По пути Ермака


По пути Ермака


От редакции сайта.

В комментарии к этой статье журналистки из Латвии отражена работа нашей ассоциации по осуществлению проекта «Сопровождение», поэтому нашим читателям эта информация может быть полезна.

____________________________

Омск: снова великое переселение

Из книг и фильмов каждый знает историю, как казаки во главе с атаманом Ермаком завоевали царство хана Кучума, захватили городок Сибирь, основали крепости по берегам рек и присоединили к России громадную территорию. Двигала ими не только жажда открытий. Убегали они от расправы за разбой на Волге, да и не прочь были погулять в новых краях.

Потом сюда ссылали, переселяли для освоения новых земель, под духовой оркестр отправляли на стройки коммунизма. Но что движет в наши дни людьми, которые срываются с насиженных мест и переезжают в Сибирь — навсегда? Чтобы ответить на этот вопрос, «Час» при содействии представительства Федеральной миграционной службы России в Латвии отправился в далекое путешествие.

Сюрприз от «потомков каторжан»

Самолет в Омск прилетел ночью. Выхожу их аэропорта, ищу стоянку такси, но вижу лишь скопление автомобилей на площади — разномастных, с шашечками и без оных. Водители со всех сторон предлагают: «Поедем?» В итоге в этом заторе я выбрала машину, украшенную светящимся гребнем.

Шофер на вопрос о цене весело сказал:

— У нас все официально, по счетчику, сколько километров проехали, столько и оплатили.

Несколько смутило то, что ни имени водителя, ни названия фирмы нигде не значилось. Добрались до гостиницы минут через 15. Но такси остановилось не возле входа (подъехать якобы неудобно), а в сторонке, на пустыре, где никаких домов видно не было.

И вот тут водитель так же радостно объявил:

— С вас две тысячи восемьсот рублей.

— Так это почти сто долларов! Я узнавала, поездка до отеля стоит не больше трехсот рублей, то есть десять долларов.

Увы, двери шофер заблокировал и сказал, что пока я не уплачу по счетчику, он меня не выпустит.

— А какой же у вас тариф?

— Сотня за километр!

— Больше трех долларов? Мужик, грабить прямо в такси — это уж слишком!..

Поругались еще немножко, но пришлось доставать деньги…

Назавтра, когда снова пришлось садиться в такси без всяких признаков общественного транспорта, я рассказала эту историю хозяину машины.

— А что ж вы хотите, мы потомки каторжан, с нами надо ухо держать востро, — засмеялся он.

— Да вот думаю, что надо было как-то побороться за свои кровные. Например, кричать «караул!» — или зажать три сотни в кулачке и сказать, что больше нету…

— Попробовать можно было, но не факт, что получится. В аэропорту ребята тертые. Мы туда ездим только по заказу. Но и у них бывают проколы. Недавно был такой случай. Прилетел немец, взял такси, договорились за триста. На месте он достал триста рублей, а ему говорят — триста евро! Он платить отказался.Привезли в аэропорт снова, взяли еще пару мужиков, отъехали, отбуцкали немца, забрали триста евро и отвезли по адресу.

А немец оказался наш. Тут есть Азовский район — немецкий, со времен Екатерины поселились. В Германию он недавно перебрался. До этого был ментом. Позвонил своим, назвал номер машины. Милиционеры передали, чтобы виновные на разбор явились сами. Те приехали. Уже их отбуцкали, забрали назад триста евро и сказали, чтобы впредь не наглели.

Выслушав этот успокоительный рассказ, я спросила:

— А почему «отбуцкали», вместо того чтобы завести уголовное дело, доложить администрации и навести порядок в аэропорту? Я так понимаю, что смысла мне звонить в милицию, которая уже полиция, не было?

И мы с потомком каторжан засмеялись оба.

Из Юрмалы — на берег Иртыша

Еще раз эту печальную историю сообщила Оресту Руденсу и его жене Кристине.

— Да, Европа расслабляет, здесь надо боевую стойку держать все время, — говорит Руденс.

Мы встретились в кафе «Старый Омск». Нынешней весной семья в рамках программы содействия добровольному переселению соотечественников перебралась из Юрмалы в город на Иртыше.

Латыш, бизнесмен, гражданин Латвии — и в Омск на ПМЖ? С тихих улиц под соснами — в миллионный областной центр, где рядом с нарядным центром — кварталы стоящих вперемешку панельных зданий и старых домишек за кривыми заборами? Что за чрезвычайные обстоятельства побудили двинуться в Сибирь?

— Главное обстоятельство — это та экономическая яма, в которой оказалась Латвия, — признается мой собеседник. — Я не вижу даже намека, что что-то изменится.

У Руденса была строительная фирма, которая еще не так давно процветала. Очередной проект — недорогие коттеджи на окраине Юрмалы. Увы, к тому моменту, когда они были готовы, рынок недвижимости обрушился. Дома перестали пользоваться спросом, вложенные деньги вернуть невозможно. Собственную квартиру пришлось продать, жили на съемной.

— Конечно, если бы все было хорошо с экономикой, никогда бы мы не расстались с Латвией, — продолжает Руденс. — Но сегодня у нас нормально существовать бизнесмен не может. Он должен или уходить в тень, нарушать законы, или разоряться. Я долго мыкался, как и другие. Устал. Продал свою долю партнеру и уехал.

Здесь в России я чувствую движение вперед. Квартиры строятся и моментально распродаются, в супермаркетах люди загружают тележки, как у нас на Новый год. Все крутится, есть такой драйв, ощущение жизни. Тут есть где развернуться, надо только четко понять, как организовать бизнес. Вспомните нашу встречу через несколько лет, и вы увидите, что Россия сделает шаг вперед по сравнению с Европой.

Так получилось, что именно в трудный момент своей жизни Руденс прочувствовал и некоторые особенности социальной системы нашей страны.

Кристина — родом из Омска. Познакомились они в Болгарии, на курорте.

— Я влюбился с первого взгляда, — поделился Орест. — И понял, что никогда не расстанусь с этой женщиной.

То, что у Кристины было двое детей от предыдущего брака, решительного латыша не остановило. Он всех привез в Юрмалу. Там родилась дочка — третий ребенок в семье.

— Дети очень быстро выучили латышский язык, — продолжает Руденс. — Но с документами так скоро не получается. И я столкнулся с удивительным отношением. Заболел ребенок — 50 латов надо платить за каждый день в больнице. Пособия не положены, хотя эти дети живут со мной. А в России с первого дня на всех троих оформили все пособия и льготы, не разделяя по гражданству.

В качестве добровольного переселенца Руденс получил право бесплатно перевезти вещи, подъемные, деньги для аренды жилья на четыре месяца. Собирается купить собственную квартиру. И параллельно — начинать бизнес.

— Скажите честно — вас часто раздражают российские реалии?

— Много зависит от отношения. Надо понимать, что это другая страна и другие правила, что-то не понимаешь, чего-то просто не знаешь. Например, иду в очередной департамент, меня не пускают, потому что я в шортах, а рядом заходит мужик в рваных спортивных трениках. В шортах — не положено.

Чиновники, которые по полдня посылают тебя из кабинета в кабинет. Но я к этому отношусь как к данности, как к тому, что нет берега моря, а есть Иртыш. Надо выбирать, чем-то приходится жертвовать. Я не хочу быть бомжом, не хочу работать на плантациях в Ирландии. Так получается, что своим делом я сегодня могу заниматься в России, здесь могу обеспечить свою семью. Вот и все.

День приема по личным вопросам

Чтобы понять специфику Омска, достаточно открыть телефонный справочник на страничке «Религия». Указаны православные храмы, мечети, синагоги, кирхи, костел.

Сибирские татары — коренное население здешних мест. Поляки — из ссыльных, их пригоняли по этапу, по которому прошел когда-то Достоевский и многие другие неугодные власти люди. Немцы появились еще во времена Екатерины Великой, которая предоставляла земли по заселение. Латышская деревня Боровка — это со времен столыпинских реформ, когда крестьяне поехали в степь за земельными наделами.

Но когда сегодня заходишь в управление федеральной миграционной службы, такое впечатление, что снова началось великое переселение народов. Китайцы, таджики, туркмены — за разрешением на работу. Отдельная категория людей — соотечественники, которые переезжают навсегда.

Начальник отдела управления федерально-миграционной службы Омской области Сергей Михайлов разрешил присутствовать журналисту на приеме участников программы переселения.

Поток людей проходит через его кабинет — у каждого своя боль и своя судьба.

Юрий из Германии. Несколько лет назад репатриировался вместе с родителями, решил вернуться в Омскую область:

— Я понял, что никогда не стану там своим. Да, социальное пособие, все культурно, все размеренно. И все — чужое. Я хочу жить в России, где родился и вырос, а не там, где когда-то жили мои предки.

Виктор из Белоруссии:

— У меня бизнес, торгую строительными материалами. Дефолт белорусского рубля — это только начало, поверьте мне, будет хуже. Надо уезжать. Омск выбрал, потому что здесь живут друзья. Дают прописку, приютят на первое время. А правда, что четыре месяца будут оплачивать жилье? И подъемные реально выплатят? Как быстро? В течение двух месяцев? Понял. Хочу еще узнать все насчет регистрации фирмы, как все здесь делается.

Людмила из Казахстана:

— Хочу переехать ради детей. Юридически в Казахстане три языка — государственный казахский, русский — язык межнационального общения, английский — международный язык. Но все делопроизводство переводится на казахский, во всем преимущество коренной национальности. А я в Павлодаре — не коренная, здесь три поколения моих предков жили?

Но почему-то мы не имеем права на участок земли, а оралманы — имеют. Оралманы — это казахи, которые живут в Узбекистане, в Монголии, в Афганистане. Их приглашают вернуться, дают льготы. Что ж, мы тоже вернемся на родину предков, благо недалеко.

Сергей Михайлов рассказал, что больше всего переселенцев из Казахстана. Причем волна пошла несколько лет назад, и она нарастает.

Для Омской области президентская программа стала спасительной, ведь теперь есть и правила для приема соотечественников, и финансирование для оказания помощи. Всем звонящим и пишущим объясняют: начинайте с посольства в своей стране, заполните анкету, узнайте все подробности, подыщите вакансии для работы — и тогда уже принимайте решение о переезде.

Кого ждут в Сибири?

Кстати, предыдущий начальник УФМС отдан под суд за взяточничество: брал мзду за незаконную выдачу разрешений китайцам на работу. Трудятся посланцы Поднебесной в теплицах, выращивают овощи. Местные рассказывают, что овощей стало заметно больше.

Вот только проверить бы эти помидоры и огурцы на нитраты… Китайцев — полторы тысячи. Правда, они в области временно.

А сколько же соотечественников воспользовалось программой?

Об этом рассказал начальник УФМС по Омской области Александр Денисов:

— Омская область вступила в программу в 2009 году. Мы поняли, что наша область является привлекательной — люди сюда едут. Ставку на соотечественников сделали не столько в количественном отношении, сколько в качественном. Мы ждем людей с образованием, со специальностью. И именно таких принимаем.

— Получается, что другим просто отказываете?

— За время действия программы рассмотрено около 200 тысяч анкет. Отказы составили всего 8 процентов. Просто люди сами видят, какие вакансии предлагаются, какие условия. В Омске сейчас более миллиона жителей. Несколько лет назад демографическая ситуация стабилизировалась, убыли населения больше нет. Нам бы хотелось, чтобы люди приезжали в сельскую местность.

Там есть варианты и с предоставлением жилья. Например, за хирурга между районами развернулась настоящая борьба, и человек поехал туда, где дали квартиру. Сейчас 7 районов из 32 включились в программу. Но жизнь доказала, что у нее есть хорошие перспективы. И в будущем году вся область становится регионом, куда приглашают соотечественников.

29.07.2011

Светлана Гартованова

«Час»

___________________________________

КОММЕНТАРИЙ:

Анатолий Лавритов,

Клайпеда 30.07.2011

-Отличная статья, в которой всего понемногу, но зато интересно и познавательно.


По пути Ермака


Между прочим, Посольство РФ в Латвийской республике вовремя почувствовало возможности подготовки будущих «переселенцев».Столкнулся с этим более двух лет назад со студентами Федерального Государственного Университета им.Иммануила Канта в Калининграде из числа иностранцев, обучающихся по Госпрограмме РФ помощи молодым соотечественникам.

Оказалось, что студенты из Латвии легко вписываются в процесс учебы и адаптации к жизни в анклавном российском регионе не только в силу «тяги к исторической родине предков».

Какая уж тут, в бывшей Восточной Пруссии, «Родина предков»? Выяснилось, что многие из них перед поступлением в Университет после собеседований с консульскими работниками заявили о желании стать участниками еще и Госпрограммы РФ по ОКАЗАНИЮ СОДЕЙСТВИЯ добровольному переселению в Россию.

За 5 лет учебы студенты-иностранцы сумеют понять Россию умом и сердцем, подыскать работу при содействии российского государства, которое получит потом прекрасных специалистов-билингвов, знающих русский, как родной, и латышский языки, да еще один иностранный, изучавшийся ими в школе с русским языком обучения.

Для оказания помощи студентам-прибалтам нашей ассоциацией* создана Калининградская автономная некоммерческая организация «Студенческое братство соотечественников», находящаяся в состоянии становления и налаживания конструктивных связей с государственными и общественными органами Калининградской области, консульскими учреждениями Литвы и Латвии.

Думается. что у этой структуры большое будущее, так как первыми ее проектами станут создание молодежного информационно-правозащитного центра(1) и проведение непосредственно в России конференции студентов- соотечественников разных стран, обучающихся в РФ(2).

_________________________________________

*Клайпедская ассоциация российских граждан осуществляет проект «Сопровождение»

С.Гартованова