Израильтяне. Сделано в СССР

От редакции сайта.


Израильтяне. Сделано в СССР


Книгу Нелли Гутиной «Израильтяне. Сделано в СССР» называют скандальной. Мы придерживаемся иной точки зрения, заключающейся в том, что все в мире взаимосвязано и если еврейская составляющая в истории Российской Империи и СССР сыграла определенную роль, то почему она не может отразиться на истории других государств?

Профессор Александр Воронель считает эту книгу, выпущенную издательством «Меркур» под руководством Рины Жак, «свидетельством человека, живущего одновременно в двух мирах и извлекающего свой кайф из обоих».

По его мнению, в книге выражена «та свежесть, которой обычный израильский интеллигент уже лишился. Никто иной, может быть, и не смог бы написать… с такой независимой культурной позиции, словно она, Гутина, и не член этого общества, обреченный жить в нем, а порхающее существо, нынче здесь, а завтра там. Но именно поэтому ее свидетельство приобретает особую ценность. Ее книга полна неожиданными сведениями о модах, недосказанными политическими утверждениями, сомнительными скандальными сведениями и просто сплетнями.

Именно эта смесь создает такой художественный коктейль, который по-человечески характеризует нашу группу гораздо полнее, чем точная статистика и языковая стилистика. Найдутся российские выходцы, которые будут взбешены этой характеристикой, а также такие, кому она польстит, но никому не удастся ее игнорировать, и книга эта обречена на долговременное цитирование».

Нелли Гутина — публицист самой что ни на есть провокативной репутации. Оттого в преддверии открытия Иерусалимской книжной ярмарки она спокойно предвкушает скандал. В присущей ей эпатажной манере Нелли Гутина заявила, что ее книга, над которой она работала четыре года, не будет конкурировать с кем бы то ни было:

«На свете есть много книг хороших и разных, читателей меньше… Но, возможно, в отличие от других произведений, «Израильтяне. Сделано в СССР» будет обладать еще и эксклюзивным запахом. Я уже приобрела хорошие стойкие французские духи, которыми обрызгаю каждую мою книжку, прежде чем отдать ее в руки читателю, который посетит ярмарку…»

Смешное эстетство? Эпатаж? Эта миниатюрная блондинка действительно умеет привлекать к себе внимание. Окружать себя друзьями, но и портить отношения, и наживать врагов, которых обманывает ее светское поведение, прекрасное знание иностранных языков и неизменно элегантный фирменный прикид. Трудно ожидать, чтобы такая «милочка» вылила тебе горячий кофе на брюки. Но ведь она это сделала, и даже описала эту «картину маслом» на 51-й странице своей книжки. Загляните — не пожалеете.

_____________________________________________

Фрагменты из книги

Поначалу может показаться, что книга написана по-русски, но на самом деле она написана на израильском диалекте русского языка, на котором говорят многие выходцы из б. СССР, прожившие много лет в Израиле или родившиеся здесь в семьях уроженцев из бывшего Союза. Этот изрусский диалект на 90% понятен тем, кто владеет русским языком, хотя многие слова и выражения нуждаются в переводе.

Монголы — это мы. Это мы идем-шагаем по Тель-Авиву, выталкивая на обочину брюзжащих параноиков. Ведь это мы загнали их в блок, это наши правые фаланги дошли до Тель-Авива, и это нас тель-авивские рестораны встречают хлебом-солью, то бишь блинами с икрой. А ведь еще недавно нам отводили совсем другое место…

«Ты знаешь, как у нас называют русских? — спросил меня один приятный интеллигентный человек, с которым я столкнулась на какой-то благотворительном приеме в Герцлии-Питуах. — Терпентин!»

Он когда-то приехал из Польши и мог даже немного изъясняться по-русски.

Я поняла и на секунду потеряла дар речи.


Израильтяне. Сделано в СССР


Известный писатель Алеф-Бет Иегошуа в одном из интервью газете «Гаарец» определил состав израильского населения следующим образом: палестинцы, религиозные, сефарды, русские и носители израильской секулярной культуры.

Учитывая племенной состав израильского народа, мы не можем противопоставить нас каким-нибудь им, потому что они столь же неконкретное понятие, как и мы. В категорию русские в Израиле относят постсоветских иммигрантов из всех регионов бывшего СССР, от Прибалтики до Бухары, на том основании, что они принадлежат к семьям, имеющим корни в бывшем СССР. Как-никак общий бэкграунд. У остальных жителей Израиля даже этого нет.

Классик ивритской литературы употребляет прилагательное израильский в отношении только одной группы израильского населения, которую он называет длинным словом носителиизраильскойсекулярнойкультуры. Это подтверждает наличие некой этнической иерархии, в шкале которой религиозные, сефарды и русские расположены ниже, чем эта группа.

В отличие от писателя, израильский сленг дает этой группе короткое и не вполне политкорректное определение — АШХи. Или ашахисты. Это ивритская аббревиатура слов, которые в переводе означают Ашкеназы, Левые, Секулярные. Правомерно ли прилагательное израильский в применении только к этому сектору?

Еще не так давно самым популярным типом израильтянина был человек ниоткуда. Он не рассказывал вам, откуда приехали его бабушки-дедушки и не придавал этому никакого значения. Ему хватало собственно израильской идентификации, и не нужно было подкреплять ее такими дополнительными субидентификациями, как русский, поляк или марокканец.

Армейские части, в которых он служил, или кибуц, в котором он вырос, были более значимыми и определяющими факторами его идентичности, чем то, откуда приехали его родители. Израильских родственников моих знакомых слегка покоробило, когда прибывшие из СССР новые родственники назвали их русскими. А ведь бабушки тех и других были родными сестрами…

Входя в национальный дом, багаж следовало оставить за дверью, лучше всего на помойке. Отказ от прежнего языка, культуры и идентификации был условием присоединения к израильскому мэйнстриму. Революционеры из России сделали свою революцию — на этот раз сионистскую. Классический сионистский императив гласил: строй свою страну и себя в ней — по новой. Но к нашему приезду страна уже не только была построена, но, по мнению многих из нас, сильно нуждалась в перестройке.

Что касается отдельно взятого себя, то строить его можно было только из имеющихся в наличии материалов — тех, которые имелись в багаже. То есть опять-таки: профессия, язык, менталитет, исторический опыт. Но самое главное — предлагалась заведомо нечестная сделка. По сути, предлагалось лишиться всего взамен на ничего.

Израильтяне с русскими корнями уже не были мэйнстримом. Ими стали выходцы из стран Центральной и Восточной Европы, дети приехавших сюда в 50-х годах. В отличие от идеологически мобилизованных продуктов русской революции, они не обладали достаточными интеграционными навыками, для того чтобы сделать свою модель универсально израильской.

Наше превращение в еще одно отдельное израильское племя выглядит чуть ли не противоестественным с учетом нашей разнородности. Среди нас есть евреи, славяне, татары, кавказцы и даже цыгане, но, главным образом, мы смесь всех со всеми.

В какой-то мере мы воплотили в жизнь классический сионистский императив — достроили страну и себя в ней. Мутировав из экс-совков в динамичное израильское племя, мы превратили Израиль в страну, где даже банкоматы говорят по-русски.


Израильтяне. Сделано в СССР


Будь наши враги умнее, они бы оставили нас в покое наедине друг с другом, и неизвестно, чем бы это кончилось. Возможно, что после распада СССР в мире развелось много телят с двумя головами, но наши изрусские мутанты — это нечто особенное. При всей адской смеси советского с израильским мы жизнеспособные мутанты. Называйте нас культурными кентаврами, называйте нас телятами с двумя головами, но до чего же хороши эти головы, как интересен этот кентавр…

Н.Гутина