Без пустых клеток

Надежда Косинцева о женских шахматах, Олимпиаде и северном менталитете

Анна Козина

Без пустых клетокОт редакции сайта. Родителей юных клайпедских шахматистов эта статья может заинтересовать, так как многие мальчики и девочки уже познали вкус игры с сильнейшими шахматистами города, республики и других стран.

 Международного гроссмейстера Надежду Косинцеву ответственность, связанная с выступлением на Всемирных шахматных Олимпиадах, не пугает, а наоборот, вдохновляет — собраться, бороться за сборную, действовать, преодолевая усталость и сложные игровые моменты. Отсюда и результат: пять Олимпиад, два командных «золота» в 2010 году в Ханты-Мансийске и в 2012-м в Стамбуле, «серебро» Турина-2006, «бронза» Кальвиа-2004 и три индивидуальных титула на своей доске.

О том, как наши девушки готовятся к турнирам, сколько эмоций, сил и серых клеток тратят на победу на черно-белой доске и какие вознаграждения получают, старшая из сестер Косинцевых рассказала в интервью «РГ».

 -Надежда, в Стамбуле китаянки считались фаворитками. Каково было россиянкам выступать в роли действующих чемпионок и «догоняющих» одновременно

Надежда Косинцева: Китаянки на самом деле доминировали. Во-первых, они были первым стартовым номером по коэффициенту Эло в отличие от прошлой Олимпиады-2010, где мы начинали. Во-вторых, на протяжении двух лет сборная Китая показывала стабильно сильную игру, побеждая на Гран-при, командных чемпионатах, в матчевой встрече Россия-Китай. Так что прогнозы можно считать объективными.

Кроме того, всем известно, что удержать титул тяжелее, чем завоевать его. В совокупности все эти факторы говорили не в нашу пользу. Но Олимпиада такой непредсказуемый, даже заколдованный турнир. Многое зависит не только от чисто шахматных критериев. Иногда просто должны сойтись звезды. Для нас они оказались счастливыми. Китаянки же, будучи все время лидерами, с 2004 года не могут выиграть Олимпиаду. Точно так же и для мужской сборной России который год что-то не складывается. Не поддается Олимпиада и все.

 -Как же переломить ситуацию, главным образом с нашей мужской сборной?

Надежда Косинцева: Над решением этой проблемы бьются лучшие умы — тренерские, комментаторские, специалисты дают рекомендации. Сейчас с мужской командой работает  Юрий Дохоян, который женскую сборную создал с нуля и сделал нас олимпийскими чемпионками. Теперь он взялся за мужчин. Надеюсь, через два года он сможет ответить на ваш вопрос.

 -Победители и призеры Олимпиады и Паралимпиады получают медали, призовые, машины, квартиры. А шахматисты?

Надежда Косинцева: У нас есть свой пьедестал, гимн, свои кубки и медали. В этом смысле регламент шахматной Олимпиады мало чем отличается от спортивного общепринятого церемониала. А что касается денежного вознаграждения, то накануне Олимпиады мы заключаем индивидуальные  контракты с Российской шахматной федерацией, где прописаны суммы призовых. Но, к сожалению, разглашать их мы не имеем права.

 -А вы бы хотели попасть в программу «больших» Игр?

Надежда Косинцева: Конечно, да. Шахматы достойны стать олимпийским видом спорта. Многие  приводят контраргумент, мол, шахматы — это не спорт, а настольная игра. Не согласимся. Шахматы — это состязание. Состязание тактик, мышления. Кроме того, посмотрите на нашу подготовку к турнирам. Мы обязательно тренируемся физически. Просидеть семичасовую партию, если ты физически не готов, практически невозможно. На последнем часу игры именно твоя физическая форма может решить исход встречи.

 -Расскажите поподробнее о ваших физических и умственных упражнениях?

Надежда Косинцева: Перед Стамбулом у нас были сборы на подмосковной базе «Озеро Круглое», где тренируются олимпийцы. Мы плавали в бассейне, бегали, играли в футбол, баскетбол, большой теннис. Шахматную подготовку члены сборной могут выстраивать индивидуально вместе со своими тренерами. У нас сестрой Татьяной было по три тренировки в день по несколько часов. Мы изучали дебюты, «знакомились» с соперницами, проводили спарринги, играли короткие партии с тренером, с другими участниками женской и мужской сборной.

 -Всегда иметь рядом отличного спарринг-партнера — это удача. Но как быть, когда двум сестрам приходится соперничать по-настоящему?

Надежда Косинцева: Мы с Таней много лет назад приняли решение не играть друг с другом на официальных турнирах. Как-то еще в юношеских шахматах сетка свела нас за одной доской. Мы обе не очень хорошо шли и решили играть до победного. Семь часов бились, а в результате партия закончилась вничью. С тех пор мы делаем короткие ничьи. Все наши баталии переносятся домой.

 -Это же «договорняк»? Вас за это не наказывают?

Надежда Косинцева: Последнее время в шахматах все популярнее становятся софийские правила, когда до определенного хода нельзя вести мирные переговоры. А вообще если шахматисты захотят сделать ничью, они ее сделают. Когда мы с Таней разыгрываем ничейную партию, которая заканчивается вечным шахом, придраться не к чему.

 -Есть сестры Косинцевы, сестры Полгар, две сестры и брат Мамедьяровы. Почему до сих пор не провели какой-нибудь семейный турнир?

Надежда Косинцева: Знаю, что проводился турнир между семейными парами. А вот до братьев и сестер еще не дошли. А ведь это очень интересная идея, ведь в шахматах так много семейных союзов. Мы с Таней с удовольствием приняли бы участие в таких соревнованиях. Наверное, и другие тоже. Хотя из сестер Полгар только Юдит активно играет.

 -Играет и еще как. Вы бы смогли, как венгерка, противостоять мужчинами?

Надежда Косинцева: Юдит уникальная, неповторимая, феноменальная. Мы с Таней международные гроссмейстеры не только среди женщин, но и среди мужчин, и частенько играем в мужских турнирах. Так что знаем, как это тяжело. Все-таки разница физиологическая, анатомическая имеет значение. Какой-то турнир можно провести с мужчинами на равных, даже обыграть. Но системно это делать сложно. Кроме Юдит, пока никому это не удавалось.

 -А в чем вообще, по-вашему, отличие мужских и женских шахмат?

Надежда Косинцева: Синоним женских шахмат — эмоциональные. Очень  часто решение принимается не по логике, не по позиции, а исходя из эмоций. Контролировать настроение и бороться с природой нелегко. Порой это приводит к высоким результатам, но чаще к непредсказуемым ходам и обидным поражениям. В этом, с одной стороны, прелесть женских шахмат.

Они более зрелищные, вы практически не увидите коротких расписных ничьих, потому что каждая из нас привыкла бороться с первых ходов и до конца. Часто это кровопролитные битвы. Хотя, с шахматной точки зрения, не такие геометрически выверенные и правильные, как у мужчин.

 -Еще одно, более прозаическое, отличие мужских и женских шахмат — призовые.

Надежда Косинцева: Могу сразу привести пример. Первый приз в серии Гран-при — тяжелом, изматывающем турнире, где выступают все сильнейшие шахматистки, по меркам мужских шахмат смешон — около 6-7 тысяч евро. Хотя недавно был чемпионат Европы, на котором впервые в истории призовой фонд женского турнира был выше, чем аналогичных мужских соревнований. Около 30 тысяч евро за чемпионство.

 -Интересно, а чего стоит добраться до этих турниров, если ты молодой и перспективный шахматист?

Надежда Косинцева: Шахматы, кажется, дешевый вид спорта: есть доска, фигуры, не нужен дорогой инвентарь, не нужно помещение для тренировок. Но сидеть на месте нельзя, надо ездить по турнирам, а они длятся по 10 дней. Так что это очень затратно. У нас с Таней в свое время были спонсоры, которых искал папа, сейчас нам помогает наш Архангельский регион.

Центр спортивной подготовки «Поморье» и его руководитель Владимир Алексеевич Ильин — это наша с сестрой главная опора на личных соревнованиях на протяжении многих лет. Также поддерживает РШФ, которая выплачивает ведущим шахматистам стипендии, организовывает сборы. В этом плане у нас одна из лучших федераций в мире. Мы очень благодарны. А так часто людям приходится ездит с турнира на турнир, чтобы заработать на жизнь. Участь шахматного профессионала не такая сладкая, особенно если ты не в элите.

 -Вы в элите, у вас столько титулов. Но лицо наших женских шахмат — Александра Костенюк. Не обидно? Хотя знают ее не только благодаря игре, но и съемкам в кино, участию в фотосессиях…

Надежда Косинцева: Саша более публичный человек. У нас с Таней северный скрытый менталитет. Публичные вещи нас не интересуют. Даже претят иногда. Так что нет обиды. Каждый остается при своем. Кому что интересно, тот тем и занимается.

 -А почему, кстати, вы не уехали из Архангельска? В Москве ведь больше возможностей?

Надежда Косинцева: Суровый климат помогает работать. Когда за окном минус 40, все свое время можно посвящать шахматам. Ну а если серьезно, то у нас просто счастливо складывалась наша шахматная судьба. Именно в родном городе всегда находились люди, готовые помочь: сначала частно, потом на областном и правительственном уровне. Зачем уезжать из региона, который помогает и гордится.

 -Поддержка близких людей тоже важна. Вы уже говорили про родителей, а что насчет спутника жизни?

Надежда Косинцева: Когда-то мы с Таней совмещали шахматы с учебой на юридическом факультете. Сейчас стараемся совмещать шахматы и личную жизнь, хотя это непросто. Часто не хватает времени. Порой хочется все бросить. Я имею в виду шахматы, особенно когда один турнир идет за другим и так без конца. Но такие мысли приходят в голову лишь иногда. Все-таки нам удалось найти для себя консенсус.

Фото: РИА Новости

Опубликовано в РГ от 21 сентября 2012 г.

http://www.rg.ru/2012/09/20/shahmati-poln.html