«Друзья! К чему весь этот шум?»

15.05.2015-США-РФ-original

От редакции сайта. Предлагаемый нашим читателям материал опубликован был на украинском сайте более месяца назад.

Но поскольку касается он исторических событий, связанных с деятельностью Комитета Государственной безопасности СССР, то в нынешних условиях давняя информация годится только в качестве «информации к размышлениям».

Не стало СССР с его государственными структурами, поэтому бессмысленно жить прошлыми страхами.

*****

Откровения экс-сотрудника ЦК КПСС: «Грибаускайте была частью секретного плана СССР и ФРГ о судьбе Прибалтики»

Москва продвигала литовскую коммунистку, на которую имела компромат, в руководство «Ганзейской Прибалтики» вместе с Прунскене, но потом сдала ее американцам.

30.05.2015-7F7F-F9B7-4507-934F-DC9AF

Заметный резонанс вызвали архивные материалы о советском прошлом президента Литвы Дали Грибаускайте, которые несколько недель назад «утекли» в литовскую прессу. Интерес к прошлому этой женщины, так и не обзаведшейся к 59 годам семьей и друзьями, но зато обладающей неисчислимым количеством скелетов в своем шкафу, не иссякает. Ленинградский период ее жизни (а Грибаускайте училась в Ленинградском госуниверситете, провела здесь семь лет с 1976 по 1983 годы, и была, по свидетельству однокурсников и коллег по работе на фабрике «Рот Фронт», ярой коммунисткой) уже привлекал внимание нашего портала. «Страйк» вновь решил вернуться к теме – наш питерский стрингер Максим Леонов бережно, по крупицам, как мозаику реконструирует ленинградское прошлое Грибаускайте, столь тщательно ею скрываемое. Благодаря новому источнику (экс-сотруднику международного отдела ЦК КПСС) ему удалось в сложном клубке связей со спецслужбами найти самые, кажется, потаенные геополитические ниточки. «Страйк» уже писал о том, что молодая коммунистка из Литвы проявила себя столь хорошо, что кураторы из КГБ рекомендовали ее лично зампредседателю КГБ, курировавшему кадровые вопросы, Виктору Чебрикову. И Чебриков в 1981 году, посетив ЛГУ в ходе своего визита в Ленинград, беседовал с Грибаускайте – долго и обстоятельно. Содержание этого разговора всплывает на поверхность лишь сейчас, когда в движение начала приходить геополитическая ткань всей Европы. Оказывается, что планы по крупному пересмотру европейской политической карты прорабатывались уже тогда. И молодой литовской коммунистке предстояло по заданию КГБ сыграть в них свою роль.

Тайный канал СССР – ФРГ

Бывший сотрудник международного отдела ЦК КПСС согласился общаться с нами на условиях анонимности: «Хоть и прошло немало лет с тех пор, и уже многие ушли из жизни, но все детали предавать огласке рано. Тогда шла подготовка к большой геополитической игре. Я расскажу, что могу. А выводы делайте сами». Что же, попробуем…

По его словам, секретный канал прямой связи СССР и ФРГ появился благодаря председателю КГБ Юрию Андропову. С советской стороны связником выступал зампред КГБ Вячеслав Кеворков (Геворкян), с немецкой – влиятельный член Социал-демократической партии Германии, министр экономики Эгон Бар. Кеворков и Бар помогали своим лидерам Вилли Брандту и Леониду Брежневу напрямую, без дипломатических фильтров (и глава МИД Громыко поэтому был против такого диалога с Германией) улаживать щекотливые вопросы (такие как, например, высылка из СССР писателя Александра Солженицына – тогда его приняли в ФРГ). Бар считается одним из идеологов Ostpolitik, суть которой выражается его же фразой: «Главный партнер Бонна это не Варшава, не Восточный Берлин, а – Москва».

Эти сведения экс-сотрудника ЦК подтверждаются открытыми данными. По свидетельству самого Кеворкова (он пишет об этом в книге «Тайный канал»), связь Бонн – Москва работала эффективно не только с Брандтом, но и с Гельмутом Колем, и Андропов даже пытался организовать аналогичный канал и с Вашингтоном, но американцы на это не пошли. Они отделались отговоркой, что достаточно «горячей линии» Вашингтон – Москва (сначала телетайпной, а потом и телефонной). «Но США никогда не одобряли прямой диалог СССР с Германией (о его факте Киссинджера уведомил сам Бар), и к тому моменту, как генсеком стал Горбачев, путем интриг тайный советско-немецкий канал, созданный по инициативе Андропова, удалось «погасить», – говорит наш собеседник. – Американцы запустили свой тайный канал, используя человека, которому доверяли: «связником» между Москвой и Вашингтоном стал Александр Яковлев».

Агенты перестройки и прибалтийский «балласт»

Яковлев и Андропов продвигали две различные модели геополитического будущего СССР и Европы. «Я в ЦК относился к андроповской группе, и был задействован в работе на международном научном направлении. Андропов, будучи прагматиком, прекрасно понимал, что Советский Союз переживает сложные времена, трещит по швам и первыми могут отколоться именно национальные окраины. Являясь приверженцем взвешенных управленческих решений, Андропов хотел сохранить влияние СССР в мировой политике, но при этом найти способ избавиться от деления страны по национальному признаку. Над этим головы ломали не только мы, но и, например, Аркадий Вольский», – говорит экс-сотрудник ЦК. По его словам, Андропов не хотел давать на усугубляющиеся претензии республик силовой ответ (венгерские события 1956 года, активным участником которых был он сам, работая тогда послом в Будапеште, наложили свой отпечаток) – Андропов желал извлечь пользу из усиливающихся дезинтеграционных тенденций.

По данным нашего собеседника, одной из тем для тайного советско-немецкого канала был подготовленный германской стороной проект «Ганзейского региона Прибалтика», суть которого сводилась к интеграции Литовской, Латвийской и Эстонской республик вместе с Калининградской областью в единое образование. Предполагалось советское, а потом – совместное с немецкой стороной международное управление этим «Ганзейским регионом». «Кое-какие детали просочились наружу лишь после распада СССР. Посмотрите, например, книгу Вячеслава Широнина «Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ». Немцы мечтали вернуть себе Пруссию. А СССР остро нужны были обширные денежные ресурсы и технологическая помощь», – утверждает бывший работник ЦК.

Есть и другое подтверждение этому. Известный советский и российский историк Рой Медведев в своем бестселлере «Юрий Андропов» (книга, кстати, в 2007 году получила премию ФСБ) писал, что к этой мысли пришли не сразу. Сначала Андропов провел через ЦК решение: начать несколько крупномасштабных экспериментов, охватывающих предприятия пяти министерств — тяжелого и транспортного машиностроения, электротехнической промышленности, пищевой промышленности Украины, легкой промышленности Белоруссии и местной промышленности Литвы. Вокруг Андропова начал складываться своеобразный штаб по разработке новых путей экономического развития. Литве была уготована особая роль.

Сбросить прибалтийский «балласт» (а Прибалтика получала самые крупные дотации из союзного бюджета, не отплачивая при этом политической лояльностью), да еще извлечь из этого материальную выгоду и обрести лавры политиков, которые мирным путем ведут устраивающее всех послевоенное переустройство Европы – вот какие мотивы двигали инициаторами этого проекта в Москве и Бонне. «Для реализации плана нужны были лишь исполнители. Их подбором по личному поручению Андропова занимался Чебриков. Он прошерстил все крупнейшие советские вузы, потом – институты Академии наук, а затем – побывал и в соцстранах. Его интересовали толковые экономисты из Прибалтики. Плюс нужны были люди, верные коммунистическим идеалам», – утверждает наш собеседник.

«Шатрия» и ее протеже

Упор делался на экономистах по той причине, что «Ганзейский регион» представлял бы собой уникальный сплав советского и западного законодательства в части ведения хозяйственной деятельности – понадобилось бы аккуратно перенимать европейские практики, но в то же время сохранять верность социалистической картине мира. Одним из главных претендентов на лидерскую позицию в ЦК рассматривали доктора экономических наук Казимиру Прунскене (ее предложил КГБ СССР). «А Грибаускайте, о которой вы спрашивает, в тот момент шла во второй-третьей шеренге. Слишком молодая была, но из ранних – пылкая девушка, мы ее приметили, да и комитетчики, кажется, глаз положили», – говорит экс-сотрудник ЦК.

По его словам, Литва давно была в поле пристального внимания Андропова, это все знали и в КГБ, и в ЦК: «Андропов хорошо знал Снечкуса. Все привыкли считать его первым секретарем ЦК Компартии Литвы, многие забыли, что он стоял во главе литовского КГБ – Департамента госбезопасности. И у Андропова именно с тех пор сложились со Снечкусом замечательные отношения. Могу привести такой пример. Вскоре после смерти Сталина в Вильнюс направили комиссию под руководством Андропова, он тогда еще в МИД работал. Суслов сказал, что нужно собрать компромат на первого секретаря ЦК Снечкуса, он хотел его снять. Но комиссия под руководством Андропова работу Снечкуса оценила положительно». Маленков и Суслов были в бешенстве, но сделать ничего не смогли – Снечкуса не тронули, а Андропова «сослали» в Венгрию. Так Андропов защитил своего человека в Литве – и Снечкус правил республикой вплоть до 1974 года (Андропов к тому времени уже не первый год стоял у руля КГБ). Снечкус пользовался покровительством могущественного хозяина Лубянки – например, ставил свои, а не московские кадры руководить литовской госбезопасностью (эти оценки подтверждает эпизод с генералом Петкявичюсом, рассказанный Леонидом Млечиным в книге «Юрий Андропов. Последняя надежда режима»). Но и КГБ из связки Снечкус – Андропов извлекал пользу, чувствуя себя в Литве как дома – агентура у чекистов была там обширнейшая.

Факт сотрудничества Прунскене с КГБ является общеизвестным, равно как и ее псевдоним – «Шатрия». Именно под прикрытием научной работы Прунскене в 1982, потом в 1986 и 1988 годах неоднократно стажировалась в университетах ФРГ. Задача, которая перед ней ставилась с точки зрения экономики – найти и предложить руководству ЦК решения, которые позволили бы единому после слияния Литвы, Латвии, Эстонии и Калининграда региону эффективно с экономической точки зрения работать. Ее куратором был атташе по науке советского посольства, на тот момент – капитан госбезопасности.

30.05.2015-prezident-ustroila

Тогда же ее и свели с Грибаускайте, молодой, хорошо себя зарекомендовавшей и перспективной активисткой Компартии, выпускницей экономфака ЛГУ. «Шатрия», по сути, вела Грибаускайте, обеспечивая ей поддержку по научной линии (вплоть до протежирования в Академии общественных наук при ЦК КПСС). В 1988 г. после очередной длительной поездки в Германию Прунскене представила результаты своих наработок – проект экономической самостоятельности Литвы.

«Андропов к тому времени уже умер, тайный канал Бонн – Москва был заморожен, а проект «Ганзейского региона» отложен в сторону. Архитектором перестройки и теневым переговорщиком с Вашингтоном стал Яковлев, и совместные с ФРГ планы предшественников его не интересовали. В результате аппаратных интриг нас стали отодвигать, началась большая возня за власть, пришел Горбачев, который хоть и считался протеже Андропова, но играл свою игру», – вспоминает бывший работник ЦК.

Ссылаясь на свое общение с многолетним помощником Горбачева Анатолием Черняевым, он утверждает, что «сливать» Прибалтику было решено после переговоров с США, готовившихся при участии Яковлева. Действительно, Черняев в своих мемуарах «Дневник помощника Президента СССР» так об этом писал: «Сегодня вечером Горбачев разговаривал с Бушем по телефону. Вообще в последнее время американцы у М.С. все время на уме по двум пунктам: Персидский залив и Прибалтика… Буш спросил о Прибалтике. Горбачев назвал Литву “среди острых моментов”…». О мощном пакете материальной и технической помощи Советскому Союзу речи более не шло – в Прибалтике к тому времени уже максимально раскачали националистические настроения. Горбачева подталкивали к единственному решению – избавиться от Прибалтики, ничего не получая взамен. «Но реализации этой идеи Яковлева могли помешать инициативщики на местах – те, кто еще при Андропове был завербован комитетом, и теперь мог продолжать гнуть старую линию, не уловив нюансов нового мышления. В общем, все сделанные Чебриковым кадровые «заготовки» было решено перечеркнуть, от нашей агентуры начали избавляться», – вспоминает наш собеседник.

Через Эстонию – в Вашингтон

«На всех, кого вел комитет, считая их перспективными, у нас были обширные досье. Туда попадало все, вплоть до деталей личной жизни. Мы знали о наших людях любые подробности, – рассказывает питерский бывший комитетчик Сергей Арсенов. – Что касается Грибаускайте, то ее первоначально планировали использовать для работы по линии Первого главного управления КГБ, и она даже совершила несколько поездок в соцстраны. Но позже из ведения ленинградского управления КГБ ее забрали – личное дело прыткой литовки понадобилось на Лубянке. Я не знаю, зачем». Заглянуть бы в это личное дело – за такую возможность многие наверняка отдали бы неплохие деньги. И вот тут есть один нюанс – архив, как мы писали ранее, исчез.

По словам нашего собеседника, архивы на прибалтийскую агентуру в массовом объеме изымались в самом начале 1990-х годов: «Тогда, если помните, комитетом дали порулить Бакатину, и он тут же слил американцам схему прослушки их строящегося посольства в Москве, принял на Лубянке главу ЦРУ и предпринял прочие шаги в том же духе. Скандал с прослушкой вышел масштабным, на весь мир – американцы ведь взаимностью не ответили. Поэтому когда дело дошло до архивов на агентуру, был избран более осторожный путь. А эти архивы хотели заполучить многие!». Действительно, тот же Бакатин в своей книге «Избавление от КГБ» прямо пишет, что особо усердствовал в этом деле Ландсбергис, отец которого и он сам тесно связаны с КГБ. Но никому из прибалтов эти столь ценные материалы не достались – они ушли к их новым кураторам.

«Материалы на агентуру были переданы американцам. Конечно, ключевые досье остались в России (как в оригиналах, так и в копиях), но основной массив ушел в США. Было принято решение, что теперь Прибалтика – это зона интересов США, пусть кормят и воспитывают их сами. Из Вашингтона был озвучен вопрос о местном кадровом потенциале, и интерес американцев удовлетворили», – рассказывает наш собеседник. По его данным, это было сделано через фирму «Майнер Нева» – предприятие, занимавшееся консалтингом, было учреждено комитетчиками еще в конце 1980-х годов через подставных людей в Эстонии и привлекалось для работы на ленинградском направлении. О роли «Майнера» в становлении «независимой» демократической власти в России мы писали ранее.

Перевертыши – самые эффективные

«Через «Майнер» пропускали практически всех заметных ленинградских оппозиционеров – Ковалев, Щелищ, многие иные. Денег у них не было, а изображать демократический раж требовалось, вот через «Майнер», оформив их консультантами или еще как, им гонорары и выплачивали», – утверждает бывший сотрудник КГБ.

Наш собеседник из госбезопасности продолжает: «Насколько я знаю, данные на Грибаускайте были в тех коробках, которые тогда передали американцам через эту фирму. У нас же просто составили акт об уничтожении старых дел – время, мол, новое, так чего старье хранить. А через «Майнер» сделка была оформлена как пожертвование на развитие научных исследований о перспективах демократии в нашей стране. Эти средства потом и тратили на поддержку местной «оппозиции». А американцев интересовали наиболее ярые, упертые сторонники коммунистического режима в Прибалтике, еще лучше – имеющие чекистов в роду. Из них они хотели сделать новых лидеров, намекая, что такие перевертыши, если их держать на крючке компромата, самые эффективные».

С этим утверждением трудно спорить. Грибаускайте действительно оказалась весьма полезным для американских интересов перевертышем. Все же Чебрикову в опыте не откажешь – он подбирал неплохих в плане эффективности кандидатов для работы на КГБ. Пусть и не в рамках «Ганзейского региона», но Грибаускайте все же добралась до вершины власти в Литве. А вот карьера Прунскене осложнилась. «Шатрии» даже пришлось в начале 1990-х некоторое время скрываться в Германии. А Грибаускайте пропустили через горнило тренингов в Джорджтаунском университете, и из преданного коммунистическим идеалам агента КГБ она превратилась в верного солдата ЦРУ. Солдата, на которого в Вашингтоне, благодаря архиву «Майнер-Нева», до сих пор хранится много компромата из ее советского прошлого.

Максим Леонов, Санкт-Петербург

21.04.2015

СтрайкUA1

Схожі публікації

http://firstsocial.info/analiz/otkroveniya-eks-sotrudnika-tsk-kpss-gribauskayte

*****

Как спецслужбы стран Балтии борются против реального и мнимого «Русского мира»

30.05.2015.РМ-6552577

Спецслужбы каждой из стран Балтии имеют разные названия. В Литве это Департамент государственной безопасности (ДГБ), в Латвии – Полиция безопасности (ПБ), в Эстонии – Охранная полиция (КаПо от эстонского названия Keitsepolitseiamet). Однако по своему содержанию они похожи. Среди прочего все они выполняют функции политической полиции, в полномочия которой входит борьба с инакомыслием, опасным с точки зрения государства.

В отличие от спецслужб многих других государств, маскирующих свою политическую работу, спецслужбы стан Балтии своей работы не скрывают и даже открыто отчитываются о ней каждый год. Однако отличается от других членов ЕС и интенсивность борьбы с различными политическими оппонентами.

Прежде всего работа всех трех спецслужб сосредоточена на России в самом широком смысле слова: это российские юридические лица, туристы и русская диаспора. Например, соответствующий раздел в отчете эстонской контрразведки называется «Защита конституционного строя» и почти полностью посвящен России, где в частности нынешняя российская система власти во главе с Путиным прямо характеризуется как «русский неоимпериалистический проект».

«В 2014 году деятельность соотечественников за границей финансировал Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом (далее Русский фонд), – сказано в отчете ДГБ. – В настоящее время в Литве действуют два центра, поддерживаемые Русским фондом – Общественное предприятие «независимый центр прав человека» и ассоциация «Центр по охране и исследованию основных прав»… Они распространяют идеи, благоприятные России – обвиняют Литву в нарушении прав национальных общин, в фальсификации истории, в ограничении свободы слова, в терпимости к проявлению (нео)нацизма и т.д.».

Далее в отчете сказано, что руководители этих структур ведут подрывную деятельность, например глава «Независимого центра прав человека» Карлис Биланс организовал акцию против оказания помощи Украине в войне. А одна из основателей указанной ассоциации Эла Канайте параллельно руководит Ассоциацией учителей русских школ в Литве.

«Русский язык обучения в школах Литвы создал в обществе благоприятную нишу для распространения влияния России… Россия стремится готовить русскоязычных лидеров и формировать лояльную ей смену соотечественников» – сказано в отчете. Далее приводится пример того, как гражданин РФ Анатолий Иванов организовал в школе Литвы с русским языком обучения кружок юных русскоязычных журналистов, а также сообщается об обысках, проведенных в квартирах школьников и учителей, которые возили их в российский военно-патриотический лагерь.

Не обходит стороной отчет и деятельность журналистов и ученых, как литовских, так и российских. В частности упомянуты журналистка «Комсомольской Правды» Галина Сапожникова, которая организовала международный медиа-клуб «Формат А3». В 2014-м году, согласно данным ДГБ, этот клуб провел 11 мероприятий. Среди представляющих опасность СМИ в отчете названы русскоязычные вильнюсские еженедельники «Литовский курьер», «Обзор», «Экспресс-неделя», Первый Балтийский канал и портал «Балтньюс», которым руководит вышеупомянутый Анатолий Иванов.

Похожие угрозы отмечает в своих ежегодных докладах и эстонская КаПо. В ее списках находятся: фонд «Русский мир», Фонд поддержки публичной дипломатии имени Алексея Горчакова, Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом и Центр информации по правам человека. Из СМИ и общественных организаций в списке КаПо оказались журнал «Балтийский мир», проекты «Россия сегодня» и «Спутник», портал Baltija.eu и международный клуб журналистов «Импрессум».

Однако иногда борьба с влиянием «русского мира» со стороны КаПо выливается в настоящую профанацию, ведь выглядит как проявление обычной политической конкуренции внутри страны и не подкрепляется какими-либо доказательствами. Так, например, за два месяца до парламентских выборов 2011 года КаПо распространила сведения, будто бы Центристскую партию Эстонии тайно финансировало российское ОАО «РЖД».

«Якунин потребовал в дальнейшем по этому делу придерживаться строгой конспирации, сославшись на свой многолетний опыт оперативной работы», – было сказано в публичном отчете КаПо. После выборов выяснилось, что доказательства этого отсутствуют. Но шумиха и кампания в прессе сделали свое дело – партия набрала меньше голосов, чем на прошлых выборах. КаПо не выиграла ни одного судебного разбирательства по подобным обвинениям в подрывной деятельности. Судя по всему, в этом и похожих случаях Охранная полиция таким способом просто-напросто боролась с политическими оппонентами действующей власти, выставляя их врагами народа и предателями родины. Никаких негативных последствий для КаПо тоже не последовало.

В Латвии в этом году отчет Полиции безопасности не публиковался, возможно потому что она председательствует в ЕС и публикация не получила бы одобрения от тех стран-членов где подобная активность и в то же время открытость политической деятельности тайной полиции не принята. Однако есть отчет за прошлый год. И там перечислены следующие общественные организации: «Родина», Латвийский Комитет по правам человека, Балтийский центр исторических и социально-политических исследований, Институт европейских исследований и другие структуры, которые, по данным ПБ, получают финансирование через фонд «Русский мир», фонд публичной дипломатии имени Горчакова, Фонд поддержки и защиты соотечественников за рубежом. Кроме того, по информации ПБ, с российскими спецслужбами связаны и общественные структуры РФ, такие как Калининградский центр общественно-политических исследований «Русская Балтика», «Центр международной и региональной политики», «Российско-балтийский центр масс-медиа» и другие.

«В 2014 году в Литве активно действовали лица, симпатизирующие теориям заговора и распространению благоприятных идей для русского влияния, верующие в «духовную» победу русской цивилизации», – сказано в докладе литовского ДГБ. В то же время в отчете сказано, что никаких признаков сепаратизма в данной среде не отмечалось. Подобные выводы об отсутствии сепаратистских настроений делают спецслужбы Эстонии и Латвии. Например, в ежегоднике КаПо сказано следующее: «У нас отсутствуют проявления сепаратизма, которые параллельно с событиями на Украине искали в Эстонии многочисленные зарубежные журналисты. Время от времени, правда, появляются для раздражения людей сайты, поддерживающие идеи автономии Ида-Вирумаа, однако у них нет реального наполнения и поддержки».

Таким образом, было бы ошибкой говорить, что спецслужбы балтийских государств напуганы событиями в Украине и ведут борьбу за то, что бы предотвратить войну на своей территории, как пытаются объяснить некоторые эксперты эту политику, которая противоречит обычным представлениям о правах и свободах человека и гражданина в Евросоюзе.

Итак, публикация этих отчетов, скорее всего, имеет две цели. Первая – это ослабление местной русской диаспоры, чего балтийские спецслужбы по большому счету и не скрывают. Вторая – это запугивание и нейтрализация оппонентов действующей власти, которые зачастую вовсе не являются русскими или пророссийскими, но зато существует удобный «внешнеполитический» повод для давления на них.

Тем более, что любые оппоненты власти часто могут иметь похожую в своей критической части риторику с пророссийскими силами. И хотя это не делает их таковыми, но уже является достаточным поводом для давления со стороны власти, в том числе спецслужб. Например, это касается евроскептицизма, обвинение в котором позволяет также «автоматически» обвинять в пророссийских настроениях. И эта практика начинает напоминать не свободолюбивые западные демократии, но авторитарный и полицейский Советский союз, из которого так мечтали вырваться прибалты.

Иван Соколовский

27.05.2015

http://firstsocial.info/analiz/kak-spetssluzhbyi-stran-baltii-boryutsya-protiv-realnogo-i-mnimogo-russkogo-mira