Петиция президенту

5.08.2017-Андрей Мовчан-big

 

 

Я хочу попросить президента Путина учредить День Банкира.

Я бы предложил ему на выбор две даты: 15 сентября, день, когда мы победили американцев и Lehman Brothers подал на Chapter 11; или 17 августа – день, когда мы еще раньше победили американцев, и вместо платежей по ГКО показали им шиш.

*******

Мы заслужили праздник. По крайней мере – не меньше, чем десантники. Нас тоже слишком много, мы тоже никому не нужны и мы тоже в основном – ветераны (сегодняшних сотрудников Сбербанка или Газпрома считать инвестбанкирами не поднимается рука – это как назвать мародеров благородным словом «пираты»). Мы тоже пришли в 90-е под девизом «никто кроме нас» (ну и что, что мы понимали его как «никому, кроме нас»); мы выходили из бизнес классов международных рейсов в тогда еще похожее на большой деревенский клуб Шереметьево-2, чтобы подняться на покореженные, облупленные борта АНов и Тушек, и десантироваться в горячих экономических точках – туда, где шла ожесточенная битва за заводы, месторождения, транспортные узлы, системы связи, банки и даже магазины.

Мы освобождали и захватывали, мы вели оборонительные бои, шли в наступление и проводили разведку – чаще с применением документов, но бывало – и пистолетов. Для мирных инвесторов мы были спасителями капиталов (я поставил бы памятник инвестиционному банкиру – защитнику от дефолта, в память о том, как мы вывели миллиарды с замороженных S-счетов); для чиновников, олигархов, зарубежных спекулянтов мы были боевой элитой и одновременно пушечным мясом – нас бросали туда, где битва жарче всего, и мы сражались за чужую добычу, получая в итоге скромную комиссию и право снова броситься в бой. Выжившим (и не севшим) хватало на Порше и дом во Франции.

Мы даже лучше десантников – в результате наших операций объекты реже уничтожались (хотя и такое бывало, например, если был заказ – «обанкротить»), чаще – предприятия, после захвата или успешной защиты, становились только больше и прибыльнее.

Да, мы были героями. Мы ломали самые твердые стены закона двумя пальцами (если под ними были клавиши лаптопа) и ладонью (на которой лежала пачка долларов); об наши головы разбивались бутылки самого дорогого виски в самых дорогих кабаках; нам покорялись самые стройные девы – а мы покорялись им, отдавая свои карты American Express в безраздельное пользование; наши полосы препятствий простирались на тысячи километров и включали в себя дюжину аэропортов, сто встреч, пятнадцать литров водки, семь посещений бани, три рыбалки, две охоты, драку в ресторане, визит в бордель и встречу с губернатором (последние две часто совпадали) в течение одной рабочей недели; это называлось «Road show».

Для 13-го подвига Геракла нам достаточно было зайти в «Night Flight»; мы легко бежали от Цирцей, (что с Тверской, что с Баррикадной), в момент когда наши спутники превращались в свиней (а некоторые были ими заранее и вообще всегда); мы, и только мы, могли пустить платеж через двенадцать колец комплаенс, так чтобы он дошел куда надо во-время, и 30% осталось нам, а клиент – не заметил; мы могли, как Одиссей, превратить собрание акционеров в избиение женихов; могли, как Тесей, спуститься в лабиринт российского права и расправиться с государственным минотавром, типа РАО ЕС, расчленив его на сотню кусков.

Когда закончился золотой век российского бизнеса, мы, умеющие только инвестировать, подались кто-куда, как десантники в запасе: кто-то – в бандиты (в рейдеры, в отмыватели, в силовики), кто-то — в чиновники, кто-то остепенился, завел свой фонд и тихо охраняет капиталы – свои и клиентов, больше говоря и думая о рисках, чем о прибылях, но все еще не вычищая старые схемы сделок из дальних ящиков стола и дальних папок компьютера.

У нас, вышедших в запас (и в тираж), лишившихся своих иллюзий относительно великого будущего российского рынка, обрюзгших и сменивших ночные клубы на частные клиники, слишком мало поводов для веселья. Мы вполне могли бы раз в год доставать из дальних углов наших гардеробных мятые синие костюмы в тонкую белую полоску (не правда ли, есть что-то сакральное в их схожести с тельняшками), рубашки Scarlucci под золотые запонки с тремя пуговицами на воротнике, часы Longines (обязательно прямоугольные), обшарпанные в рудниках Норильска, цехах Тагила и на стройках Владивостока остроносые полуботинки и старые широкие банкирские ремни из кожи павиана с массивной пряжкой.

Мы могли бы вынимать из сараев на даче прожженные сигарами Cohiba флаги Тройки Диалог, Ренессанса или UCB; наклеивать на машины стикеры «Доверие, Достоинство, Доход», «Выше Мечты» или «Excellence, Entrepreneurship, One firm». Списываться через Блумберг и ехать, размахивая флагами из окон своих аудиа 8 лонг или БМВ Х6, к центру города, с бутылками Lagavulin 25 в руках, робустами в зубах, спьяну роняя старые Верту на мостовые.

Мы могли бы собираться в парках и у фонтанов – по трое и большими компаниями. Задирать прохожих, требуя инвестиций и спрашивая: «В каком банке работал?»; разбрасывать повсюду визитки, замусоленные квартальные отчеты и порванные презентации – пичи, на которых до этого мы ели бы устриц, привезенных кем-то из Ле Маре; бутылки из-под вдовы Клико мы бросали бы там же.

От сочетания single malt и шампанского нам хотелось бы Средиземного моря, и мы лезли бы в фонтаны, срывая пиджаки и скидывая полуботинки (или даже не делая этого); играли бы в фонтанах «в яхту», кидая в фонтаны скамейки, залезали на них и качались в такт, а прохожих заставляли бы махать «с берега». Если бы нам делали замечания, мы били бы, не задумываясь, в морду, с криком «I’ll f*cking make you bancrupt, you bastard!». Мы пели бы задушевные песни, от «Владимирского централа» до «Ты украдешь, а я сяду» (признанного банкирского гимна начала 2000х).

В этот день нас не забирала бы полиция – полицейские мягко останавливали бы самых пьяных и агрессивных, вырывали из их лап испуганных девушек, пока их насильно не назначили PR менеджерами или начальниками бэнк-офиса, снисходительно похлопывали по плечу и уводили «передохнуть» подальше от толпы. Мы обнимали бы полицейских, плакали у них на плече, выкрикивая «Да я … ефремовский цементный приватизировал в одиночку! И что? И кто я теперь?» и дарили бы им билеты МММ и просроченные платиновые бонусные карты «British Airways”.

Мы собирались бы на праздник со всех концов Земли – те, кто еще в Москве, встречали бы старых друзей из Лондона, с Кипра, из Дубаи, Франкфурта, Нью-Йорка и Сан-Франциско, с пляжей Тайланда и Индии, из Йоханнесбурга, Тель Авива и даже из Киева. Мы гудели бы весь день и всю ночь, вспоминая сделки, кризисы, своих коллег – ушедших навсегда и севших на время, старые времена, когда не только было можно, но и хотелось.

Мы добирались бы домой под утро, в мокрых разорванных костюмах, в рубашках без ворота, с синяками, пьяные и счастливые, засыпающие на задних сиденьях своих машин, в которых нас развозили бы наши постаревшие персональные водители, которые были с нами 25 лет назад, да так и остались. Нас встречали бы не спящие жены – те самые девы, родившие нам сыновей, построившие нам дома и посадившие сады, те, которым мы мало что смогли дать, кроме денег, но все равно любящие нас так, как мы никогда не умели.

Они доводили бы нас до постели, а после говорили бы подруге: «Ему вообще то совсем нельзя – сердце, печень, но хоть раз в год – это же его праздник». На следующий день мы просыпались бы в обед, кто в своей спальне на Рублевке, кто – в люксе в «Национале». Газеты размещали бы фото под заголовком «Город пострадал от банкиров» (и мы были бы привычно виноваты во всем), Фейсбук негодовал бы, НТВ показало бы, как дородный мужчина в остатках костюма Brioni бьет волосатой рукой с золотым Ролексом корреспондента по голове и выкрикивает «Мы, с*ка, твой Газпром по частям продадим…» (в репортаже конечно скажут, что он кричал «Ваша Россия пи-пи-пи», а сам был с Украины).

5.08.2017-банкиры-.imgsmail.ru

 

 

Мы бы плохо соображали, глаза слезились, руки дрожали, а сердце стучало бы в горле в два раза быстрее, чем надо.

Но мы точно знали бы, что счастье есть, жизнь прожита не зря, и этого знания хватало бы нам ровно на 364 дня (или 365, если год – високосный).

5.08.2017

Андрей Мовчан

https://andreimovchan.whotrades.com/blog/43454231936

_______________________

 

ЧАСТНОЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО ЗНАЧИМОГО

Стоит ли возвращаться в Россию, чтобы построить здесь бизнес?

«Здравствуйте Андрей, Меня зовут *** и я пишу вам из Великобритании. Решение написать вам письмо пришло после просмотра нескольких передач в интернете с вашим участием. У меня есть несколько вопросов, непосредственно о работе и экономической ситуации в России.

В данный момент я работаю в Англии архитектором/ инженером/ BIM координатором, имею два высших образования и собственную небольшую фирму. Работал в нескольких странах Евросоюза и на Ближнем Востоке. Несмотря на то, что дела тут идут хорошо, есть идея/ мечта уехать в Россию, тем более, что специалисты с моим опытом и образованием должны быть востребованы.

К сожалению, несмотря на это, разговаривая с людьми из Архитектурной сферы, я встречаю безразличие и отказ. Вопросы состоят в следующем:

(1)Востребованы ли люди, имеющие западное образование и опыт в России?

(2) Как легко открыть собственную фирму, не имея связей и возможно ли это вообще?

(3) Стоит ли вообще ехать в Россию с большой идеей о том, что ты сможешь многое дать и изменить к лучшему, хотя бы в строительном секторе? Или лучше продолжать развиваться на западе.

Спасибо за ваше время»

____________________

 Отвечаем:

Дорогой ***,

Вопросы, которые вы задаете, не имеют однозначных ответов. Я попробую дать вам свое видение, оно будет несколько однобоким.

(1) Да, в России высоко ценится западное образование и люди с западным опытом. Это однако уже давно не является модой или манией, как в 90е годы, когда американские или британские переводчики, инженеры или слесари приезжали в Россию и становились генеральными директорами и президентами, потому что они «оттуда». Из двух специалистов выбирают того, который кажется лучшим, из двух равных – того, у кого западный опыт и образование. Надо так же учесть, что рынок строительства в самом широком смысле в России находится в глубокой рецессии, везде ощущается отсутствие инвестиций и желания инвестировать, внутренняя среда очень конкурентна, 90% рынка – государственные подряды и борьба за них идет не качеством или ценой, а знакомствами и взятками. В этих условиях лишний рот никому не нужен.

(2) Открыть свою фирму в Москве (да и вообще в России) очень легко. Это стоит около 200 долларов и занимает 7 дней (при этом вам все сделают, не надо самому напрягаться). При этом не стоит забывать, что администрирование компаний в России крайне забюрократизировано. Вам придется уделить особое внимание не только бухгалтерскому учету по крайне сложным и неудобным местным стандартам, но и такой странной для иностранца вещи, как «кадровый учет», уже сама регистрация компании потребует от вас «юридического адреса», смена которого требует перерегистрации всей компании, и потому «адрес» обычно делают фиктивным, «покупают» его у собственника помещения за 300 – 500 долларов в месяц, но у компании могут с этим возникать законодательные проблемы. Аналогичные ситуации будут вам встречаться в самых разных областях.

В довершение всего с недавних пор в отношении компаний с ограниченной ответственностью в России введен закон, устанавливающий личную (полную) ответственность учредителей и руководителей компании в случае налоговых диспутов и банкротства; таким образом, подорвана сама идея ограниченной ответственности, и это надо иметь в виду. Надо так же учесть, что налоговая нагрузка на компанию составит (если вы предполагаете оперировать на общих основаниях) 18% НДС (VAT), 20% налога на прибыль (при этом очень многие расходы не вычитаются из прибыли, в том числе нельзя списать нормальные расходы на поездки, благотворительность и пр), 30% налог на фонд заработной платы, 15% налог на дивиденды, 13% подоходный налог, который скорее всего вырастет и значительно в ближайшие годы.

Если вы хотите сделать архитектурное бюро, то, заработав 1000 рублей за проект (с НДС), вы сможете выплатить в виде зарплаты или дивидендов при отсутствии всех других расходов от 567 до 576 рублей (в зависимости от комбинации). При этом будьте готовы к проверкам налоговых и других надзорных органов, которые будут к вам приходить с заранее установленным планом по взятию штрафов и недоимок, и в 100% случаев «находить» нарушения, а суд будет их в 100% случаев поддерживать, так что вы быстро научитесь платить проверяющим наличными 50% от требуемой суммы или, не обсуждая, платить 100% официально.

С точки зрения контрактов – я не могу сказать, насколько вы будете успешны. Еще раз только повторюсь, что практически весь рынок – это государственные заказы, и их получают компании, аффилированные с чиновниками. Возможно для их получения вам надо будет взять в компаньоны какого-то родственника чиновника или офицера ФСБ (его доля составит 75%, а 25% будете честно получать вы, контракты тогда конечно появятся).

(3) Я не компетентен отвечать на этот вопрос, хотя бы потому что энтузиасты благословенны. На вопрос – можно ли что-то изменить к лучшему, я бы ответил отрицательно. Если вы действительно хотите России блага, развивайтесь на западе, включайтесь, тем не менее в общественную жизнь в России, помогайте советом, опытом, а возможно и материально тем силам, которые хотят изменений и готовы работать на них (но только не тем, кто жаждет революций, власти ради власти, кто пропагандирует популизм и левачество). Нынешняя ситуация в России не вечна. Лет через 10 -15 вы и такие как вы будут очень востребованы.

2.08.2017

Оригинал

Андрей Мовчан

https://andreimovchan.whotrades.com/blog/43052190373

Анатолий Лавритов

Россия нуждается в миллиардных (в рублях и валюте) инвестициях и специалистах высокого класса, поскольку из-за международной обстановки напрашиваются проекты геополитического масштаба. Один только «Шёлковый путь» чего стоит! При этом не следует ограничивать желающих переселиться добровольно по государственной программе либо возвратиться на историческую Родину. Но это уже другой вариант действий.

23.12.2015-х-11214078_120832935