О ПРЕСТИЖНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОСТИ…

IzraelRos

Александр Борода: «Евреем в России быть престижно…»

Интервью опубликовано в газете «Новости Недели» (Израиль) 23 января 2014 г.

В последнее время в израильских СМИ появилось немало полемических статей о будущем российского еврейства, отталкивающихся от данных об темпах ассимиляции, отказе значительной части евреев России от еврейской самоидентификации и т.п. О том, насколько этот «взгляд из Израиля» соответствует видению ситуации из самой России, мы решили поговорить с президентом Федерации еврейских общин России (ФЕОР) Александром Бородой. 

— Господин Борода, давайте начнем с того, сколько, по-вашему, евреев осталось в России? Не секрет, что цифры, которые приводят еврейские организации, сильно разнятся с официальной статистикой…

— Мы считаем, что евреев в сегодняшней России насчитывается около миллиона. Но точную цифру и в самом деле назвать сложно. Во-первых, по той простой причине, что тут же возникает вопрос, кого считать евреем? Во-вторых, есть большое количество евреев, которые плохо понимают, что они – евреи. Но мы-то этих евреев видим! Согласно последней переписи, в России живет 170 тысяч евреев. Но это – те евреи, которые считают себя евреями и решили так идентифицировать себя в ходе переписи. Но, как известно, евреи никогда особенно не спешили записать себя теми, кем они есть; особенно, когда указание национальности было совершенно добровольным. Кроме того, многие жители России просто не знают, что они являются евреями по Галахе. Вы же понимаете, что такие евреи вполне могут носить фамилии вроде Иванов, Петров или Сидоров.

Boroda_Aleks

На фото: Президент Федерации еврейских общин России Александр Борода (sem40.ru)

— А чем вы объясняете, что евреи не записываются евреями? Они чего-то боятся? В современной России такой сильный антисемитизм?

— Нет, совсем нет. Думаю, это — скорее вопрос привычки. Люди привыкли скрывать свое еврейство, и теперь делают это либо по инерции, либо по принципу «кто знает, что еще будет?». Кроме того, многие не записали себя евреями по той причине, что они никак не чувствуют себя евреями. Наконец, есть огрехи самой переписи. Например, ко мне и ко многим моим знакомым в ходе переписи никто не приходил, и потому мы просто не могли заявить о том, что мы – евреи. Апо фамилии это ведь тоже определишь не всегда. Таким образом, повторю, мы убеждены, что сегодня в России живет до миллиона евреев. Примерно полмиллиона из них живет в Москве, и, думаю, эта цифра в ближайшее время будет увеличиваться за счет миграции.

— Но вы сами говорите, что многие из этих людей не чувствуют себя евреями, никак не связаны с нашей культурой и религией. Так с какой стати вы причисляете их к евреям? Или вы считаете таковым каждого, в ком течет хоть немного еврейской крови?

— Главным критерием для нас является Галаха. То, что эти люди сегодня не знают, что они – евреи, еще ничего не значит – они узнают об этом завтра. Мы часто видим, как в синагогу приходят люди, считающие себя русскими, у которых есть еврейские корни, а на поверку они оказываются галахическими евреями. Таких людей, поверьте, очень много.

— Но официальные данные темпов ассимиляции евреев в России говорят о 80% смешанных браков. Значит, через пару-тройку десятилетий евреи в этой стране должны окончательно исчезнуть…

— По нашим данным, речь идет о 60-70% смешанных браков, что, безусловно, тоже очень много. Но я не случайно упомянул такой фактор, как миграция. В последние годы евреи из мелких городов переезжают в более крупные. Многие перебираются в Москву, причем, прежде всего, речь идет о еврейской молодежи. Кроме того, евреи продолжают иммигрировать в Россию и, в первую очередь, в Москву из других стран СНГ; особенно из тех, где экономическое положение заметно хуже, чем в России. Наконец, есть реэмиграция из Израиля в Россию – мы ее тоже видим. Но самое главное заключается, пожалуй, в том, что нам (во всяком случае мне лично так кажется) удалось переломить ту самую статистику ассимиляции, о которой вы говорили. В первую очередь по той причине, что сегодня евреем в России быть престижно. Так что мы, скорее, видим обратную тенденцию – существует большое количество девушек, которые хотят пройти гиюр. Все больше и больше людей хотят быть евреями, все больше евреев тянутся к своим традициям, и на праздники и субботы синагоги в Москве переполнены.

— То есть вы абсолютно убеждены, что у евреев в России есть будущее?

— Да. Как за счет существующей в стране активной еврейской жизни, так и за счет той же миграции.

— И антисемитизма в России нет и в помине?

— Существует, как известно, несколько типов антисемитизма. Начнем с государственного. То, что на высшем государственном уровне в России антисемитизма нет, а есть, наоборот, большая поддержка развитию еврейской жизни и культуры – это однозначно, и об этом уже не раз писалось и говорилось. В небольших количествах есть проявления административного антисемитизма на региональном уровне. Но речь идет исключительно об отдельных, индивидуальных случаях, которые никак нельзя считать знаковыми или системными. Если какой-то чиновник в глубинке оказался антисемитом, это печально. Однако это не означает, что все российские чиновники – антисемиты. Таким образом, на региональном уровне государственного антисемитизма тоже нет. Что касается бытового антисемитизма, то не секрет, что он в России был всегда. Но, как свидетельствует наш опыт, он является, прежде всего, порождением «религиозного антисемитизма».

На протяжении длительного периода истории русская православная церковь занимала откровенно антисемитскую позицию и внедряла ее в массы. Но и это осталось в прошлом. Сегодня нет абсолютно никакого напряжения в отношениях между РПЦ и еврейской общиной России. Кроме того, даже если кто-то и пытается сегодня в стране говорить о том, что во всем виноваты евреи, то на российского обывателя это уже не действует. Хотя бы потому, что евреи сегодня в России не являются проблемой и перестали быть раздражающим фактором. Олигархи, еврейские фамилии которых в 90-х годах, что называется, «мозолили уши», сейчас отошли в тень. Перед россиянами стоят сейчас другие проблемы – проблема мигрантов, проблема кавказцев, наконец, проблема противостояния православия и ислама. Это куда более серьезная проблема, чем евреи и иудаизм. Человек с улицы может жить какими угодно мифами и стереотипами, но сама жизнь убеждает его в том, что евреи – это не проблема. И мы это опять-таки хорошо видим и чувствуем!

— Зато мы видим, что в России наблюдается массовая тенденция перехода евреев в христианство. Многие из них, приезжая в Израиль в качестве новых репатриантов, начинают заниматься здесь миссионерской деятельностью…

— Вы преувеличиваете, когда говорите о том, что речь идет о тенденции. «Идейных» христиан, для которых крещение стало сознательным духовным выбором, на самом деле в России в абсолютных цифрах очень немного. Я сильно преувеличу, если скажу, что речь идет о сотнях людей, но в любом случае уж никак не о тысячах. Однако, к примеру, очень многие известные деятели российской культуры пришли в церковь исключительно потому, что тянулись к религии, но не знали, что им следует идти в синагогу. Да и где находится синагога, они тоже не знали. Эти люди зачастую крестились, не ведая, что творят, не обладая даже минимальными знаниями в области религии и нередко считая, что христианство – это течение в иудаизме.

Таким образом, их крещение, по сути, ничего не стоит. И как они в свое время крестились, так они сейчас от этого «открещиваются». Знаете, есть очень показательный пример. Уже много лет мы делаем пасхальный седер специально для деятелей искусства и культуры. И лет десять назад на первый такой седер 80% из них пришли с крестами. Через два-три года за пасхальным столом уже не было ни одного человека с крестом. Все это – очень известные люди, и я по понятным причинам не стану называть их имена. Конечно, среди знаковых фигур российского общества еще есть евреи, декларирующие свое христианство, но их становится все меньше и меньше. Так что о тенденции говорить никак нельзя.

— В России, как и в других странах, сегодня действует множество различных еврейских организаций. Насколько такое обилие мешает или, возможно, наоборот, помогает развитию еврейской жизни в стране? И в каких взаимоотношениях эти организации находятся друг с другом?

— Если говорить о религиозных еврейских организациях, то их только две. Это – ФЕОР, Федерация еврейских общин России, которая объединяет примерно 75% общин, и КЕРООР во главе с раввином Шаевичем, объединяющий примерно 20% общин. Еще 5% приходится на реформистские и другие организации. Таким образом, религиозные общины в России достаточно консолидированы. Разделение идет по традиционному признаку на «литваков» и «хасидов», и отношения между двумя основными религиозными организациями достаточно ровные. Что касается светских организаций, то их тоже не так много. У большинства на слуху РЕК, Российский еврейский конгресс.

Но, опять-таки на мой взгляд, если говорить о конкретной деятельности РЕК, то она минимальна. Есть очень большой самопиар, но мы не видим, чтобы эта организация реализовывала бы какие-то конкретные проекты в области развития еврейской жизни. Есть некие индивидуальные, так сказать, «штучные» инициативы, которые выдаются как деятельность РЕК, но и о них нельзя сказать, что они вносят существенный вклад в развитие еврейской жизни, еврейского образования, еврейской культуры – в те области, которыми, скажем, занимается наш ФЕОР. Надо отметить и то, что в России работают и различные международные еврейские организации. И мы считаем, что чем больше будет еврейских организаций в России, чем активнее они будут работать на благо нашего народа в самых разных областях – тем лучше. А вот самопиар – это всегда плохо!

— Среди последних крупных еврейских проектов в России стало создание Музей еврейской истории и толерантности…

— Да, это – детище ФЕОРа, и я являюсь директором этого музея.

— Тогда расскажите, как вы собираетесь его развивать, какие новые экспозиции появятся в нем в ближайшем будущем?

— Основная экспозиция музея рассказывает об истории еврейского народа с древнейших времен до наших дней с помощью различных интерактивных шоу, фильмов и т.д. В то же время эта экспозиция не стоит на месте – она постоянно дополняется, и в этом году мы хотим увеличить ее примерно на 30%, переделав один павильон почти полностью. Второе направление – это временные экспозиции еврейского и современного искусства. К примеру, с 1 февраля у нас открывается выставка «Десять евреев ХХ века Энди Уорхофа, затем будет выставка работ скульптора Аниша Капура. Помимо этого в музее есть Центр авангарда, где постоянно проходят новые выставки и лекции, есть Генеалогический центр, есть совместные проекты с «Яд ва-Шемом». Наконец, сейчас сотрудники музея активно работают над оцифровкой библиотеки Шнеерсона.

— Как вы догадываетесь, готовясь к интервью, я прочитал в интернете вашу биографию, и в ней сказано, что в 1990-2000-х годах вы много занимались проблемой беспризорников. Всех беспризорников или только еврейских?

— Всеми. Проблема беспризорников, то есть детей от 5 до 14 лет, которые оказались на улице, возникла в связи с крушением СССР и многих действовавших в нем социальных и образовательных институтов. Из-за экономических неурядиц люди опускались на дно, из-за махинаций с квартирами оказывались на улице; дети становились сиротами… Эти и другие причины привели к появлению этого явления. Поначалу мы занимались всеми беспризорниками, независимо от национальности. Сейчас сосредоточились на еврейских беспризорниках; у нас действует еврейский детский дом. В него попадают дети, которые по документам — евреи, а вот по жизни – совсем не евреи. Приходится сталкиваться с совершенно чудовищными историями, в которых фигурируют спившиеся родители, продававшие своих детей цыганам и т.п. И вот тут начинаешь понимать, что советская власть не прошла бесследно. Многие евреи за ее годы настолько далеко оторвались от своих корней, что утратили не только религию, но и базовые еврейские жизненные ценности. Прежде всего — представление о том, что такое еврейская семья, в которой забота о детях и их будущем всегда стояла на первом месте.

— И, пожалуй, последний вопрос. Не секрет, что Израилю крайне важна поддержка диаспоры. Я сейчас даже не об Америке: в последние годы мы видим, как много делают для Израиля еврейские бизнесмены из Украины и еврейская община этой страны в целом. Достаточно заглянуть в Старый города Иерусалима, чтобы увидеть золотую менору, воссозданную по инициативе Вадима Рабиновича, восстановленную на украинские деньги синагогу «Хурба». Помним мы и демонстрацию солидарности с Израилем в Киеве. Увы, такой поддержки от российского еврейства мы не чувствуем…

— Категорически не согласен. Не с тем, разумеется, что украинские евреи много делают для Израиля, а с тем, что мы в России ничего не делаем. Возьмите созданный Фридманом фонд «Генезис» — он реализует много проектов в Израиле. Роман Абрамович построил в Израиле на свои деньги новые корпуса больницы – почему вы об этом не вспоминаете? Может, все дело в том, что украинские еврейские бизнесмены успешно рекламируют свой вклад в Израиль, а российские саморекламой не занимаются? При этом я ни в коем случае не хочу обидеть бизнесменов из Украины – среди них очень много теплых, отзывчивых людей, которые и в самом деле много делают для Израиля. Что же касается поддержки… Конечно, демонстрация в Киеве – это замечательно, но, думается, Израилю в первую очередь нужны не митинги, а изменение самой политики России и Украины по отношению к еврейскому государству. Это — более существенно. И мы работаем именно в этом направлении.

Не секрет, что отношение российского руководства к Израилю неоднозначно. С одной стороны, есть симпатия к стране, в которой проживает больше миллиона людей, говорящих по-русски; которая борется с террором и т.д. С другой, Израиль, будучи союзником США, воспринимается как «игрок с другой стороны». Поэтому мы всячески стремимся способствовать сближению России с Израилем, и на этом пути нам уже немало удалось сделать. Последние визиты Нетаниягу и Либермана в Россию, визиты в Израиль российских лидеров – все это стало возможно в том числе и благодаря еврейским организациям России, включая и наш ФЕОР. Это – наш реальный вклад в укрепление позиций Израиля.

Вел интервью Петр Люкимсон

____________

*Александр Моисеевич Борода родился 2 июля 1968 г. в Москве. По окончании школы служил  в Военно-морском флоте СССР.
Окончил Всесоюзный заочный политехнический институт по специальности «Маркшейдерское дело». Принимал участие в строительстве станций метро Коньково, Теплый Стан, Бибирево, Алтуфьево.
Согласно указу мэра Юрия Лужкова от 1 июля 2008 года, А.Бороде «за большой вклад в развитие строительной отрасли города Москвы и многолетний добросовестный труд» присвоено звание «Почетного строителя города Москвы».

В 1996 году становится президентом регионального общественного Фонда развития еврейской культуры — занимается проблемами развития еврейской жизни в масштабах Москвы. При его активном участии фонд одним из первых на территории России развернул широкую благотворительную деятельность: в первую очередь, обширные ежемесячные региональные программы для малоимущих семей, культурно-просветительскую работу, образовательные программы и семинары, ежемесячные благотворительные концерты профессиональных и самодеятельных коллективов еврейского искусства.

http://www.interfax-religion.ru/?act=bio&div=31