«Были красными, стали белыми…»

Ровно 100 лет назад было подавлено восстание в Кронштадте (Кронштадтский мятеж)

«Были красными, стали белыми…»

 

 

Ожесточенные споры среди историков о том, как оценивать те события, и что именно произошло в марте 1921 года, когда против диктатуры большевиков поднялся гарнизон крепости и экипажи кораблей Балтийского флота, продолжаются до сих пор.

**********

 

В Петербурге памятник жертвам мятежа было решено установить еще в 1994 году, когда президент Борис Ельцин подписал указ об их реабилитации. Но в 1995-м с закладного камня будущего монумента украли бронзовую табличку. В начале 2000-х уже был готов его проект, но и на 90-летие восстания, как планировали, его так и не поставили. Наконец, в прошлом году были представлены новые проекты памятника, который обещают все же установить в мае нынешнего года. Такие проволочки не случайны.

Напомним, что Кронштадт – это одновременно город на острове Котлин и военно-морская крепость, прикрывавшая с моря столицу Российской империи – Петербург. Крепостные сооружения начали строить еще при Петре I, а к началу Первой мировой войны это была сильнейшая в мире береговая крепость. Как считали, справиться с ней не смог бы ни германский, ни английский флот.

А потому мятеж в Кронштадте не на шутку перепугал большевиков. К тому же восстали балтийские матросы, которых сам Троцкий называл «красой и гордостью русской революции». По словам Ленина, их бунт был «страшнее Колчака, Деникина и Юденича вместе взятых».

За Советы без коммунистов

Однако поначалу в Кронштадте никто с оружием в руках против власти большевиков выступать не собирался. Волнения в крепости начались после тревожных событий в Петрограде, где забастовали доведенные до отчаяния нищетой и разрухой рабочие заводов. 26 февраля 1921 года состоялось экстренное собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск», стоявших в гавани Кронштадта.

Было принято решение направить в Петроград делегацию, чтобы выяснить, что там происходит. Посетив город, кронштадтские моряки увидели, что фабрики, на которых начались стачки, окружены красноармейцами. «Можно было подумать, что это не фабрики, а трудовые тюрьмы царских времен», – вспоминал потом лидер восставших матрос Степан Петриченко.

28 февраля состоялось новое собрание матросов, на котором была принята резолюция с требованиями провести перевыборы Советов, упразднить комиссаров, предоставить свободу деятельности всем социалистическим партиям. Выдвигались даже экзотические требования о полной свободе торговли и о выселении всех евреев в Палестину, но они были отвернуты. В Кронштадт спешно прибыл глава ВЦИК Михаил Калинин. Но матросы сорвали его выступление насмешливыми выкриками: «Брось, Калиныч, тебе тепло», «Ты сколько должностей-то занимаешь, и поди везде получаешь!», после чего посланец от властей быстро ретировался.

Тухачевский собирался травить восставших газом

После появления сообщений о намерении большевиков подавить восстание силой в крепости был создан Временный революционный комитет. Матросы заняли в городе все ключевые объекты и стали готовиться к обороне. В ответ власти объявили восставших вне закона и потребовали «немедленной и безоговорочной капитуляции». И вскоре части Красной армии пошли по льду замерзшего Финского залива на штурм острова.

Но первый штурм закончился неудачей. Некоторые части отказались идти в атаку, а некоторые вообще перешли на сторону мятежников.

Большевики мобилизовали все силы, в Петроград были переброшены верные отряды из красных финнов и латышей. Тухачевский, который руководил вторым штурмом, приказал бомбить крепость, собирался даже обстрелять мятежных матросов снарядами с отравляющим газом.

Численное превосходство большевиков было подавляющим и, несмотря на значительные потери, их отрядам удалось ворваться в крепость. 18 марта штаб восставших принял решение уничтожить линкоры и прорываться в Финляндию. Несколько пудов взрывчатки заложили под орудийные башни, однако на «Севастополе» «старики»-матросы разоружили и арестовали восставших. После чего выпустили из трюма коммунистов и радировали, что на корабле восстановлена Советская власть. Некоторое время спустя сдался и «Петропавловск».

Между тем участник Кронштадских событий Иван Ермолаев в своих воспоминаниях потом писал, что матросы вообще не собирались сражаться с Красной армией, понимая, что это бесполезно, а сразу приняли решение уходить в Финляндию, оставив в Кронштадте заградительный отряд. Он и защищал город-крепость, пока основные силы участников мятежа не пересекли финскую границу.

По данным советских источников, штурмующие потеряли более пятисот человек убитыми и более трех тысяч ранеными. При штурме погибли тысяча мятежников, свыше двух тысяч «ранено и захвачено в плен с оружием в руках», а около 8 тысяч сумели уйти по льду в Финляндию.

Однако финская газета SuomenMaa в статье, посвященной 100-летию Кронштадского восстания, признает, что «финский прием был не самым теплым: прибывших сразу же отправляли в лагеря для красных военнопленных, где многие скончались». Другими словами, финны их попросту уморили голодом.

А в самом Кронштадте начались жестокие репрессии.Всего к расстрелу были приговорены 2103 человека и к различным срокам наказания 6459 человек. Весной 1922 года началось массовое выселение жителей Кронштадта с острова. Позднее оставшихся в живых участников восстания неоднократно репрессировали. Но в советские времена кровавый разгром кронштадского мятежа подавался в приподнято-романтическом ключе:

Нас водила молодость в сабельный поход,
Нас бросала молодость на кронштадский лед…  — Восторженно писал поэт Эдуард Багрицкий.

Личная папка Ленина

В современной историографии предложены разные концепции событий. Проблема в том, что почти все документы штаба восстания были уничтожены, и лишь кое-что оказалось в заграничных архивах, куда их вывезли его участники, которым удалось бежать из России. Так что же произошло в Кронштадте в марте 1921 года на самом деле, и что стало причиной восстания?

Некоторые документы все же сохранились. Так, в личном фонде Ленина архива ЦК РКП(б) есть специальная папка «Все о Кронштадте», собранная самим вождем лично.

Один из главных документов, который в ней хранится, – резолюция общего собрания команд линейных кораблей, состоявшегося 1 марта 1921 года. В ней изложены все требования восставших.

Участники Кронштадтского мятежа категорически осуждали монополию на власть, которую установили большевики, требовали свободы слова и печати для всех социалистических партий, требовали провести немедленно перевыборы Советов, причем тайным голосованием и т.д.

Восставшие хотели упразднить политотделы, причем с мотивировкой, что ни одна партия не может пользоваться привилегиями для пропаганды своих идей и получать от государства средства для этой цели. И это, как отмечают историки, сильно напоминает дебаты в перестройку вокруг знаменитой 6-й статьи Конституции СССР об отмене руководящей роли КПСС.

Есть в архиве и другой важнейший документ – доклад с грифом «Секретно» известного деятеля ВЧК Якова Агранова «О результатах расследования по делу мятежа в городе Кронштадте» с пометкой «для Дзержинского». Надо сказать, что с самого начала большевики официально квалифицировали мятеж как белогвардейский заговор, который был задуман и реализован французскими спецслужбами. Однако Агранов в своем докладе, который не был предназначен для пропаганды, пишет, что восстание гарнизона и рабочих Кронштадта явилось логическим развитием волнений и забастовок на некоторых заводах, фабриках Петербурга, вспыхнувших в 20-х числах февраля.

И они имели под собой экономические основания. Агранов пишет, что задачей его расследования было выяснение связей организаторов и вдохновителей этого восстания с контрреволюционными партиями и организациями, действующими на территории советской России и за рубежом. Но, как он отмечает в конце доклада, установить подобные связи не удалось. Однако, если тогда это не удалось, то это вовсе не означает, что их вовсе не было.

Анархисты в брюках «клеш»

В итоге до сих пор существуют три разных варианта описания истории кронштадских событий. Первый – официально принятый в СССР, согласно которому бунт моряков в Кронштадте был поднят по инициативе белогвардейских офицеров, врагов советской власти. Вождем восстания объявили «царского генерала» Александра Козловского – начальника артиллерии Кронштадта. На самом деле он никаким организатором и вдохновителем не был. Сказанное в отношении него было просто клеветой.

Второй – версия Троцкого, который потом в эмиграции писал, что это был мятеж матросов-анархистов, «носивших пышные панталоны «клеш» и прическу сутенеров». «Сознательной программы у восставших не было и по самой природе мелкой буржуазии быть не могло, – отмечал позднее Лев Давыдович. – Они сами не понимали ясно, что их отцам и братьям, прежде всего, нужна свободная торговля. Они были недовольны, возмущены, но выхода не знали. Более сознательные, т.е. правые элементы, действовавшие за кулисами, хотели реставрации буржуазного режима. Но они не говорили об этом вслух. «Левый» фланг хотел ликвидации дисциплины, «свободных советов» и лучшего пайка».

И, наконец, была версия самих восставших, которые именовали свой мятеж «революцией». Их декларация провозглашала Кронштадт «третьей революцией», продолжением Февраля и Октября 1917 года. Мол, большевики в Петрограде предали их идеалы.

Газета восставших публиковала такие частушки: «Всероссийская коммуна\ Разорила нас дотла\ Коммунистов диктатура\ Нас до ручки довела…».

Но белый контр-адмирал В.К. Пилкин описывал в своём послании генералу Юденичу, как в восставший Кронштадт тайно ездила делегация белогвардейских офицеров: «Они рассказывают, что их встречали со слезами. Многие говорили не стесняясь, при всех, что глубоко раскаиваются о содеянном».

Так кто же взбунтовался?

И вот еще одна деталь, о которой забывают. Дело в том, что «революционных матросов» в Кронштадте на момент восстания 1921 года почти не было. Около 140 тысяч моряков ушли на фронты Гражданской войны. «Мало того, – пишет кронштадский историк Виктор Краснояров, – в конце 1920 года сюда прислали шесть тысяч новобранцев. Это были в основном пленные, которых взяли при разгроме армии Деникина, махновцы, петлюровцы… Контингент будь здоров! К тому же все они переписываются с домашними, которые в основном крестьяне, слышат про голод, продразверстку, жестокое подавление Антоновского мятежа».

Кстати, когда вспыхнула революция, то именно моряки Кронштадта в числе первых начали с упоением убивать боевых офицеров флота, за что ими потом так восхищался Троцкий. Во время прошедшей в Кронштадте 3-4 марта 1917 года резни погибло около 200 кадровых моряков, героев войны, во главе с командующим Балтийским флотом адмиралом Непениным.

Кровожадность, с которой матросы в 1917-м расправлялись со своими офицерами, была не только ничем не объяснима, но и имела явно выраженные черты ненормальности. По воспоминаниям очевидцев, «зверское избиение офицеров в Кронштадте сопровождалось тем, что людей обкладывали сеном, и, облив керосином, сжигали; клали в гробы вместе с расстрелянными живого, расстреливали отцов на глазах у сыновей».

А вот как описывают расправу с военным губернатором Кронштадта в марте 1917 года боевой офицер Г.К. Граф: «Дикие, разъяренные банды матросов, солдат и черни со зверскими лицами и жаждой крови, вооруженные чем попало, бросились по улицам города. Прежде всего, выпустили арестантов, а потом, соединившись с ними, начали истребление ненавистного начальства. Первой жертвой этой ненасытной злобы пал адмирал Р.Н. Вирен, главный командир и военный губернатор Кронштадта, человек по натуре прямой, властный и храбрый, но бесконечно строгий и требовательный. Когда толпа подошла к дому главного командира, адмирал Вирен, услышав шум и крик, сам открыл дверь и, увидев матросов, стремительно распахнул ее настежь. Толпа, заревев, бросилась на адмирала, стащила его вниз и поволокла по улицам. Матросы улюлюкали, подбегали к адмиралу Вирену, плевали ему в лицо и кричали с площадной бранью…

Толпа была одета в самые фантастические костюмы: кто – в вывернутых шерстью наружу полушубках, кто в офицерских пальто, кто – с саблями, кто – в арестантских халатах. Ночью, при свете факелов, это шествие имело очень жуткий вид, точно демоны справляли свой адский праздник. Мирные жители, завидев эту процессию, с ужасом шарахались в стороны.
Посреди этой толпы шел адмирал. Он был весь в крови. Искалеченный, еле передвигая ноги, то и дело, падая, медленно двигался мученик навстречу лютой смерти. Из его груди не вырвалось ни одного стона, что приводило толпу в еще большее бешенство. Пресытившись терзаниями жертвы, палачи окончательно добили ее на Якорной площади, а тело сбросили в овраг. Там оно лежало долгое время, так как его было запрещено хоронить…».

Ситуация в Кронштадте 1921 года напоминала события в Петрограде в феврале 1917 года, когда в столице взбунтовались солдаты запасных полков, разложившиеся не столько от пропаганды большевиков, а в результате долгого сидения без дела в тылу в столице со всеми ее соблазнами.

На фронт они идти не хотели, вот и поддержали революционеров. В 1921 году в Кронштадте «красные» воевали уже против «красных». Виктор Краснояров отмечает, что к кровопролитию привел банальный дележ власти: партии не смогли договориться. Как в 1993-м? Краснояров считает: «Круче: здесь с оружием в руках были обе стороны. Кроме этого помогла заграница».

Публикация в Matin

Так, о причастности иностранных разведок к восстанию в Кронштадте рассказал в своей книге «Флотоводец Иван Кожинов» (он командовал Балтфлотом) ученый и писатель Сергей Близниченко. «13 февраля 1921 года, – пишет он, – в парижской газете «Утро» («Matin») появилась телеграмма из Гельсингфорса от 11 февраля о том, будто в Кронштадте произошло восстание моряков против Советской власти. Французская контрразведка только несколько опередила события. Через несколько дней после указанного срока действительно начались события, ожидавшиеся и, несомненно, подготовлявшиеся французской контрразведкой. В Кронштадте и Петрограде появились белогвардейские листки. Во время арестов задержаны заведомые шпионы».

Виктор Краснояров тоже указывает, что за две недели до мятежа во французских газетах уже было сообщено, что восстание произошло. Шла и информационная война.В Петрограде распространялись слухи, будто на помощь Кронштадту спешит французская эскадра или даже корабли разбитого Врангеля.По мнению историка, те, кто организовывал «цветную революцию», торопились устроить очередную заваруху на территории России до X съезда партии, на котором объявили о НЭПе и этим самым аннулировали главные мотивы мятежа.

Доцент кафедры отечественной истории XX–XXI вв. исторического факультета МГУ Юрий Щетинин в свою очередь утверждает, что архивные материалы Белого движения свидетельствуют о возможной причастности лиц, связанных с антибольшевистской организацией «Национальный центр», к провоцированию протестов в Кронштадте в 1921 году. Причём события на военно-морской базе могли быть частью более масштабного плана. «Существовал замысел при полной поддержке западных разведок устроить восстание в Петрограде. Если бы Кронштадт оставался в руках восставших на момент, когда вскрылся лёд, можно было бы организовать обеспечение восстания по морю – и большевикам пришлось бы очень плохо», – считает эксперт.

«Существовала угроза интервенции, но, конечно, не для того, чтобы британцы помогли российским крестьянам, а для того, чтобы Лондон реализовал свою мечту и уничтожил остатки Балтийского флота. Мятеж, с одной стороны, был взрывом реального недовольства, а с другой – страшной угрозой для страны, способной привести к крушению государственности», –уверен историк Александр Крушельницкий.

Восстание было обречено

Теперь уже хорошо известно, что иностранные разведки были причастны к свержению самодержавия в России и вложили в подрывные действия против империи огромные деньги. Ленин вернулся в Петроград в «пломбированном вагоне» на немецкие деньги, а Троцкий со своими соратниками прибыл из США с деньгами американских банкиров.

Конечно, Запад вынашивал планы воспользоваться восстанием в Кронштадте в своих целях. Однако главной причиной мятежа на острове Котлин стало все-таки разочарование во власти большевиков, он был спровоцирован их жестокой политикой и отчаянием от экономических трудностей.

Но восстание на острове было обречено, когда стало ясно, что население Петрограда его не поддержало. А о том, как в городе относились к мятежному Кронштадту, хорошо показывает городская частушка тех времен:

Ах, клёшики,
Что вы сделали:
Были красными,
Стали белыми.

Сами восставшие, поднявшие бунт под красным флагом, вовсе не хотели возвращения монархии и реставрации буржуазного строя. Но их утопические мечты о «свободе», лозунг «Советы без коммунистов» были в то время, когда страна разрушена гражданской войной, неосуществимы. Диктатура большевиков явилась тогда, вероятно, единственной возможностью спасти Россию от хаоса и анархии, в которые она была ввергнута после отречения царя и прихода к власти недееспособного Временного правительства, дать отпор посягательствам извне.

Однако восстание в Кронштадте под занавес Гражданской войны возымело своеобразный эффект. Пока ещё длилась осада крепости, Ленин провозгласил введение НЭПа. Эта политика ослабляла закрученные до предела во время военного коммунизма гайки и позднее помогла восстановить разрушенную до основания экономику России.

«Если мы вспомним, что революция пожирает своих детей, то кронштадтские матросы и были первыми детьми революции, которые стали ее первыми жертвами, – считает председатель РВИО Владимир Мединский. – Об этом надо помнить, опыт этот надо самым внимательным образом изучать, потому что это тяжелая трагическая история, которую ни в коем случае нельзя забыть».

Специально для «Столетия»

Владимир Малышев

18.03.2021

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/kronshtadtskij_matezh_byli_krasnymi_stali_belymi_512.htm