памятный знак с именем Праведника Мира (это звание присваивает израильский музей жертв катастрофы Яд ва-Шем).

Еврейские общинные и ритуальные здания Клайпеды

В городе долго не было еврейского кладбища, и евреи испытывали из-за этого большие трудности. Тела умерших приходилось тайно вывозить в Российскую империю, в Литву. Известна история скоропостижно скончавшегося в Мемеле еврейского торговца, чей труп усадили в повозку, вставили в рот зажженную трубку и в таком виде пересекли границу.

В 1823 году магистрат выделил евреям города на окраине, на бывшем крепостном валу, место для строительства общинных и ритуальных сооружений — синагоги, больницы и кладбища. На этом месте (в районе нынешних улиц Жеду и Синагогу) и сегодня находится еврейский общинный центр г. Клайпеды.

Евреи приезжали в город отовсюду — из Пруссии, России, других стран Европы, поэтому единой общины (и соответственно одной синагоги) в городе не было. Хасиды (сторонники религиозно-мистического учения,

охватившего в XVIII веке евреев Волыни, Галиции, части Польши, Венгрии, Румынии) молились отдельно от литваков (евреев Литвы и Белоруссии — противников хасидизма), а те, в свою очередь, не жаловали просвещенных, «реформированных» немецких евреев.Самая большая в городе синагога, Бейт га-Мидраш, находилась на Бадерштрассе, 11 (нынешняя улица Даржу, 7).

В 1939 году после аннексии фашистской Германией Клайпедского края её сровняли с землей — нацисты подожгли синагогу, окружив пожарными, чтобы огонь не перекинулся на окружающие дома. Ее фундамент, присыпанный щебенкой, виден на этом месте и сейчас.

На нынешней улице Грижгатве находилась «немецкая» синагога, построенная в 1886 году на месте бывшего порохового склада. Еще одна синагога, впервые упомянутая в городских документах в 1840 году, находилась на пересечении улиц Синагогу и Галиниопили-мо и принадлежала выходцам из Польши. Однако последние упоминания о ней датированы концом XIX века.В 1870 году раввин «немецкой» общины Ицхак Рульф учреждает еврейскую больницу и дом призрения, а в 1879-м — школу для бедных детей.

Из-за роста еврейского населения города больница скоро уже не могла принять всех нуждающихся, и в 1896 году была построена и освящена еврейская больница на улице Галинио-пилимо, в помещении которой сегодня размещается Городской наркологический центр.

Здание, окруженное великолепно ухоженным садом, все в том же печально памятном 1939 году было реквизировано гитлеровцами.
Открытая в 1879 году школа также скоро стала нуждаться в новом, существенно большем здании, и в 1898 году еврейской общиной было куплено и реконструировано для нужд обучения здание на улице Грижгатве.В этом здании школа просуществовала также до 1939 года.

Правительство новой Литвы в 1990 году вернуло здание возрожденной еврейской общине Клайпеды, однако та, не имея иных средств для поддержания общинной жизни, содержания воскресной школы и помощи нуждающимся, вынуждена была здание продать.В число учреждений, обязательных для нормального существования еврейской общины, входит и миква — помещение для ритуальных омовений.

Мемельская миква с 1858 года находилась на улице, сегодня называющейся Скярдею. Здание миквы после второй мировой войны неоднократно перестраивалось, и сегодня уже ничего не напоминает о его еврейском прошлом.

Евреи Клайпеды сегодня

В 1990 году с возрождением Литовского государства возобновилась и еврейская общинная жизнь Клайпеды. В непростой переходный период община, объединяющая ныне около 300 членов, активно помогала нуждающимся евреям, возобновились богослужения в синагоге, открылась воскресная школа для детей и колель (центр религиозного образования) для взрослых, действуют клубы «Хесед» (объединяет людей старшего возраста) и «Гешер» (для тех, кто помоложе).

Члены общины следят за состоянием памятников в местах массовых захоронений жертв фашистского геноцида, сообща отмечают еврейские праздники, их дети ездят в летние и зимние образовательно-оздоровительные лагеря. С 2006 года в Клайпеде живет и работает раввин реб Носон Вершубский.

ФЕЛИКС ПУЗЕМСКИС,председатель Еврейской общины г. Клайпеда.

От редакции сайта.
С любезного разрешения Феликса Пуземкиса мы разместили на сайте его статью,опубликованную в газете «Клайпеда» 31 августа 2007 года.А интересна она тем, что прозрачно намекает на то, что все, кто мог доказать право собственности на те или иные сооружения до известных исторических событий, сумели заполучить их или компенсацию!Право собственности священно!

Те же, кто отвоевал Мемель-Клайпеду у фашистской Германии, не сумели даже в послевоенные годы закрепить право собственности на здания, земельные участки и после провозглашения Литвой независимости остались ни с чем, да еще и с клеймом — «оккупанты»!
И лишь только сложившие головы в боях за Клайпеду воины приобрели право на вечный покой в ее земле!