Процесс далек от своего конца

Вердикт по делу 13 января 1991 года – грязная победа Литвы

Процесс далек от своего конца

 

В Литве объявлен законным  приговор по делу 13 января 1991 года, события которого в стране считают «агрессией СССР против независимого государства».

Только вот виновные до сих пор на свободе, а невиновные – в тюрьме.

**********

 

Литовский суд 27 марта 2019 г. вынес тяжелые приговоры 67 гражданам России, Белоруссии и Украины, которых обвинил «в военных преступлениях и преступлениях против человечности». Расследование, длившееся едва не тридцать лет, завершено.

Прокуроры считают, что (после апелляционного рассмотрения дела – ред.) обвиняемые понесли «справедливые наказания». Местные неонацисты и националисты с упоением говорят о «новой победе над Москвой», хотя, исходя из вердикта, должны бы говорить «о новых победах над Москвой, Минском и Киевом».

Странно, но в Литве нет особого торжества, связанного с завершением так называемого уголовного дела «о советской агрессии против Литвы 13 января 1991 года». Наоборот, звучит очень  много критики, причем из уст тех, кто громко требовал «молниеносного расследования и справедливого суда».

Вместе с общественником Сергеем Резником Baltnews попытался разобраться, почему рано ставить точку в событиях тридцатилетней давности.

– Сергей Трофимович, давайте подведем итог состоявшемуся в Литве расследованию по делу 13 января 1991 года.

– Подавляющее большинство подсудимых осуждены заочно. Как известно, Фемида исходила из того факта, что события 1991 года были «агрессией СССР против Литвы«, а действия советских военных «соответствуют предусмотренным в международном праве преступлениям против человечности«, жертвы во время военной операции были «не случайными преступлениями, а заранее спланированными».

В ином решении мало кто сомневался. Политика, которая в Литве доминирует над правом, не оставила судьям никакой возможности для маневра. Никто, кроме адвокатов, в ходе процесса не собирался вникать в детали и действительно рассматривать этот сложный вопрос. Подсудимые давно обречены.

Например, калининградец Юрий Мель провел за решеткой семь лет – ему накинули еще три года. Ужесточили наказание Геннадию Иванову, а в отношении покойного Маршала СССР Дмитрия Язова расследование прекратили, поскольку человека нет в живых.

Как утверждают в этом месте юристы, в судебном присутствии приключился эпизод игры Фемиды в справедливость.

Что касается других моментов, то судейская коллегия, в которую входили судья по уголовным делам Эрнестас Римшялис, Эрнеста Монтвидене, Юстас Намавичюс и Эгидия Тамошюнене, трудились в точном соответствии с заранее начертанным планом.

Достаточно вспомнить президента Далю Грибаускайте, которая в марте 2019-го заявила, что оглашение приговора по делу 13 января 1991 года является днем исторического правосудия.

– Наверное, у «Янтарной леди» нашлись сторонники?

– С избытком. Например, сеймовский консерватор Арвидас Анушаускас считает, что штурм телецентра в Вильнюсе запомнился как попытка госпереворота, направленного против обретения страной независимости и инспирированного Советским Союзом при помощи военных, спецслужб и некоторых местных политиков, которых поддерживал Кремль.

Анушаускас говорит: – прокремлевские литовские политики образовали Комитет национального спасения и попытались узурпировать власть.

Обслуживающий интересы правящей политэлиты историк Альвидас Никжентайтис и вовсе увязывает трагедию 1991 года, цитирую, с «событиями 1940 года и появлением Литвы в составе СССР«.

Если идти по этому пути, можно что угодно связать с чем угодно, лишь бы события укладывались в ложе исторических. Например, битву при Грюнвальде с тюрьмами президента Антанаса Сметоны.

Исходя из этого контекста, подскажите мне, как борьба за историческое правосудие в отдельно взятой стране может потерпеть фиаско? Особенно когда кое-что не только можно, но и нужно откорректировать.

Совсем не случайно, например, в России дело 13 января назвали, цитирую, «политическим процессом в худших традициях карательной юстиции«, а также отметили, что суд проходил с нарушением международного и литовского внутреннего уголовного права, а фигурантам предъявили обвинения по не существовавшим в 1991 году статьям. То есть задним числом.

– Литовские СМИ утверждают, будто событие привлекло наибольшее внимание общественности за всю историю страны.

– Это пишут люди, которые ничего не слышали, например, о деле Бориса Деканидзе, крестного отца ОПГ, оставшейся в истории под именем Вильнюсской бригады. Были и другие очень резонансные дела.

Что касается предмета нашего разговора, никогда прежде не было столько безразличия со стороны обывателей, критики в адрес правосудия со стороны активных граждан и политиков – это верно.

Незаметно для общества в самой Литве интерпретация событий 13 января 1991 года изменилась. Если сначала это был день памяти жертв трагических событий, что-то вроде дня национального траура, то в последнее время большее значение придается аспекту свободы.Поэтому события у телебашни в Вильнюсе в общественном сознании приобрели значение своеобразного дня Победы, утверждает историк Никжентайтис.

Однако честно следует признать: не стоит упрощать, пусть даже ты профессионально занимаешься исторической наукой.

– Особой радости от победы в стране как-то не наблюдается.

– Записные пропагандисты-русофобы «трындят» о свершившемся правосудии. Но, например, Робертас Повилайтис, потерявший у ТВ-башни отца, недоумевает: почему Украина, с которой обожает нянчиться и сюсюкаться Литва, не выдала обвиненных, в данный момент проживающих в Киеве?Не могу не солидаризироваться с истцом: зачем литовцам такие друзья, которые издеваются над литовским правосудием и покрывают уголовников?

Витаутас Ландсбергис спал и видел, как вершится суд, но сегодня тоже не доволен его результатами. Он считает, что европейцы уже смеются над Литвой, которая в течение многолетнего расследования не смогла назвать истинных виновников, но взвалила груз уголовной ответственности на третьестепенных участников трагедии.

Действительно, в вердикте лишь сказано, цитирую: «Виновными являются и высшие руководители СССР«. Ландсбергис убежден – литовские судьи предпочли спрятаться в кустах, лишь бы не беспокоить фигуры, равные президенту СССР Михаилу Горбачеву, чья вина куда более велика, чем у танкиста Меля.

Робертас Повилайтис тоже возмущен: за много лет следователи даже не сделали ни одной попытки допросить Михаила Сергеевича, сознательно вычеркнув его из списков подозреваемых.

В этом смысле победа Литвы – грязная пиррова победа, расправа. Не случайно другие события давно оттеснили дело 13 января на второй план. Боюсь, лет через пять о нем вовсе забудут, как о грубой фальсификации.Правозащитник Донатас Шульцас уже назвал судебный процесс издевательским, апофеозом беззакония и объявил Литву недемократической страной.

– Россия вряд ли позволит легко забыть случившееся.

– Из прессы нам известна реакция посольства Российской Федерации в Литве, МИД и Госдумы РФ: политически ангажированный суд провел политизированный показательный процесс. Российская реакция оперативная, своевременная, острая, но этого мало.

Если же вы держите в уме шаги, предпринятые Следственным комитетом РФ, заочно предъявившим обвинения трем литовским судьям по ч. 2 ст. 305 УК РФ за вынесение заведомо неправосудного приговора суда к лишению свободы граждан Российской Федерации, то получился неожиданный сильный ход.

Не случайно в Вильнюсе начался переполох, который достиг уровня паники, когда российским следствием были приняты необходимые меры к организации международного розыска обвиняемых.О необходимости защиты судей мгновенно заговорили все, но по сей день неизвестно, удалось что-то сделать в противовес или вопрос по-прежнему висит в воздухе.

Наверное, в российском арсенале есть и другие механизмы, которые можно привести в дело. Суд завершился, но процесс далек от своего конца.

Игорь Черников

05 апреля 2021

https://baltnews.lt/freedom_of_speech/20210405/1020706903/Verdikt-po-delu-13-yanvarya-1991-goda—gryaznaya-pobeda-Litvy.html

Процесс далек от своего конца