«Администраторы» над президентами США

«Администраторы» над президентами США

 

 

Откровения полковника Хауса

Полное имя этого деятеля – Эдвард Мандел Хаус (Edward M. House). Годы жизни: 1858 – 1938. В справочниках его представляют как американского политика, дипломата, советника президента Вудро Вильсона, известного под прозвищем «полковник Хаус» (хотя к армии отношения он не имел).

**********

 

Он был не только политиком и чиновником, Хаус имел склонность к писательству. Наиболее известное его литературное произведение – футуристический роман «Филип Дрю, Администратор: История завтрашнего дня, 1920 – 1935» (Philip Dru: Administrator: A Story of Tomorrow, 1920 – 1935). Он был впервые опубликован в 1912 году. С тех пор прошло 110 лет. Есть повод поговорить и о книге, и об ее авторе.

Напомню значимые моменты из его биографии. До 1910 года Эдвард Мандел Хаус был далеко не всем известен даже в Америке. Родом он из Техаса, и его общественно-политическая жизнь не выходила за пределы родного штата. Выход Хауса на национальный уровень произошел в 1910 году, когда в стране началась подготовка к президентским выборам 1912 года. Каким образом Хаусу удалось подняться на этот уровень?

В книге «Самая странная дружба в истории, Вудро Вильсон и полковник Хаус» («The Strangest Friendship In History, Woodrow Wilson and Col. House») немецко-американский писатель Джордж Сильвестр Вирек (George Sylvester Viereck) сообщает: «Шиффы, Варбурги, Каны, Рокфеллеры и Морганы (Schiffs, the Warburgs, the Kahns, the Rockefellers and Morgans) сделали ставку на Хауса. «Что, – я спросил Хауса, укрепило вашу дружбу?». «Совпадение наших темпераментов и взгляды на государственную политику», – ответил Хаус. «Какие цели преследовали вы и он?» – «Реализовать в законодательстве определенные либеральные и прогрессивные идеи»» (George Sylvester Viereck, “The Strangest Friendship in History, Woodrow Wilson and Col. House”, Liveright, New York, 1932).

Итак, американские, британские и прочие европейские финансовые магнаты поручили Хаусу продвигать в Белый дом кандидата от демократической партии Томаса Вудро Вильсона. И Вильсон победил, стал 28-м президентом США, занимая Белый дом в течение двух сроков (1913 – 1921 гг.).

Хаус «вышел в дамки», превратившись из провинциального политика в советника президента США. Практически все историки соглашаются с тем, что на протяжении всех восьми лет Хаус имел необычайно значительное влияние на президента. По сути, Вильсон стал классическим примером американского президента, который «царствует, но не правит». А правил все эти восемь лет советник по кличке «полковник Хаус». Именно этот «серый кардинал» принимал ключевые решения по таким вопросам, как действия США в годы Первой мировой войны, переговоры на Парижской мирной конференции, учреждение Федеральной Резервной Системы США, политика в отношении России после революционных переворотов в феврале и октябре 1917 года, введение 18-й и 19-й поправок к Конституции США и др.

Хаус как-то сообщил биографу Шарлю Сеймуру (Charles Seymour), что при Вильсоне он был необычайно важной фигурой: «Последние пятнадцать лет я находился в самой гуще событий, хотя лишь немногие подозревали об этом. Ни один важный иностранный гость не приезжал в Америку, не побеседовав со мной. Я был тесно связан с движением, которое выдвинуло Рузвельта кандидатом в Президенты».

Президент не особенно вникал в суть вопросов, а лишь подписывал бумаги, которые готовил полковник Хаус. Вудро Вильсон, как считают некоторые историки, стал первым в истории США «марионеточным» президентом.После марионетки Вильсона на протяжении столетия таковых было уже немало. Но, пожалуй, наиболее ярко выраженной марионеткой является нынешний президент Джо Байден. Именно начиная с Вудро Вильсона, Америка стала стремительно терять свой национальный суверенитет, который она завоевала в 1776 году, обнародовав Декларацию независимости.

Уже много лет спустя до Вильсона стало доходить, что, находясь в Белом доме, он был игрушкой в чьих-то руках. Он признавал существование огромного заговора, но суть до конца не понимал, ибо контактировал лишь с одним заговорщиком (полковником Хаусом): «Где-то существует сила столь организованная, столь неуловимая, столь осторожная, столь сплоченная, столь совершенная, столь всепроникающая, что, высказываясь в ее осуждение, следует говорить шепотом» (Ральф Эпперсон).

Полковник Хаус был ставленником банкиров лондонского Сити, в том числе лорда Ротшильда, который был не только банкиром, но и одной из ключевых фигур тайной организации «Круглый стол». Эта организация продвигала империалистический проект Сесила Родса (основателя «Круглого стола»). Англосаксы, согласно идеологии «Круглого стола», являются особой, причем высшей расой, которая «во благо всего человечества» должна (просто обязана!) управлять миром. И первый шаг, который британской элите надо сделать,  вернуть контроль Британии над США. И сложившийся в 1912 году (не без активных усилий со стороны членов американского отделения «Круглого стола») тандем «президент Вильсон и советник Хаус» как нельзя лучше подходил для втягивания Америки в планы британских заговорщиков.

Еще не началась Первая мировая война, а уже по суверенитету США был нанесен сокрушительный удар. В последние дни уходившего 1913 года Конгресс США проголосовал за принятие закона о Федеральной резервной системе США – частной корпорации, призванной стать Центральным банком.

Акционерами этой корпорации должны были стать европейские банкиры, в первую очередь банкиры лондонского Сити. В большинстве работ, посвященных истории создания ФРС, не скрывается, что создание этой организации лоббировалось американскими чиновниками и банкирами, которые были «пятой колонной» Британии и лондонского Сити. Но имя полковника Хауса упоминается лишь вскользь. Вместе с тем роль Хауса в создании ФРС очень значительна. Достаточно сказать, что поступивший в Белый дом из Конгресса закон о ФРС был подписан молниеносно, в тот же день (24 декабря 1913 года). Хаус стоял над Вильсоном и внушал ему, что тянуть нельзя, Федеральный Резерв жизненно необходим Америке.

Лишь в известной книге-разоблачении Юстаса Муллинса «Секреты Федеральной Резервной Системы» (1952) мы довольно часто встречаем имя полковника Хауса в контексте истории создания ФРС. Более того, в этой книге есть глава (шестая), которая называется «Лондонская смычка». В ней автор раскрывает нити, которые тянулись от лондонского Сити до Уолл-стрита, Белого дома и Капитолия в Вашингтоне.

Большая часть нитей так или иначе замыкалась на банкире Варбурге, который, в свою очередь, был в постоянном контакте с полковником Хаусом, последний контролировал подготовку закона о Федеральном Резерве в Конгрессе. Контролировал не формально, а вникая в детали, внося коррективы в проект закона. Муллинс приводит следующее высказывание полковника Хауса: «Я также предлагаю, чтобы Центральный совет (ныне этот орган называется Советом управляющих ФРС США – В.К.) был увеличен с четырёх до пяти членов и сроки их членства были продлены с восьми до десяти лет. Это дало бы стабильность и отняло бы у президента власть изменять состав совета в течение одного срока президентства».

И далее Муллинс комментирует: «Фраза Хауса «отнять у президента власть» имеет важное значение, потому что позже президенты оказались не в силах изменять направление правительства, потому что они не имели власти изменять состав Совета управляющих ФРС для достижения большинства в течение срока своего президентства».

А вот еще одно откровение полковника Хауса из книги Муллинса: «Хаус отметил, что он и Вильсон знали, что, создавая закон о ФРС, они создавали инструмент более могущественный, чем Верховный суд. Совет управляющих ФРС на самом деле является Верховным судом по финансовым вопросам и обжаловать любое из его решений было невозможно».

«Подписание закона об ФРС Вудро Уилсоном стало кульминацией многолетнего сговора близких приятелей, полковника Хауса и Пола Варбурга», –  заключает Юстас Муллинс.

Полковник Хаус был ключевой фигурой в принятии решений американским государством по Первой мировой войне (сначала политическая, финансовая и экономическая поддержка союзников по блоку Антанта, а затем и непосредственное участие в войне).К сожалению, не часто упоминается имя полковника Хауса в контексте политики Вашингтона в отношении России после революций 1917 года. Хаус заставлял президента Вильсона всячески поддерживать Временное правительство (в частности, «демократической» России был предоставлен большой кредит).

А после октября 1917 года, когда Россия вышла из войны и блока Антанты, Хаус готовил по России решения, суть которых сводилась к тому, чтобы поддерживать и «белых», и «красных». Т.е. проводить в жизнь принцип «разделяй и властвуй».

Известна дневниковая запись Хауса, сделанная незадолго до окончания Первой мировой войны (19 сентября 1918 г.): «…остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна – Сибирь, а остальные – поделенная европейская часть страны».Очевидно, что эта была мысль, внушенная «полковнику» его британскими кураторами.

Уже на завершающей стадии войны Хаус стал озвучивать план создания в послевоенном мире Лиги наций. Конечно, он озвучивал не собственную идею, а план, который разрабатывался на островах Туманного Альбиона. В 1918 году «полковником» при поддержке старшего партнера банка JPMorgan Т. Ламонта была организована группа специалистов по внешнеполитическим проблемам под условным названием «Расследование» (The Inquiry). Группа разрабатывала позицию США на мирной конференции, которая должна была подвести итог Первой мировой войне. На базе этих разработок появился проект мирного договора, получившего название «14 пунктов Вильсона».

Правильнее было бы назвать этот документ «14 пунктов полковника Хауса». А если еще точнее – «14 пунктов британской элиты». Рабочая группа The Inquiry тесно сотрудничала с английскими контрагентами (подробнее об этом можно узнать из книги: Овинников Р. С. Уолл-стрит и внешняя политика. – М.: Международные отношения, 1980). Хаус фактически был главной фигурой, представлявшей Америку на Парижской мирной конференции. Стратегический план Хауса предусматривал передачу государствами части своего национального суверенитета наднациональной Лиге.

За этим планом угадывались контуры единого мирового государства, о котором еще в конце XIX века мечтали Сесил Родс и его единомышленники (лорд Ротшильд, лорд Милнер и др.). Неожиданно «марионетка» Вильсон воспротивился той позиции, которую занял в Париже полковник Хаус.

В итоге Версальский мирный договор США подписали, но не ратифицировали, членом Лиги наций также не стали. Некоторые говорят, что президент Вильсон неожиданно «проснулся» и увидел, что Версальский мирный договор подрывает суверенитет США. На этой почве отношения между президентом и «полковником» испортились.Но, похоже, «проснулся» не Вильсон, проснулись консервативные американские политики, которые сумели нейтрализовать влияние «полковника». Если бы этого не удалось, то мировая история могла пойти по гораздо худшему для человечества сценарию.

Английский писатель и журналист Дуглас Рид (Douglas Reed; 1895 – 1976) в своей работе «Грандиозный план XX столетия» (впервые опубликована в 1997 году) писал: «К тому времени, как Вудро Вильсон умер, американцев уже тошнило от одного упоминания о «Лиге наций» и её предшественнице – «Лиге по обеспечению мира». Это всё были пробы первого мирового правительства. Всё-таки мир обязан Америке за этот период, когда рядовые американцы не позволили Америке войти в Лигу наций, и тем самым обрекли на провал первое мировое правительство».

Уже в 1921 году Хаус сошел с политической сцены, а остаток жизни (умер в 1938 году) посвятил дневникам и мемуарам.

Теперь о «Филипе Дрю, Администраторе». Обращу внимание на то, что книга на русский язык не переводилась. А в США и других англоязычных странах она переиздавалась. Но не очень часто. Также примечательно, что автор первого издания не был обозначен. В декабре 1912 года в обзоре книги для The New York Times политический обозреватель Уолтер Липпманн (Walter Lippmann) написал о романе и его анонимном авторе, что «если автор действительно деловой человек, это чрезвычайно интересная книга». Лишь по прошествии некоторого времени полковник Хаус признался, что это его произведение.

Нет сомнения в том, что роман стал для Хауса способом изложить собственные взгляды. А также обрисовать будущее на отрезке 15 лет (1920-1935 гг.). Обычно роман относят к жанру футурологии или фантастики. Но, правильнее назвать это «проектированием будущего».

Вот, например, в 2006 году известный финансист и писатель Жак Аттали выпустил книгу «Краткая история будущего». В ней он дает картину развития событий в мире до середины XXI века. Часто его спрашивают о его книге: это фантастика, утопия или антиутопия? А он отвечает: это проектирование будущего. Жак Аттали – фигура, приближенная к Ротшильдам, он озвучивает их взгляды и планы. Точно так же и полковник Хаус в своем романе озвучивал планы своих кураторов – лондонских Ротшильдов и других членов тайного общества «Круглого стола».

Сюжет романа разворачивается начиная с 1925 года. Президентом Америки на тот момент является некто Рокланд (Rockland). Между прочим, он по ходу действия признает, что в паре случаев пытался действовать по своему усмотрению, за что всегда был строго наказан. Завязка романа – встреча Джона Тора (John Thor), «верховного жреца финансов» и влиятельного политика сенатора Сельвина (Selwyn). Сенатор сообщает Тору, «что правительством управляла горстка людей, что вне этого узкого круга никто почти ничего не значил». Сельвин ставит задачу прорваться в этот узкий круг. А затем встать над ним, стать единоличным правителем. Если и до этого сенатор хотел стать президентом Америки, то теперь, как он понимает, этого мало. Теперь он также «замышлял поставить под свой контроль и Сенат, и Верховный Суд». «Для Сельвина это было завораживающей игрой. Он хотел управлять Страной самовластной рукой, и при этом не быть известным как управляющая сила». Сельвин излагает свой план Тору и добивается его поддержки.

Этот тайный сговор неожиданно становиться достоянием широкой общественности. Тут мы видим элемент научно-технической фантастики. Оказывается, разговор двух заговорщиков был записан на диктографе, который случайно оказался включенным во время встречи (замечу, что, когда роман писался, никаких средств магнитной записи речи еще не было). Дуглас Рид в «Грандиозном плане XX столетия» писал об этом: «Одна интересная деталь упоминается в романе. Оказывается, заговорщикам в начале века уже было известно существование прослушивания телефонных разговоров. Машина для прослушивания телефонных разговоров употребляется в книге для контроля президента. Интересно, что через 60 лет Президент Никсон будет удалён из Белого Дома именно с помощью подслушивающих аппаратов». Опуская детали романа, отмечу, что пленка с компрометирующей записью оказалась в агентстве «Ассошиэйтед Пресс», которое раструбило новость о заговоре по всей Америке. Страна загудела, «революция была неизбежной».

Тут на сцену выходит еще один герой романа – Филип Дрю (Philip Dru). Он не связан с заговорщиками Тором и Сельвином. Но решает идти походом против узурпаторов, засевших в Вашингтоне. Собирает армию в полмиллиона человек, сталкивается с правительственными войсками и разбивает их. Президент Рокланд спасается бегством из страны. На его место по решению Филипа Дрю назначается Сельвин. Став президентом, Сельвин полностью подчиняется всем приказам Филипа Дрю. Второй все решает, а первый озвучивает решения второго. Дрю, не стесняясь, называет себя «диктатором». Дрю начинает издавать законы для страны, поскольку «…законодательные органы не работали, и законодательная функция была сведена к одному лицу — самому администратору Филипу Дрю». В том числе Дрю радикальным образом переделал «устаревшую… и нелепую» Конституцию Соединенных Штатов. В частности, он определяет, что человек не может быть президентом Америки более одного срока.

В Америке рождается новая общественно-экономическая модель, Дрю ее называет «социализмом, о котором мечтал Карл Маркс». Дрю через своего президента Сельвина проводит в жизнь одну реформу за другой.

Вводит прогрессивный подоходный налог, прогрессивный налог на наследство, ограничивает частную собственность, устанавливает обязательное представительство государства и профсоюзов в советах директоров корпораций, вводит страхование рабочих, учреждает земельные банки, проводит огосударствление общественного здравоохранения, национализирует телеграфную и телефонную связь и т.д. Здесь мы видим явно промарксистские, просоциалистические взгляды диктатора-администратора Филиппа Дрю. На самом деле это взгляды самого полковника Хауса и стоящих над ним кураторов. В конечном счете –  тех же самых кураторов с островов Туманного Альбиона, которые в свое время курировали Карла Маркса и подвигли его на «Манифест коммунистической партии» (1848).

Некоторые пункты программ Филиппа Дрю и Карла Маркса совпадают один к одному.

Хотя книга Хауса преподносилась как роман, на самом деле это был подробный план будущего правительства Соединённых Штатов, «которое организовало бы социализм по Карлу Марксу», согласно признанию самого автора.

Видимо, рисуя образ Филиппа Дрю, полковник Хаус имел в виду, что создает автопортрет. А герой романа президент Сельвин – прообраз Вильсона. Примечательно, что Хаус после выхода книги дерзнул подарить ее президенту Вильсону. Но, как говорят биографы и Хауса, и Вильсона, президент никак не прореагировал на содержащиеся в романе обидные намеки. Либо Вильсон книгу не прочитал, либо не уловил эти намеки.

Идеи администратора Дрю отчасти были претворены в жизнь в период президентства Вильсона. Современный американский историк Пол Джонсон (Paul Johnson) пишет: «…он [Хаус] опубликовал политический роман «Филипп Дрю, Администратор», в котором благожелательный диктатор ввел корпоративный подоходный налог, отменил протекционистский тариф и ликвидировал «кредитный трест» (заменив его Федеральной Резервной Системой США – В.К.). Это замечательное предвидение того, что Вудро Вильсон сделал за время своего первого срока» (Johnson, Paul. A History of the American People. NewYork, 1999 p. 635). Правда, во второй срок президентства Вильсона удалось воплотить в жизнь уже меньше.

Но, как отмечают биографы Хауса, через двадцать с лишним лет после первого выхода в свет «Филипа Дрю, Администратора» автор имел возможность вручить свою книгу президенту Франклину Делано Рузвельту. Говорят, что новый президент с интересом прочитал роман. Некоторые биографы Хауса утверждают, что при Франклине Рузвельте Хаус якобы опять стал «серым кардиналом» Белого дома. Но это не подтверждается фактами и документами. Там уже появился новый «серый кардинал» в лице легендарного финансиста и биржевого спекулянта Бернарда Баруха (Bernard Baruch; 1870 – 1965). А вот нововведение Рузвельта времен Великой депрессии под названием «Новый курс» (New Deal), представлявшее собой активное вмешательство государства в экономику, явно имеет признаки программы Филиппа Дрю.

В романе также не раз упоминается Россия. Администратор Дрю вмешивался во внутренние дела других стран, в том числе Англии, и беспокоился о народе России, поскольку он: «… хотел знать, когда наступит её освобождение. Он понимал, что в этой деспотической стране кого-то ждала огромная работа».

И полковник Хаус начал эту огромную работу, особенно после Февральской и Октябрьской революций 1917 года (обе революции были позитивно восприняты Хаусом как пробуждение России от «деспотического» царизма).

Хотелось бы завершить обзор романа «Филип Дрю, Администратор» цитатой из уже упоминавшейся выше книги Юстаса Муллинса «Секреты Федеральной Резервной Системы»: «Как и большинство закулисных дельцов в этой книге, полковник Эдуард Манделл Хаус поддерживал обязательную «лондонскую смычку»».

Под «лондонской смычкой» имеется в виду, что полковник Хаус проводил в жизнь курс своих лондонских кураторов на ликвидации суверенитета США, втягиванию Америки в орбиту политики англосаксонской элиты и созданию единого мирового государства и мирового правительства. У президента Вильсона «администратором» был полковник Хаус. Интересно, а кто выполняет функции «администратора» при нынешнем президенте Джо Байдене?

Специально для «Столетия»

Валентин Катасонов

05.04.2022

https://www.stoletie.ru/vzglyad/administratory_nad_prezidentami_ssha_443.htm

______________________________

«Администраторы» над президентами США

 

 

Валентин Юрьевич Катасонов (5 апреля 1950 г.р.) – профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

В 1972 году окончил факультет международных экономических отношений Московского государственного института международных отношений МИД СССР по специальности «экономист по внешней торговле». В 1976 году защитил кандидатскую диссертацию «Государственно-монополистическое регулирование охраны окружающей среды в США». В 1976—1977 и 2001—2018 годах преподавал в МГИМО. В 1991 году защитил докторскую диссертацию «Особенности интернационализации хозяйственной жизни в условиях обострения глобальной экологической ситуации (политико-экономический аспект)».

Занимаемые должности

  • В 1991—1993 годах — консультант Департамента международных экономических и социальных проблем ООН— DIESA.
  • В 1993—1996 годах — член Консультативного совета при президенте Европейского банка реконструкции и развития(ЕБРР).
  • В 1995—2000 годах — заместитель директора Российской программы организации инвестиций в оздоровление окружающей среды (проект Всемирного банкапо управлению окружающей средой).
  • В 2001—2011 годах — заведующий кафедрой международных валютно-кредитных отношений МГИМО (У) МИД России.
  • В 2011—2018 годах — профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) МИД России.