Август-91: трагедия или победа

Август-91: трагедия или победа демократии?


Август-91: трагедия или победа


Накануне 20-летнего юбилея со дня подавления путча социологи выяснили: большинство россиян вовсе не считают это победой демократии.

По данным «Левада-центра», который проводит такие опросы почти ежегодно, за последние 10 лет оценки россиянами событий августа 91-го претерпели сильную корректировку.

Если в 2001 году только 25 процентов наших соотечественников считали переворот трагедией, имевшей гибельные последствия для страны и народа, то сейчас таковых уже 39 процентов.

Количество людей, нейтрально относящихся к тем событиям и оценивающих их просто как эпизод борьбы за власть между политическими группировками, напротив, снизилось — с 43 до 35 процентов.

Однозначно как победу демократии подавление путча 1991 года оценивают только 10 процентов россиян.

В 1991 году всем стало понятно, что Советский Союз в том виде, в котором он существовал, дальше жить не может.

К этому времени до предела обострились отношения между президентом СССР Михаилом Горбачевым и только что (12 июня 1991 года) избранным президентом РСФСР Борисом Ельциным.

При активном участии Бориса Ельцина был подготовлен новый союзный договор между республиками, входившими в состав СССР. К тому времени Литва и Грузия уже заявили о независимости, новый договор не собирались также подписывать Латвия, Эстония и некоторые другие советские республики.

Пытаясь не допустить развала СССР, высшие чиновники страны создали Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). В него вошли вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр Валентин Павлов, заместитель председателя Совета обороны при президенте СССР Олег Бакланов, министр внутренних дел Борис Пуго, министр обороны Дмитрий Язов, председатель Комитета государственной безопасности Владимир Крючков и другие государственные деятели.

О создании комитета было официально объявлено 19 августа 1991 года. Президент СССР Михаил Горбачев находился в тот момент в отпуске в поселке Форос в Крыму, где был фактически взят под домашний арест.

Приказом ГКЧП на всей территории СССР было введено чрезвычайное положение, были запрещены все оппозиционные партии и движения, массовые собрания, закрыты многие газеты, возрождена жесткая цензура СМИ, в Москву были введены войска, региональные органы власти обязаны были подчиняться назначенным ГКЧП военным комендантам.

Практически во всех крупных городах страны 19 августа начались, а 20-го и 21-го разрослись до массовых акции протеста против ГКЧП и в поддержку законной власти. В Москве эти акции приобрели трагический характер: случайно под колесами танков и БТРов погибли трое молодых людей — противников ГКЧП.

Сопротивление ГКЧП возглавил президент РСФСР Борис Ельцин, символом сопротивления стало здание Верховного Совета РСФСР (нынешний Дом правительства России), где работал Борис Ельцин и возле которого собралось несколько десятков тысяч москвичей.

Указами президента Ельцина и постановлениями Верховного Совета СССР ГКЧП был признан незаконным, его действия — государственным переворотом, все министерства и ведомства СССР, включая КГБ, МВД и Министерство обороны, были переподчинены президенту России, который в свою очередь потребовал от них не подчиняться незаконному органу власти в виде ГКЧП.

22 августа новая российская власть одержала верх, ГКЧП был распущен, члены комитета арестованы, а законный президент СССР Михаил Горбачев вернулся в Москву. Он, так же как и другой законный орган власти — Верховный Совет СССР, квалифицировал действия ГКЧП как государственный переворот.

В тот же день государственным флагом России стал бело-сине-красный триколор, на следующий — была запрещена компартия России, а ночью демонтирован памятник Дзержинскому на Лубянке.

Советский Союз прожил с того времени совсем недолго —он прекратил свое существование 26 декабря 1991 года.

Трагическими для страны и народа события 20-летней давности считают прежде всего пенсионеры (53 процента), домохозяйки (44 процента), служащие (41 процент) и в целом женщины (41 процент), россияне старше 55 лет (50 процентов), с образованием ниже среднего (42 процента), невысоким потребительским статусом (44 процента) и жители сельских поселений (45 процентов).

Чаще всего оценивают события августа 1991 года как эпизод борьбы за власть безработные (57 процентов), рабочие (41 процент) и в целом мужчины (39 процентов), россияне в возрасте 40-50 лет (39 процентов), со средним специальным образованием (37 процентов), самым низким потребительским статусом (50 процентов) и жители городов с населением 100-500 тысяч человек (38 процентов).

Победой демократической революции над КПСС чаще других события августа 1991 года называют руководители и управленцы (34 процента), служащие (15 процентов), предприниматели (14 процентов) и в целом россияне со средним специальным образованием (9 процентов), высоким потребительским статусом (12 процентов) и москвичи (27 процентов).

Только 27 процентов россиян считают, что с августа 1991 года Россия пошла в правильном направлении, тогда как 49 процентов россиян убеждены в обратном.

Интересно, что роль граждан страны в подавлении путча россияне оценивают невысоко: всего 15 процентов соотечественников считают, что победа над ГКЧП была одержана благодаря активности неравнодушных советских людей.

Другие ответы на вопрос «Что помешало успеху ГКЧП в августе 1991 года?» распределились так: 28 процентов — плохая подготовка переворота, 19 процентов — раскол армии, МВД и КГБ, 14 процентов — отказ президента СССР Михаила Горбачева поддержать заговорщиков, 13 процентов — решительные действия руководства России.

Что касается поведения Михаила Горбачева, то большинство россиян (43 процента) считают, что он растерялся и выпустил власть из рук, 20 процентов считают, что он ничего не мог сделать, будучи изолированным на своей даче в Форосе, а 11 процентов даже полагают, что президент СССР был на стороне ГКЧП.

Невысоко оценивают наши соотечественники и роль президента РСФСР Бориса Ельцина. По мнению 42 процентов опрошенных, он «использовал смуту для того, чтобы захватить власть в стране», 27 процентов уверены, что «власть сама свалилась ему в руки», и только 11 процентов россиян убеждены, что Борис Ельцин «мужественно выступил против ГКЧП».

Интерпретировать данные опроса сложно хотя бы потому, что в основном вопросе — об отношении россиян к событиям августа 91-го — социологи спрашивали одновременно о круглом и зеленом. То есть о вещах, никак не соотносящихся друг с другом. Называя события 91-го года трагедией, респонденты могли при этом иметь в виду все, что угодно: от гибели трех ребят в Москве до восстановления законности и ареста путчистов 22 августа.

При этом гражданин, считающий те события трагедией (а их считает трагедией любой нормальный человек, потому что погибли люди), может одновременно считать их и победой демократии.

Кроме того, очевидно, что большинство людей оценивают события августа 91-го по гораздо более сложной шкале, чем «хорошо — нейтрально — плохо». До 20-летнего «юбилея» еще есть несколько дней — будем надеяться, что социологи опубликуют более детальные исследования. Ведь понять, что сегодня россияне думают об августе 91-го, действительно интересно.


Август-91: трагедия или победа


На фотографии: Члены ГКЧП (вместе с А. Прохановым) после их выхода из «Матросской тишины» в феврале 1993 года

17.08.2011

Дмитрий Лукин

Pravda.ru

________________________

Комментарий Анатолия Лавритова

Граждан России, постоянно проживающих теперь за рубежом и видевших, понимавших происходившие события иначе, нежели москвичи или жители других городов России, сейчас никто не спрашивает.

А можно было бы провести опрос через те же консульства РФ, на учете в которых они состоят. И уверяю, что результаты опроса заставили бы многих политологов и социологов развести руками, поднять брови вверх, изображая удивление, да еще и произнести: «Ну, знаете…!»

Движение соотечественников, курируемое пока что МИДом РФ, тоже могло бы осуществить такую инициативу. Результаты проведения опроса также поразили бы своей нелогичностью. Почему я так заявляю?

Да, потому, что уже тогда мы по-иному оценивали происходящие в Москве события, причем не на стороне Ельцина с его подельниками Бурбулисом, Шахраем и тем же Хасбулатовым, и не на стороне Горбачева М.С., проявлявшего излишний либерализм на фоне пожаров, раздуваемых сознательно в том или ином районе страны .

Единой страны, Президентом перестройки в которой он являлся. К августу 1991 года не три человека, погибших в Москве по неосторожности и излишней отчаянности в «борьбе за демократию», а сотни людей безвинно пострадали от погромов, возникавших от действий и призывов националистов всех мастей.

Разгул «демократии националистов», превратившейся в угар суверенизации действительно привел к ГЛОБАЛЬНОЙ КАТАСТРОФЕ и подобно революции в России 1917 года хоронит ныне созданный после краха колониальной системы МИР социально-политического устройства после ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 20-го столетия.

Ныне в разных странах люди гибнут сотнями и тысячами, а от разрушения государственных систем в выигрыше оказываются кукловоды,»злодеи за сценой», как говорят в театре!»Люди гибнут за металл!»За нефть, за все, что продается во имя свободы потребления!

Анатолий Лавритов,Клайпеда 18.08.

Д.Лукин