Армения и Россия столетие назад

Стереотипы армянской историографии: иллюзии Севрского договора

Армения и Россия столетие назад

 

10 августа 1920 г. союзными державами был подписан Севрский мирный договор.

Согласно разделу «Армения» этого договора (отметим, что впредь при упоминании Севрского договора имеется в виду только этот раздел) к Армении переходила территория некоторых вилайетов Турции.

**********

 

Конкретные границы должны были определяться арбитром — президентом США В. Вильсоном. Последний 22 ноября 1920 г. внёс на рассмотрение союзников предложение, согласно которому к Армении переходили две трети вилайетов Ван и Битлис, почти весь вилайет Эрзерум, большая часть вилайета Трапезунд, включая и порт (примерно 100 тыс. кв. км.) В итоге Армения обладала бы общей территорией порядка 150 тыс. кв. км и получала выход к Черному морю.

Договор вызвал ликование в Армении, весьма быстро закончившееся разочарованием и новыми бедами. Отметим, что исследователи сходятся в том, что договор давал армянскому народу исторический шанс для национального возрождения, но, увы, остался на бумаге из-за противодействия Турции и усилившихся противоречий между союзниками.

Рассмотрим этот вопрос под другим углом зрения. Для чего эти положения, так много обещающие Армении, вообще были включены в договор? Возможно, такая постановка вопроса покажется странной, но она того стоит. Постараемся понять алгоритм действий союзников. Для начала рассмотрим хронологию основных событий, происходящих в то время, когда разрабатывался договор.

В конце апреля 1920 г. состоялась конференция в Сан-Ремо, основными участниками которой являлись Франция, Англия, Италия, Япония. США были представлены наблюдателями. В отношении Турции был утвержден ряд территориальных и других условий, в последующем легших в основу Севрского мирного договора.

Из всей дипломатической говорильни, прозвучавшей на конференции, выделим совершенно недипломатическое высказывание британского премьера Ллойд-Джорджа: «Если армяне не могут защитить свои границы, то… от подобного народа нет никакой пользы, и ни одно союзное государство не будет готово помочь им хоть одним батальоном» (1).

Высказывание не просто крайне оскорбительно для армянского народа, особенно с учетом того, что именно англичане больше всех сделали все возможное, чтобы ослабить Армению. Высказывание это достойно Гитлера. Гитлера, делившего народы на «нужные» и «ненужные», и додумавшегося до изуверского понятия «полезный еврей». Что стало с миллионами «бесполезных» евреев — известно всем.

Признаем, что первенство все же принадлежит британскому премьеру, задолго до Гитлера сформулировавшего понятие «бесполезный армянский народ». (Интересную характеристику дал Ллойд-Джоржу Уинстон Черчилль — «удивительная смесь сладкой патоки и змеиного яда»). Если к этому добавить слова премьер-министра Франции Ж. Клемансо, сказанные им в беседе с Ллойд-Джорджем в 1919 г.: «Армяне — опасный народ и не стоит иметь с ними дело. Они требуют больших денег, но дают очень маленькую компенсацию» (2), то можно больше не питать каких-либо иллюзий, в т.ч. и по Севрскому договору. Но продолжим…

Армения и Россия столетие назад

 

Клемансо, Вильсон, Ллойд Джордж. Фото: wsj.net

Однако главное заключается в том, что, по сути, на конференции было сказано: «Приятного аппетита, Турция!»

Весной 1920 г. Турция уже сконцентрировала крупные силы на границе и готова была начать вторжение в Армению. Лишь позиция Советской России, выступавшей против этого и предложившей свои услуги в качестве посредника, предотвратила войну (точнее, оттянула её на время).

Начались переговоры в Москве. Тут произошло событие, имеющее, на наш взгляд, стратегическое значение. Нарком иностранных дел России Чичерин предложил армянской делегации отказаться от европейской дипломатии и передать разрешение армяно-турецкого спора Москве (а может, эта была просто дипломатическая уловка?).

Можно представить, какой шок испытали союзники. В сочетании с другими факторами, и, в первую очередь, наметившимся сближением Турции и России, это могло привести к потере союзниками Передней Азии. И 10 августа подписывается Севрский мирный договор, означавший расчленение Турции.Реакция Турции однозначно прогнозируема — война. Что может помешать Турции?

Позицию Европы Ллойд-Джордж уже озвучил. Рассмотрение грозного законопроекта, уполномочивающего президента США направлять вооруженные силы для поддержания мира в Армении и снабжать армянскую армию оружием, внесённого в Сенат аж в сентябре 1919 г., как всегда, когда речь шла об Армении, закончилось политическим выкидышем.

В мае 1920 г. Сенат утвердил лишь резолюцию, позволяющую президенту направлять военные корабли и морскую пехоту в Чёрное море для спасения американцев. 1 июня 1920 г. Сенат окончательно отклонил идею взятия США мандата на Армению. Таким образом, американское неоказание военной помощи Армении было гарантировано на законодательном уровне. Турцию буквально приглашают на войну.

В сентябре 1920 г. Турция начинает крупномасштабное вторжение в Армению. 28 сентября Армения обращается за помощью к странам Антанты, а 8 октября — уже ко всему цивилизованному миру. Как отмечают историки, цивилизованная Европа (добавим — и не только она) осталась глуха к призывам армянского народа. (Согласно последним исследованиям, в ноябре Россия предложила правительству Армении вооруженную помощь и посредничество, от которых оно отказалось, уповая на помощь Запада) (3).

7 ноября между Турцией и Арменией было достигнуто соглашение о перемирии. Армянский народ сумел сконцентрировать все силы и героически остановил турецкое наступление, однако силы были на пределе возможностей. 9 ноября турки выдвигают требования, равносильные капитуляции Армении. 18 ноября в Александрополе подписываются условия перемирия, крайне тяжёлые для Армении (отказ Армении от Севрского договора практически предрешён).

И на фоне этого президент США Вильсон 22 ноября вносит на рассмотрение союзников арбитражное предложение, по которому Турция должна передать Армении примерно 100 тыс. кв. км. Феноменально — впервые в истории человечества выигравшая войну страна должна передать проигравшей огромный кусок территории Известный историк Р. Ованнисян отмечает, что это решение уже не имело значения, поскольку войска Кемаля, захватив Карс, Александрополь, угрожали самому существованию Армении (4). Видимо, с этим согласны и другие историки.

Армения и Россия столетие назад

 

А что, Вильсон этого не понимал? Армянский народ стоит на грани гибели, а Вильсон с воодушевлением рассматривает карту новой Армении? В конце концов, о ком идет речь? Об одиноком ковбое с уединённого ранчо или президенте США?

Для чего президенту США вносить союзникам бессмысленное предложение? Чтобы над ним посмеялись? Более того, неужели этого не понимали также Ллойд-Джордж, Клемансо и др.? Следовательно, смысл был!

Для завершения картины отметим, что буквально через несколько дней в Армении будет провозглашена советская власть, событие, не могущее произойти в одночасье. И в какую логику это укладывается? Ни в какую, кроме одной, о чем речь пойдет позже.

Итак, зададимся вопросом — для чего в Севрский мирный договор были включены положения, касающиеся Армении, а арбитр Вильсон 22 ноября внёс итоговое предложение, если ведущие европейские страны и США твердо знали, что:

  1. Турция ни при каких обстоятельствах не согласится добровольно передать эти территории Армении;
  2. Армения, находящаяся в состоянии разрухи, голода, эпидемий, обладающая слабыми вооруженными силами, не в состоянии отстоять свои интересы;
  3. Ни одна ведущая держава мира, не говоря уже о других странах, подписавших договор, пальцем не пошевельнет для оказания помощи Армении. Более того, не то чтобы к 22 ноября, а существенно раньше все прекрасно понимали, что советизация Закавказья неизбежна.

Доказательств этому более чем достаточно. Тем не менее, приведем некоторые свидетельства. Два американских офицера, насмерть перепуганные реальным контактом с «революционно настроенными массами», подписывают уникальную по своему содержанию расписку. Приведем её полностью.

«Мы, представители Американской помощи, даем гарантию Российской компартии в Армении в том, что все продовольственные грузы, предназначенные Армении и находящиеся по пути в Армению, будут доставлены, невзирая на то, будет ли у власти нынешнее империалистическое правительство или Советское Социалистическое.

Александрополь, 4 мая 1920 г.

Полковник Тельфорд — представитель главного директора NER

Экманн — районный командир» (5).

Во время обсуждения в Сенате вопроса о взятии США мандата на Армению (май 1920 г.) сенатор Томсон подчеркнул: «… согласно последним данным, полученным с Ближнего Востока, можно предположить, что большевики уже в Армении» (6).

Весьма примечателен и следующий документ. Летом 1920 г. американцы начали сворачивать свою деятельность в том числе и в Армении. Верховный комиссар Антанты и США в Закавказье полковник Гаскель уже находился в Батуми в ожидании отъезда в США.

27 июля 1920 г. премьер-министр Армении Оганджанян пишет ему: «Правительство с сожалением узнало, что посланная из Америки для Армении мука последующим распоряжением отправлена в Австрию. Причина изменения первоначального распоряжения официально не сообщена правительству, но газетные сведения объясняют его большевистским движением. Вам отлично известно происхождение движения и те решительные меры, принятые правительством для подавления движения и единодушной энергией народа в корне пресечь движение. Вашему превосходительству известно, что армянский народ сплотился сегодня больше, чем когда либо вокруг своего правительства и никакое большевистское движение не может иметь место в Армении» (7). Похоже, американцы лучше знали обстановку в Армении, чем правительство. До установления советской власти оставалось месяца четыре.

Следовательно, передача этих территорий Армении фактически означала бы их присоединение к Советской России. Той самой большевистской России, которую страны Антанты и США люто ненавидели и боялись, видя в ней угрозу своего существования, и войну с которой они практически проиграли. Мыслимо ли, чтобы Вильсон, Ллойд-Джордж, Клемансо и иже с ними способствовали расширению ареала большевизма, если, конечно, они все тайно не состояли в марксистском кружке?

Политика изначально аморальна, но она не может быть алогичной, по крайней мере, для ведущих держав, в руках которых сосредоточено полмира.

С учетом изложенного, ещё раз зададимся вопросом – для чего это было сделано? Мысль о том, что у политиков заговорила совесть, и они хотели хоть что-нибудь сделать для армянского народа, отпадает сразу же. Политика и совесть? Если исключить версию о том, что к этому времени ведущие политики мира находились в состоянии массового умопомрачения, то следует признать, что Севрский мирный договор не просто остался на бумаге в силу каких бы то ни было причин, а заведомо был обречен, запрограммирован на это.

Так ради чего союзники поступились даже внешним престижем? Что ни говори, а весь мир увидел, что подписи ведущих держав мира гроша ломаного не стоят.

Остается только одно — эти положения договора предназначались в первую очередь для Турции! Как правило, утверждается, что кемалисты добились отмены условий договора. А, собственно говоря, каким образом и за счет чего? Как тут не вспомнить характеристику, данную Турции Генри Моргентау, который был послом США в этой стране в 1913-1916 годах… В своих мемуарах он писал: «…я увидел Турцию состоящей из огромного количества немых, необразованных и нищих рабов, во главе которых стоит небольшая слабая олигархия, готовая в любой момент использовать их во имя собственных интересов».

Чем проигравшая Первую мировую войну Турция, находящаяся в тяжелейших экономических, внутриполитических условиях, могла устрашить когорту стран-победительниц (победа над обескровленной Арменией не аргумент)? Вторжением на Британские острова, геноцидом французского народа, особенно потомков Д`Артаньяна, чья фамилия так похожа на армянскую? Ничем, кроме сближения с Советской Россией и, упаси господь, «заражением» идеями большевизма.

И Севрский договор, в сочетании с арбитражным предложением Вильсона, угрожая расчленением Турции, создавал прекрасную почву для дипломатической торговли с главной целью – недопущения ухода Турции из сферы западной дипломатии в сферу российской. При этом еще раз подчеркнём, что Севрский договор не впоследствии стал предметом торга, а изначально был предназначен для этого.

А Армения, как всегда, использовалась в качестве предлога. Торговля завершилась в 1923 г. и увенчалась отказом союзников от Севрского договора на Лозаннской конференции. Турция осталась в силовом поле Запада. Армению, в очередной раз сыгравшую роль шиллеровского мавра, просто не допустили на конференцию, и даже слова «Армения», «армяне», столь раздражающие турецкий слух, исчезли из итоговых документов конференции…

Вот теперь становится понятным, в какую логику укладывается и поведение союзников, и арбитражное предложение Вильсона… Становится понятным, почему цивилизованные Европа и США остались «глухи к призывам Армении» — не могли же они противодействовать своим планам. Лица, подписавшие Севрский, отнюдь не мирный договор, не могли не осознавать, что тем самым подписывают смертный приговор тысячам и тысячам армян (да и турок), а также в очередной раз подвергают армянский народ утонченной психологической пытке. Пытке надеждой, которой не суждено сбыться. Но в большой политике на подобные «мелочи» не обращают внимания. Непонятным остается одно, как на фоне этого можно утверждать, что Турция добилась отмены договора?

Армения и Россия столетие назад

 

Итак, Севрский договор умер.

Но остался его призрак, что, наверняка, входило в замыслы и долгосрочные программы тех, кто составлял договор. Р. Ованнисян пишет: «Севрский мирный договор продолжает оставаться напоминанием о праве армянского народа добиваться справедливого решения Армянского вопроса» (9).

В первую очередь это постоянно действующее предупреждение Турции, этакий дамоклов меч, подвешенный над ней (чего, судя по всему, не могут или не хотят осознать и в Турции). Потенциальная угроза возврата к договору позволяла с тех пор в сочетании с другими факторами держать Турцию в требуемой орбите, когда надо – выступать в благородной роли гаранта её территориальной целостности (вспомним хотя бы Вторую мировую войну и послевоенное переустройство мира) и т.д.

Другой вопрос, что если настанет время расчленения Турции (почему бы и нет?), договор даст возможность вновь заговорить об исторической справедливости. А пока можно поддерживать и надежды армян, тем более что опыт в этом направлении накоплен огромный. Вспомним хотя бы периодические энергичные, но пока безрезультатные обсуждения в Сенате США вопроса признания геноцида армян. Каждый кандидат в президенты этой страны в предвыборный период обещает признать геноцид, но потом напрочь «забывает» об этом.

Выдающийся мыслитель Ф. Энгельс в свое время писал, что армянский народ имеет несчастье находиться между Сциллой турецкого и Харибдой русского деспотизма. Времена поменялись, поменялось и высказывание – Армения уже находилась между кемалистским молотом и большевистской наковальней. Если эти выражения и имеют право на жизнь, то с обязательным добавлением главного фактора: «и коварством международной дипломатии».

Хватит иллюзий. Армянский народ заплатил за них слишком высокую цену.

Источник: Давид Оганян. Стереотипы армянской историографии. Ер. 2010.

Примечания

(1) Энциклопедия « Армянский вопрос», 1991 г, с.98.
(2) Там же, с.204.
(3) Р. Казанчян. «Ещё раз о подписании Россией в 1921 г русско-турецкого договора», Труды института Востоковедения НАН РА. 2006 г., с. 204.
(4) Энциклопедия «Армянский вопрос», с. 304.
(5) НАА, ф.200, оп.1, д.439, ч.2, с.95.
(6) «История армянского народа», 1967 г., т.7.
(7) НАА, ф.200 оп.2 д.638 С.256
(8) Генри Моргентау. «Трагедия армянского народа. История посла Моргентау», с.16-17, Москва, «Центрполиграф», 2009 г.
(9) Энциклопедия «Армянский вопрос», с.299.

11/08/2021

https://vpoanalytics.com/2021/08/11/stereotipy-armyanskoj-istoriografii-illyuzii-sevrskogo-dogovora/

От редакции.Народ Армении в 1920 году порадовался щедрости США , а потом понял, что Запад обманул его!Нынешняя Армения тоже напрасно надеется на какие-то подарки…

Армения и Россия столетие назад