Начинаем использовать литовский политический сленг?


 Начинаем использовать литовский политический сленг?


В последнем (34-м) номере «Экспресс-недели» уважаемый мною за острый ум и непреклонность в отстаивании своего мнения Рафаэль Искандерович МУКСИНОВ, доктор социологии и психологии, заместитель председателя Русского собрания Литвы, выразил в интервью свое видение неблагополучного положения в русской диаспоре республики.

«Русским не хватает социального мужества» — так оно озаглавлено, а если еще и пройтись по разделам, то есть, от чего придти в уныние.

Редакция еженедельника предпослала интервью следующие основные вопросы:

-Насколько комфортно живется русским в Литве?

-Почему так важно осознавать свою самобытность?

«Диагноз-ассимиляция».

Стоит внимательно прочитать это интервью, чтобы не только понять происходящие в республике процессы с участием национальных меньшинств, но и согласиться с жесткими выводами ученого, который 13 лет изучает интеграцию русских в литовскую среду и безошибочно ставит диагноз этому процессу – «ассимиляция»!

А это значит, что человек теряет свою национальную самобытность и отождествляет себя с титульной нацией, отвергая «изоляционизм» и «национальную озабоченность».

Есть еще и четвертый вариант поведения представителей национальных меньшинств – «двойное глубокое погружение», когда человек остается самим собой и при этом стремится выучить язык, понять историю, культуру и психологию народа, среди которого живет. По данным Рафаэля Искандеровича, однако, все респонденты, склонные к четвертому варианту поведения, в конечном итоге приходят к выводу, что они ассимилируются.

И способствуют этому не либеральные нормы законодательства Европейского Союза, а жесткость литовского законодательства о «государственном языке», его повсеместном применении, ущемляющие права национальных меньшинств, проживающих в некоторых местах республики компактно, но ограниченных в возможностях сохранять свою самобытность. Следующий его вывод не менее категоричен.

«По сути в Литве давно нет русской школы»!

Есть литовские школы с частичным обучением на русском языке. Директивно из школы изгнан русский дух и все предметы, которые позволяют сохранить национальную самобытность. Сокращено количество часов на изучение русского языка и литературы, программы по истории составлены тенденциозно и упрощенно.

«У детей, их родителей и, к сожалению, у учителей пропадает мотивация к изучению и преподаванию русского языка»,- констатирует Р.Муксинов. С 2012 года готовится серьезнейший удар по остаткам «русских школ», поскольку все дети будут обязаны изучать литовский язык как родной.

По мнению Рафаэля Искандеровича представители государственного образования проявляют «лукавую заботу о карьере русских детей», принуждая их учиться на неродном языке.

Нет ни одного случая отчисления из ВУЗов Литвы студентов-представителей национальных меньшинств по причине незнания ими литовского языка, поэтому даже на сегодняшнем этапе литовские школы с частичным обучением русских ребят на родном языке вполне справляются со своими задачами и выпускники их пока что могут обучаться не только в ВУЗах Литвы, но и в ВУЗах России и других стран.

И лишь один пассаж в аргументации ученого буквально привел меня в смущение. Судите сами: «В тяжелые, как принято сегодня говорить, годы советской оккупации литовцев не заставляли сдавать русский язык как родной. Он изучался как второй язык, но такого знания, как в русских школах не требовали».

Совсем недавно в Литве проводился опрос и большинство респондентов (литовцев) высказались ностальгически по временам Советской власти в республике, когда она была жемчужиной среди других союзных республик и простые люди жили лучше, имели больше возможностей. До сих пор многие умные, знающие историю своей страны и народа литовцы избегают говорить о какой-то «советской оккупации».

Недобросовестные политики исказили исторические события, не признают достижений Советской Литвы и на волне национализма ввели в заблуждение собственных граждан подсчетами мнимого «ущерба Литве», который, якобы, надо взыскать с России. Поэтому говорить о «тяжелых годах советской оккупации» политически некорректно и исторически неверно.

Кто защитит нас?


 Начинаем использовать литовский политический сленг?


Совершенно правильно прозвучало из уст Р.Муксинова и признание, что в русской общине Литвы нет правозащитников, что также является свидетельством зашедшей далеко ассимиляции. После такого вывода невольно напрашивается сравнение этой общины с быком, которого готовят к последнему удару обухом промеж глаз.

Ученый с горечью отмечает: «Литовские политики, занимающиеся правами человека, констатируют, что представителям национальных меньшинств работу, квалификацию получить сложнее, что безработных среди них больше, что проблемы существуют. Европейские эксперты получают оценку нашей жизни из уст представителей властей или из уст наших политически ангажированных общественных деятелей, которые говорят, что все хорошо.

Независимые западные социологические исследования ситуацию оценивают иначе. У меня есть результаты одного из последних социологических исследований, проводившихся Европейским институтом по правам человека. В нем Литва фигурирует как одна из неблагополучных стран в отношении национальных меньшинств».

«Мы сами-кузнецы своих несчастий».

Так оценивается заключительная часть интервью Рафаэля Искандеровича, признавая с горечью, что 20-30% детей в школах носят фамилии, в основе которых русские корни, переиначенные на литовский манер (Петровас, Петровайте, Степановас, Степановайте и др.), тогда как при Советской власти литовец Янкаускас как был, так и оставался со своей родовой фамилией, что достойно уважения.

«Каждый человек должен иметь национальную идентичность. На вопрос, кто ты, каждый должен ответить: я еврей, русский, литовец, поляк и т.д. Русский человек, который оканчивает литовскую школу, с ответом на этот вопрос очень часто затрудняется. Это не просто проблема – это трагедия», — считает ученый и приводит пример неуважительного отношения обучающихся в литовских школах русских ребят к родному языку.

«Они коверкают его, сознательно делают ошибки, чтобы одноклассники литовцы не заподозрили их в симпатиях к русскому языку, России и ее культуре. Это защитная реакция молодого человека, который знает, каков общий настрой, общее отношение к России. Это как бы групповое давление».

Пессимистично оценивает Р.Муксинов возможности изменения положения родителями учеников школ с русским языком обучения совместно с преподавательским составом их. При этом он приводит пример, как польская община и все школы проголосовали за обязательное оставление экзамена по польскому языку. В русской общине такого не случилось и тем самым будущие интересы русских ребят находятся под угрозой.

«В воспитании национального самосознания родители играют главную роль, школа на втором месте. Нам надо избавиться от пассивности и набраться социального мужества», — заключает интервью Рафаэль Искандерович.

В октябре этого года в Вильнюсе должна состояться конференция соотечественников стран Балтии и, если за этой статьей появятся другие, по которым можно было определиться в целях и задачах русскоязычной диаспоры, полоса неудач и провалов может быть прервана.

Пока же законопослушные граждане Литвы, относящие себя к русскоязычным и нашим соотечественникам, испытывают ничем не оправданные трудности. За что?

Анатолий ЛАВРИТОВ, председатель Клайпедской ассоциации российских граждан.

24 августа 2009 года.

А.Лавритов