СУДЬЕ ВЕРХОВНОГО СУДА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ БЕСТАКТНЫМ

Часть первая. О том, без чего не понять главное.


СУДЬЕ ВЕРХОВНОГО СУДА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ БЕСТАКТНЫМ


27 марта 2012 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отклонила частную жалобу братьев-близнецов Лавритовых Антона и Андрея на определение судьи Калининградского областного суда от 22 ноября 2011 года,рекомендовавшего длительный и малообещающий путь разрешения их иска о возврате личного имущества из чужого незаконного владения.



Дело в том, что при выселении их 11 ноября 2010 года из квартиры отца, пребывающего за пределами области, судебные приставы действовали не только в рамках вступившего в силу решения суда, и в нарушение положений Конституции РФ, Гражданского процессуального кодекса РФ и других законов, руководствуясь договором руководителя Федеральной службы судебных приставов Калининградской области Хряпченко А.А. от 18 октября 2010 года о хранении изъятого и арестованного имущества выселенных на складе предпринимательской структуры.

Акция применения гражданско-принудительных мер воздействия в отношении «неимущественных должников» (не признающих себя «ответчиками до сих пор), сама по себе не отвечала нормам морали и права, так как в предзимний период из квартиры были выдворены не только члены семьи должника по алиментным обязательствам, но и сам должник со всем своим имуществом.

Получается, что служба судебных приставов превысила свои должностные полномочия, и собственникам имущества, изъятого и арестованного без законных к тому оснований, причинен материальный и моральный вред. Размеры того и другого определить к настоящему времени невозможно. Все вывезенные из квартиры вещи 1,5 года, оцененные малокомпетентными приставами на глазок, хранятся, якобы, «в удовлетворительном состоянии» без права пользования владельцами на складе неизвестного им предпринимателя.

Все это братьям стало известно только к ноябрю 2011 года, когда в их руках оказался договор Хряпченко А.А. – государственного чиновника высокого ранга, лично не исполнявшего процедуру гражданско-правового принуждения к выселению, но прямо причастного к наступившим последствиям. Но не только это вынудило братьев обратиться с иском непосредственно в Калининградский областной суд.

Все судебные разбирательства трех районных судах, кассационной и надзорной инстанции области заканчивались не в их пользу. Отклонение всех жалоб и заявлений, в том числе и об отводе судей, явно заинтересованных в исходе дел, — таков был итог их попыток добиться справедливого и непредвзятого рассмотрения их жалоб и искового заявления.

А если учесть еще и 16 обращений в Верховный Суд РФ, оставшихся не услышанными, то создалось впечатление, что судейское сообщество Калининградской области при поддержке судей Верховного суда не намерено разбираться в нарушениях жилищных и имущественных прав братьев-близнецов, пострадавших от самоуправства и превышений полномочий судебных приставов.


СУДЬЕ ВЕРХОВНОГО СУДА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ БЕСТАКТНЫМ


И когда судья областного суда Костиков С.И. при решении судьбы иска на полном серьезе в своем определении от 22 ноября 2011 года считает установленным, что “ответчик незаконно удерживает“ имущество братьев, то получается ситуация абсурда. Названный ответчиком руководитель ФССП по Калининградской области Хряпченко А.А. этого лично не делает, так как срок действия его договора истек 31 декабря 2010 года.

Истцы никогда этого не утверждали, поэтому судья кассационно — надзорной инстанции искажает существо их иска, а это чревато очередным отказом в удовлетворении требований о возврате принадлежащего им имущества. И поскольку Костиков С.И. разъяснил истцам право обжалования его весьма краткого и поверхностного определения в Верховный Cуд РФ, они это и сделали.

В их иске и частной жалобе подробнейшим образом изложены обстоятельства их судебных мытарств и наступивших последствий. Непредвзято настроенные судьи при желании могли найти букет нарушений законности в отношении молодых людей, ущемлений их гражданских прав, определяемых Конституцией РФ. Достаточно сказать, что сама частная жалоба братьев изложена на 4-х листах и является криком их душ.

Лишенные жилья, не имеющие регистрации в городе своего рождения и испытывающие при этом трудности социального обеспечения и трудоустройства, братья-близнецы не могли выехать в Москву по вызову Верховного Суда. В качестве представителя одного из них поехал я – их дедушка.

Часть вторая. Истоки неоправданные надежд

«В России нет судей, которые в глазах общественного мнения были бы символами справедливости, честности и самостоятельности», утверждается в недавнем заключении экспертов для Президента РФ.

Принимая решение об обращении с частной жалобой в высший судебный орган, мы понимали, что шансов на удовлетворение этой жалобы маловато, так как на примере 16 ответов их Верховного Суда убедились в небожительстве наших судей, «независимых» и «подчиняющихся» только Конституции и законам.

В действительности процессуальные жалобы простых смертных (истцов, ответчиков и их представителей), а также заявления об отводах – легко переступаемые, преодолеваемые судейским корпусом препятствия при избранной ими линии поведения. Эта линия определяется установками, которые больше свидетельствуют о предвзятости и высокомерии с уверенностью в собственной непогрешимости, нежели об объективности и рассудительности определяющих законность и справедливость.

Правовая неосведомленность жалобщиков и недовольных судебными постановлениями в представлении этих людей – помеха в их настроенной только на безукоризненности своей деятельности. Она именуется повсеместно правоохранительной, но только содержание в нее вкладывается разное.

Пострадавших от действий правоохранительных органов уверениями, что материальный и моральный ущерб им причинен по закону, в соответствии с Конституцией страны, УБЕЖДАТЬ БЕССМЫСЛЕННО.


СУДЬЕ ВЕРХОВНОГО СУДА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ БЕСТАКТНЫМ


Для чиновников, скрывающих свою бездеятельность за придирками по формальным основаниям и заставляющих жалобщиков (заявителей) преодолевать разного рода барьеры, судьбы простых людей безразличны. Собственное положение, продвижение по карьерной лестнице и личный комфорт определяют их уход от решений вопросов по существу.

В следующей части повествования расскажу о своих впечатлениях от пребывания в Верховном Суде РФ и о том документе, который получим.

А чтобы читатель понял существо частной жалобы, дошедшей до высшего органа судебной системы страны, прилагается текст ее.

Анатолий Лавритов

***

В ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА

на определение судьи Калининградского областного

суда от 22 ноября 2011 года о возврате нашего иска с

требованием вернуть арестованное имущество из

чужого незаконного владения.

Представляя в Калининградский областной суд свой иск об истребовании арестованного имущества семьи из чужого незаконного владения с 11 ноября 2010 года, мы обосновали свою просьбу ссылками на конкретные и исключительные обстоятельства, подтверждаемые документами, в том числе:

-решениями судов Московского и Центрального районов гор.Калининграда, вступившими в силу после их кассационного рассмотрения в Калининградском областном суде и заложившими основы поверхностной оценки случившегося, на которые стали опираться другие органы государственной власти, отклонявшие все наши обращения за помощью;

-ответами на наши жалобы из органов прокуратуры и Федеральной службы судебных приставов,

в которых арест нашего имущества даже не упоминался,

-договором руководителя Управления ФССП по Калининградской области, послужившим правовой основой для превышения должностных полномочий его подчиненных – фактически преступных действий.

Началось все с того, что за долги отца по алиментным обязательствам суд признал нас ответчиками, а мы не смогли доказать в судах, что являемся «ненадлежащими ответчиками». Доказать это в кассационном и надзорном порядке в Калининградском судейском сообществе также не удалось. Нас просто никто не хотел слушать и понять, обрекая на лишение жилья и лиц без определенного места жительства («бомжей»).

Выселение из квартиры, в которой мы проживали вместе с отцом — приобретателем квартиры, никаким образом не было связано с имущественными претензиями к нам. Мы стали «неимущественными должниками», но все имущество семьи при выселении было описано с произвольно его оценкой и арестовано.

Обращение в суд с иском о возмещении нам материального и морального вреда не только не помогло нам добиться точной правовой оценки случившегося, но и усугубило создавшееся положение, так как действия судебного приставов были признаны правильными без упоминания об аресте всего имущества.

Второй круг обжалования решения в кассационном и надзорном порядке завершился отклонением судьями Калининградского областного суда всех наших просьб и исковых требований.

Поскольку Калининградской областной суд располагает о случившемся с нами достаточно полной информацией — по всем нашим кассационным, частным и надзорным жалобам и практически все их отклонил, в каком бы качестве и статусе мы ни находились, причастность судей второй инстанции к нашей беде выражается в игнорировании и непризнании нарушений наших конституционных прав.

В определении судьи Калининградского областного суда Костикова С.И. все изложенное выше и упомянутые в иске обстоятельства обращения в областной суд с иском не получили никакой оценки.

В связи с этим его рекомендация о направлении иска мировому судье или в районный суд по месту жительства ответчика (в зависимости от цены иска) звучит издевательски, так как ответчиком по нашему иску является руководитель ФССП по Калининградской области, подписавший с руководителем предпринимательской структуры договор о хранения изъятого и арестованного имущества с последующей реализацией в уплату за хранение.

Это означает, что из «неимущественных должников» мы без решения суда превратились в должников, которые обязаны рассчитаться своим имущество при применении мер принудительного воздействия.

До сих пор стоимость арестованного имущества не определена теми, в чьем распоряжении с 11 ноября 2011 года оно находится. Наши оценки при рассмотрении примерной стоимости изъятого имущества при рассмотрении предыдущего иска судом Центрального районного суда не проверялись.

Судья Костиков С.И. не учел положения ст.30 ГПК РФ, предусматривающие иной вариант подсудности в случаях требований освобождения имущества от ареста.

Считаем, что судья Калининградского областного суда заставляет нас идти по третьему кругу судебных тяжб, хотя по двум другим окончательные выводы не сделаны из-за процессуального торможения, осуществляемого калининградскими судьями первой и второй инстанций.

Не принято во внимание и то, что при наличии двух решений судов и постановлений областного суда по кассационным, надзорным и частным жалобам относительно других сторон конфликта, мировой и федеральный судья получают правовые основания для отказа в рассмотрении всех наших исковых требований, что еще более усугубит наше положение, грубо нарушая наши права.

Подводя итог сказанному, считаем:

— В иске с достаточной полнотой отражена социальная значимость конфликта, от которого мы пострадали после применения принудительных мер гражданско-правового воздействия:

1) лишением права на проживание вместе с отцом, т.е. семьей, в его жилище и фактически

конституционного права на жилище;

2) лишением личного имущества каждого из нас и общего, в том числе и имущества отца, находившегося в квартире под нашей охраной, что определяет другое нарушение наших конституционных прав на владение, пользование и распоряжение своим имуществом;

3) в противостоянии нас с государственными органами власти и судом совершенно не учитывалось и до сих пор не учитывается, что мы, как братья-близнецы, обладали на момент выселения разным статусом, пытались доказать это и даже добились приостановления исполнительного производства, однако решением суда постановление судебного пристава было отменено;

4) применение коллективной ответственности в отношении нас с принуждением и ограничением прав на защиту противоречило нормам права, но ни судебные, ни

правоохранительные органы на это не реагировали и защитой нас не обеспечили из-за низкой квалификации и отсутствия профессионализма у чиновников;

5) определенную роль в случившемся имел фактор неприязненных личных взаимоотношений –отца с бывшей сожительницей (дочерью бывшего председателя суда Центрального района) и его однокашниками по учебе в Университете, к числу которых относятся представители руководства областного суда и судья Костиков С.И.

6) иск подан с расчетом, что его рассмотрение будет поручено опытному, непредвзято настроенному и принципиальному судье, который самостоятельно, без давления извне разберется во всех хитросплетениях и обстоятельствах дела и вынесет обоснованное и

справедливое решение по восстановлению наших нарушенных прав вплоть до возбуждения уголовного дела.

Определение вынесено 22 ноября 2011 года. Вместе со всеми материалами мы получили его по почте только 5 декабря, т.е. по истечении указанного в нем срока на возможности обжалования в Верховный Суд РФ. Надеемся, что это не станет поводом для возвращения жалобы без рассмотрения с затягиванием срока ее разрешения.

На основании ст.362 ч.1 п.1,3 и 4 и в соответствии со ст.35 ГПК РФ,

П Р О C И М:

1.-Отменить определение судьи Калининградского областного суда от 22 ноября 2011 года, о возврате нашего иска, как необоснованно игнорирующее исключительные обстоятельства завладения нашим имуществом и распоряжения им вопреки положениям Конституции РФ.

2.-При определении подсудности рассмотрения иска учесть изложенные в нем и этой жалобе обстоятельства.

12 декабря 2010 года Истцы Антон и Андрей Лавритовы

А.Лавритов