Три вопроса, оставшиеся без ответа…

Трагические январские события 1991 года в Вильнюсе

Три вопроса, оставшиеся без ответа…

 

Тридцать лет назад в ночь на 13 января в Вильнюсе произошли события, которые и по сей день вызывают вопросы.

Тридцать лет назад в ночь на 13 января около Вильнюсской телебашни погибли пятнадцать человек. Несмотря на то, что позиции сторон – Литвы и России – хорошо известны, в деле остается множество вопросов, на которые еще не было дано конкретных ответов.

**********

Официальная версия Литвы

Согласно официальной версии властей республики, погибшие и раненые в ходе событий около Вильнюсской телебашни пострадали от действий советских войск, подразделений МВД и группы «А» седьмого управления КГБ СССР.

В марте 2019 года Вильнюсский окружной суд постановил, что гибель гражданских лиц была «не случайным преступлением, а последовательной, заранее спланированной и предусмотренной частью крупномасштабного и системного нападения на мирных жителей во исполнение политики Советского Союза и его партийной организации – Коммунистической партии, целью которой было сохранить Литву в составе Советского Союза«.

Суд признал граждан России виновными в «военных преступлениях и преступлениях против человечности». Всего были осуждены 67 человек, в том числе полковник запаса Юрий Мель, бывший офицер КГБ Михаил Головатов, бывший министр обороны СССР Дмитрий Язов.

Вопрос №1. Знал ли о ситуации Михаил Горбачев?

Президент Советского Союза Михаил Горбачев официально высказался о произошедшем в Вильнюсе 14 января во время заседания Верховного Совета:

«Все мы тяжело переживаем случившееся в ночь на 13 января – резкое обострение обстановки в республике, гибель людей. Налицо резкое противостояние, по сути дела, раскол общества. В этой обстановке нужно действовать и взвешенно, и ответственно. Пока нет уверенности, что мы подошли к этапу, когда необходимость диалога осознана всеми противостоящими силами. И я вижу долг президента, Верховного Совета, всех, кто действительно хочет идти по пути обновления, реализуя концепцию Союза как федерации суверенных государств, в том, чтобы искать политическое решение возникших проблем, исключить все, что еще больше обостряло бы ситуацию«.

В беседе с журналистами в перерыве заседания Горбачев отметил, что он «не хотел вводить президентское правление (особый порядок управления на какой-либо части территории государства, предусмотренный в условиях нестабильности как чрезвычайная мера – прим. Baltnews) и все, что с ним связано, и решил ограничиться хоть и строгим, но всего лишь предупреждением Верховному Совету Литвы».»Я узнал о случившемся рано утром. Сообщение о трагедии всех застало врасплох», – также добавил он.

Три вопроса, оставшиеся без ответа…

 

Митинг у Верховного Совета Литвы, январь 1991 года

С другой стороны, как отмечал бывший прокурор Литвы Артурас Паулаускас, Горбачев в тот период был не только главой страны, но и командующим Вооруженных сил СССР. Соответственно, ему не могли не сообщить о подготовке военной операции в Вильнюсе.

Слова Паулаускаса подтвердил и командующий «Альфы», бывший офицер КГБ Михаил Головатов. После задержания в Австрии в 2011 году Головатов рассказал, что группа работала в Литве с ведома Горбачева. Сам бывший президент СССР впоследствии настаивал, что бойцам группы якобы показали написанный от руки карандашом приказ от его имени, который впоследствии разорвали.

В 2016 году литовский суд удовлетворил ходатайство сына одного из погибших во время январских событий и решил привлечь в качестве свидетеля Горбачева. В 2017 году бывший президент подтвердил получение повестки от литовского суда, но участвовать в процессе отказался.

Вопрос №2. Как погибли люди?

В результате происходивших в ночь на 13 января событий погибло 15 человек, 900 было ранено. В Литве принято считать, что люди были задавлены советскими танками и убиты бойцами группы «Альфа».Согласно информации Бюро судебно-медицинской экспертизы Литвы, многие смертельные ранения прошли по траектории сверху вниз, соответственно, стрельба была осуществлена сверху.

Например, в результатах вскрытия погибшего Витаутаса Вайткуса говорится:

-«Слепое огнестрельное пулевое ранение груди/входное отверстие на передней верхней поверхности левого плеча, раневой канал проходит сверху вниз, слева направо и несколько спереди назад через мягкие ткани плеча и груди с переломом 3-х ребер по средне-ключевой линии, через верхнюю долю левого легкого с повреждением 3–4 грудных позвонков».

Информация о том, что смертельные раны были нанесены сверху вниз, содержится и в заключениях о вскрытии Дарюса Гербутавичюса, Виргиниюса Друскиса, Видаса Мацюлявичюса.

Альгимантас Каволюкас, Игнас Шимуленис и Роландас Янкаускас погибли в результате «перекатывания колеса через тело», то есть либо в результате попадания под автомобиль, либо бронемашину.

Лорета Асанавичюте, по официальной версии, погибла из-за попадания под «движущееся автотранспортное средство», каковым могла быть «гусеница подвижного тяжелого механизма», и перелома костей.

Три вопроса, оставшиеся без ответа…

 

Церемония похорон погибших в событиях в Вильнюсе 1991 года

Странными выглядят смерти Игнаса Шимулениса и Лореты Асанавичюте. В результатах вскрытия первого указывается, что после смерти он получил целых семь пулевых ранений от разного вида оружия. Ответа на вопрос, каким образом и зачем уже умерший человек получил столько ран, нет.

«Лорету Асанавичюте сделали образцово-показательной жертвой – а на самом деле ее привезли в больницу живой, перед операцией она сама называла свой адрес, еще в семь утра 13 января ей делали кардиограмму, а в час дня она уже лежала на прозекционном столе… Я видел документы вскрытия – у нее ни одной косточки не было поломано. Как так можно танком раздавить человека, чтобы кости не раскрошились?» – рассказывал историк Валерий Иванов.

«Лорета Асанавичюте, которую советский танк якобы переехал по тазобедренной части, была в сознании и в машине скорой помощи, и в приемном отделении больницы. Она даже сумела назвать медикам свои персональные данные. Это подтверждают кадры видеофильма, снятого ночью 13 января 1991 года литовским кинодокументалистом Бронюсом Талачкой«, – отмечал в беседе с Baltnews бывший верховный секретарь ЦК Компартии Литвы Владислав Швед.

Отметим, что сомнительным выглядит причисление к жертвам январской трагедии погибших Альвидаса Матулка и Альгидаса Канапинскаса. Первый скончался от инфаркта миокарда, второй – в результате случайного подрыва взрывпакета, который нес с собой.

Три вопроса, оставшиеся без ответа…

 

Противотанковые ежи на подходах к зданию парламента Литвы во время событий января 1991 года, Вильнюс

Вопрос №3. Кто стрелял в митингующих?

Как упоминалось выше, ответственность за гибель мирных, безоружных граждан литовская сторона возложила на советских военных, указав, что это была не случайность, а заранее спланированное и последовательное преступление. Здесь есть нестыковки.

Советские военные были вооружены автоматами Калашникова. Погибшие в ночь на 13 января застрелены винтовками Мосина образца 1891 года, которые были давно сняты с вооружения Советской армии. Также около Вильнюсской телебашни валялись гильзы от пистолета-пулемета Шпагина.

Генеральная прокуратура Литвы оставила без внимания:

  1. Заявление бывшего председателя Комитета по национальной безопасности Сейма Литвы Витаутаса Пяткявичюса о том, что в ту ночь около 20 боевиков-«саюдистов» были посажены на телебашне в Вильнюсе и на крыши соседних домов, откуда они стреляли вниз по толпе людей у подножья телебашни.
  2. Свидетельствобывшего верховного секретаря ЦК Компартии Литвы Владислава Шведа, который сообщил, что еще в декабре 1990 года, то есть за месяц до кровавых событий, вильнюсским больницам приказали подготовить операционные к приему большого количества раненых. Швед направил запрос в местный Минздрав с просьбой объяснить данное распоряжение, однако ответа не получил.
  3. Видеофильм литовского тележурналиста Бронюса Талачки с кадрами тела Лореты Асанавичюте после смерти. На кадрах было видно, что тело сохранило полную анатомическую целостность – там присутствовали лишь рваные царапины и раны на бедрах от концов проволочной изгороди.

В 1997 году бывший министр охраны края Аудрюс Буткявичюс рассказал английским журналистам о том, что в январе 1991 года в толпу, окружавшую телебашню, стреляли его боевики. Аналогичное признание он сделал в 2000 году в интервью для газеты «Обзор». На вопрос, планировал ли он жертвы в январе 1991 года, Буткявичюс ответил:

«Я просто играл, ясно сознавая, что произойдет. Но я хочу сказать, по сравнению с тем, что происходило в других местах Союза, это были очень маленькие жертвы. Я не могу оправдать себя перед родными погибших. Но перед историей – да. <…> Я прямо скажу – да, я планировал это. Я работал долгое время с институтом Эйнштейна, с профессором Джином Шарпом, который занимался, что называется, гражданской обороной. Или психологической войной. Да, и я планировал, как поставить советскую армию в очень неудобную психологическую позицию, чтобы любой офицер стал стыдиться того, что он там находится«.

Вместо заключения

Таким образом, вынося приговор по делу о событиях около Вильнюсской телебашни, литовский суд руководствовался скорее политическими мотивами, чем соображениями правосудия. По крайней мере, для обеспечения справедливого и честного суда как минимум стоило бы проверить все вышеперечисленные заявления.

Три вопроса, оставшиеся без ответа…

Три вопроса, оставшиеся без ответа…

 

В настоящее время по делу отбывает наказание полковник запаса, гражданин России Юрий Мель.

12 марта 2021 года истекает срок его семилетнего заключения, а на 15-е марта назначено оглашение вердикта Апелляционного суда.

 

 

Рассчитывать на то, что правда восторжествует, к сожалению, не приходится.

Александра Павлова

13 января 2021

https://baltnews.lt/vnutri_Lithuania_politika_novosti/20210113/1020473123/Godovschina-sobytiy-v-Vilnyuse-1991-goda-voprosy-ostavshiesya-bez-otveta.html