ПРОКУРОРСКОЕ ПРАВО

Или как Генеральная Прокуратура  выбросила меня «за борт»

5.07.2016-Генпрокуратура-original

 

Есть ли таковое — отдельное «прокурорское право»?

В каких случаях оно проявляется и насколько эффективно в системе «сдержек и противовесов современной российской правоохранительной системы?

Какими нормативными документами введено в систему государственного управления?

На эти незамысловатые вопросы  постараюсь ответить через увеличительное стекло своего опыта, своих страданий и переживаний из-за беды в семье близких родственников. И это не дань моде — клеймить настоящее заботами и ошибками предков.

Как известно из Истории древнего мира и  романа Булгакова «Мастер и Маргарита», прокуратор Иудеи Понтий Пилат «умыл руки», отдавая на растерзание толпе и исполнителям приговора синедриона – страже общественного порядка проповедника Иешуа.  И это в условиях действия римского права, нормы которого и ныне лежат и в основе нынешних правовых систем.

До сих пор мы помним о петровском  «оке государевом», призванном очищать страну от преступной скверны  и злоупотреблений  недобросовестных слуг  государевых, чтобы каждый честный гражданин не только чувствовал себя спокойно в своей жизни, но и участвовал в управлении государством,  защищая  его  в трудные времена.

Развал советской государственно-правовой системы  привёл к тому, что либерализаторский подход к государственному строительству привёл к  деградации и оскоплению структур, которые ранее доказали в сложных условиях социалистического строительства и военных испытаний свою надёжность и эффективность.

В действующей ныне Конституции Российской Федерации (1993 года) часть 1  ст.129 определяет, что прокуратура «составляет ЕДИНУЮ ЦЕНТРАЛИЗОВАННУЮ СИСТЕМУ  С  ПОДЧИНЕНИЕМ нижестоящих прокуроров вышестоящим и  Генеральному прокурору…». Если вдуматься в существо этого понятия, то даже без Конституционного суда становится ясно, что главными  в понятии  являются СИСТЕМА и ПОДЧИНЕНИЕ в виде вертикали власти. Каково же существо этой власти в последующих  частях только одной статьи Конституции не говорится с отсылкой к федеральному закону.

Посмотрим на этот закон от 17 января 1992 года с последующими изменениями вплоть до 28 ноября 2015 года.

В части 1 статьи 1 говорится, что  это «единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Сказано также об исполнении прокуратурой «иных функций, установленных федеральными законами».

Прокуратура Российской Федерации осуществляет свои полномочия  «в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства», — говорится в статье 2 Закона. Из перечисленных далее 8-ми направлений деятельности прокуроров выделим «уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации».

Основным содержанием этого «преследования» несомненно является утверждение обвинительных заключений по уголовным делам о преступлениях с поддержанием государственного обвинения в судах.

Лишение прокуратуры права возбуждения уголовных дел по идее либерально настроенных законодателей должно было  исключить карательную практику «единой надзорной системы», из которой и был выделен Следственный Комитет Российской        Федерации со специфическими для него полномочиями и вспомогательными структурами. Обособление практически закончено, если не считать застарелую привычку некоторых прокурорских работников «спускать всё на тормозах».

Это не процессуальное торможение, практикуемое судебной системой и именуемое в народе «судебной тяжбой», «канителью» и прочими нелицеприятными суждениями. Это явление называется «рассмотрение обращений граждан», в число которых входят и жалобы на нарушение их конституционных прав.

И если прокуратура устами Генерального прокурора заявляется о миллионах  таких обращений, то уже можно делать вывод о неспособности «единой централизованной системы» не только обработать критически и  по социологическим методикам причины, характер и последствия этих массовых нарушений законности в стране в совокупности с коррупционной составляющей, но и упреждать их неотвратимостью наказания.  Если этого не делать, создаётся нешуточная угроза нашей государственности.

После такого вступления  рассмотрим конкретный пример с прокурорской  реакцией на обращения с обеспечением собственного благополучия и с избавлением от неугодных «обращенцев» выталкиванием их за борт (мол, выплывайте, как сможете!).

— На языке нынешних прокуроров это «ОБРАЩЕНИЕ», хотя фактически этот документ является ЖАЛОБОЙ не только на действия конкретного человека в прокурорском мундире, но и на других должностных лиц государства на территории Калининградской области. Думаю, что даже простому читателю  это станет понятно после прочтения слёзного письма в Интернет-исполнении.

 

НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

                                     по надзору за соблюдением прав и свобод граждан

На исх. от 27.04.2016 – 72/1 – 1277 – 2011  (АС №249552)

Прокурор отдела по рассмотрению жалоб и обращений граждан  Р.И.Кольцов «порадовал» меня очередным поучением, как надо понимать ведомственную Инструкцию  о порядке рассмотрения  жалоб и обращений граждан в органах прокуратуры. При этом опять обозначил свои полномочия в рамках пунктов 3.2 – 3.4 этого документа, тогда как для нас уже это пройденный этап с массой отписок и сопроводительных писем из разных органов государственной власти страны.

В 2016 году мне – Вашему соотечественнику за рубежом — стало известно, что семья моего сына Лавритова Павла Анатольевича 1959 г.р., в которую входят сыновья- близнецы Лавритовы Антон и Андрей Павловичи, 1984 г.р.,  лишена окончательно своего имущества и уже сам по себе этот факт требует не РАССМОТРЕНИЯ, а  РАЗРЕШЕНИЯ  прокуратурой единственно возможным действием многочисленных  наших жалоб.  Я имею в виду передачу всех материалов  из прокуратуры в Управление Следственного Комитета  РФ по Калининградской области.

Ещё 12 апреля 2016 года внук Лавритов Андрей Павлович в моём присутствии передал в Следственное Управление заявление о совершении преступления с причинением ему, брату и отцу материального и морального вреда. Я в свою очередь написал объяснение, подтверждая обстоятельства преступных действий должностных лиц в  Калининградской области, а потом переслал в Управление электронной почтой множество документов.

До сегодняшнего дня никакого решения по заявлению о совершении преступления не принято, а внук, который не направлял никаких дополнительных  материалов, получил из  отдела Управления СК РФ по рассмотрению жалоб и обращений сопроводительные письма  к документам, отправленным  в  Прокуратуру Калининградской области.

А кто и когда, наконец, начнёт действовать в рамках настоящего надзора за соблюдением прав и свобод  граждан, я уже и представить себе не могу, если учесть, что Прокуратура Российской Федерации выявляет в миллионном исчислении нарушения законов в государстве, ограничиваясь только рассмотрением, а не разрешением по существу жалоб граждан!

Прокурору отдела Р.И.Кольцову надлежало бы в рамках должностных полномочий не уличать меня в искажении чего-то, а прочитать перед подписанием  ответ жалобщику. Почему в нём упомянута прокуратура Московской области, если я имел в виду прокуратуру Московского района города Калининграда, мне неизвестно. А если прокурор говорит об одном моём обращении, а по моим данным я отправил три электронных письма, которым присвоены были  ID 1054209,1063717 и 1085039, то пусть попытается с помощью компьютера уточнить, имело ли место подобное.

К этому документу-возражению на запоздавший ответ прилагаю файлом своё давнее личное письмо Заместителю Генерального Прокурора РФ.   Возможно оно поможет понять глубину переживаний не только семьи моего сына (3 чел.), но и мои тоже.

С уважением Анатолий Лавритов

23 мая 2016 года

Клайпеда Литовской республики

Дополнительно:

Начальнику Управления ГП РФ по надзору за соблюдением прав и свобод граждан.

Я  не собирался в ближайшее время обращаться в Генеральную прокуратуру  из-за отсутствия данных, почему Следственное Управление  СК РФ по Калининградской области медлит с принятием решения  о возбуждении уголовного дела по заявлению моего внука Лавритова Андрея Павловича, с которым мы прошло все суды, бывали у судебных приставов, в областной прокуратуре,  но так и не были нигде услышаны и поняты.

И если нас постоянно водят по кругу как слепых лошадей на току,  то пора бы прекратить издевательства над людьми, пострадавшими от слишком рьяного и пристрастного превышения должностных полномочий. Из  моей  жизни вычеркнуты из-за переживаний за сына и внуков  уже почти 7 лет. Так поймите же и меня, уважаемые коллеги по моей прошлой деятельности и Вашей в ином качестве и иных условиях! И пусть корпоративная солидарность в её лучшем виде поможет принять правильное решение.

А.Лавритов   

23 мая 2016 года.

Регистрационная отметка

Ваше обращение поступило в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и принято к рассмотрению под номером ID 1135509.

23.05.2016

И вот сегодня, 8 июля 2016 года получил заказным письмом ответ, в котором дословно говорится:

— «В Генеральной прокуратуре Российской Федерации  рассмотрено Ваше обращение  от 23.05.2016 по поводу неправомерных действий судебных приставов-исполнителей  при выселении из жилого помещения Лавритова А.П. и Лавритова А.П.

Напоминаю, что на основании п. 4.12 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утверждённой приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30.01.2013 №45, переписка в Генеральной прокуратуре Российской Федерации по указанным доводам с Вами 31.10.2011 прекращена».

Этот шедевр бюрократического вердикта подписан прокурором отдела управления по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Д.Ю.Луковкиным  17.06.2016 и обозначен исходящим  номером надзорного производства №72/1-1277-2011, где четыре последних цифры обозначают  год начала контактов с этой надзорной инстанцией, а по  сути —  конторой по перелопачиванию обращений с  миллионными нарушениями законности в стране.

Можно посетовать, что в Генеральной прокуратуре не торопятся  рассматривать письма, выжидают, когда подходит месячный срок реагирования, а потом еще и отсылают  почтой, что дополнительно  увеличивает сроки ожиданий гражданами  государственного вмешательства в их беды. Прокурор отдела подписал ответ 17  июня, а из Москвы он ушел 27 июня (штемпель).

Странным представляется то, что Генеральная Прокуратура России работает  при разрешении жалоб  о нарушениях законности по  ведомственной Инструкции, отличающейся от Федерального  закона № 59-ФЗ от 02.05.2006 «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» и иного  федерального законодательства.  И если в этой ведомственной инструкции  есть  пункт 3.3,гласящий:

— Поступившие в органы прокуратуры обращения, адресованные в органы следствия и дознания, а также обращения, адресованные прокурорам, но содержащие вопросы, относящиеся к компетенции органов следствия и дознания, ходатайства в порядке ст. 119 и 120 УПК РФ, разрешение которых отнесено к компетенции органов предварительного расследования, после их регистрации и предварительного рассмотрения направляются в соответствующие органы с одновременным извещением заявителей о принятом решении, — то почему это до сих пор не делается?

Чего боятся или кого выводят из-под удара? Если Прокуратура осуществляет надзор за исполнением Конституции РФ и федеральных законов, то почему она обходит стороной суть их нарушений, а свою деятельность подстраивает под собственную Инструкцию, которая для суда вообще ничего не значит, ибо он руководствуется законами, а не инструкциями ведомств.

Мой внук Андрей ещё в феврале текущего года дважды подавал в прокуратуру Калининградской области заявлении о совершении преступления и не получил никакого ответа. Мне по этому поводу со ссылкой на Инструкцию разъясняли право обжалования вышестоящему прокурору или в суд. Что в таком случае я должен обжаловать?- Отписку прокурора или нарушение конституционных прав собственников?

Не буду пересказывать, не зная точно, что творится в кулуарах правоохранительной системы Калининградской области, но 21 июня с.г. я уже сам вынужден был отправить следующую жалобу:

ПРОКУРОРУ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ – лично

29.12.2015-tabel-прокурор

 

Уважаемый товарищ генерал!

Прошу избавить меня от ответов «старших советников юстиции», которые возможно и осуществляют надзор  за соблюдением федерального законодательства в Калининградской области, однако совершенно некомпетентны в юриспруденции  в целом и в криминалистике в частности.

23 мая 2016 года Ваш подчинённый Д.В.Бурко подписал ответ  (ОТВкНП-7-1104-2010/3978) на мои непонятно какие «обращения»  видимо поступившие из  каких-то государственных структур, чтобы окончательно «похоронить» их в фолианте надзорного производства, ведущегося с 2010 года.

По существу этот ответ является изложением версии  защиты  судебных  приставов  Калининградской области, подкрепляемой состоявшимися судебными постановлениями опять же в пользу зависимой от них структуры исполнительного производства.  И если уровень познаний  господина  Бурко  ограничивается  только  пиететом  от  работы   судебной  системы области,  то можно понять его нелёгкую долю выдавать белое за чёрное, да  ещё и официально признавать клевету  истиной.

Этот старший советник юстиции  почему-то игнорирует такие понятия, как право собственности (владение, пользование и распоряжение), охраняемые Конституцией РФ,  Гражданским и Гражданско-процессуальным кодексами. Его утверждение о каком-то «отказе» собственников  от личного и общего имущества семьи, документов и всего, что даже не было указано в описи от 11.10.2010 года, легко опровергается не только массой жалоб  собственников в связи  с лишением их права собственности, но и реакцией на уничтожение даже неуничтожимого.

Это в решении районного суда от 31.03.2011 года прозвучала глупость об отказе «выселенных» от имущества. Она, в частности,  была  оспорена  в кассационном порядке. Пытались оспорить  и в надзорном, но до Президиума областного суда жалобы допущены не были.

У прокуратуры области нет ни одного объяснения пострадавших внуков и сына относительно отказа от своих вещей и документов, поэтому не следовало  господину Бурко тиражировать лживые сведения.

Я лично договаривался с хранителем вещей о  том, что внуки встретятся с ним, чтобы посмотреть, в каком состоянии оказались вещи и что необходимо сделать  для их сохранности.  Однако Можаев И.В. уклонился от встречи, а потом вообще исчез. В связи с этим мы вынуждены были обратиться в  органы МВД. После их проверок и узнали об уничтожении имущества семьи, предназначавшегося для ХРАНЕНИЯ, срок которому никто, в том числе и собственники,  не определяли!

Господин Бурко  не понимает, что у случившегося есть и другая версия с коррупционной составляющей. Квартира, из которой были выселены не то только внуки, но фактически и их отец, стала предметом рейдерского захвата с  отстранением сына  от управления недвижимым имуществом, которое он приобрёл на собственные деньги в 2000 году, зарегистрировав на имя своей  2-летней  внебрачной дочери.

Сожительница — Гришунова Елена Владимировна – дочь  бывшего председателя Центрального районного суда города Калининграда Гришуновой Светланы Кирилловны, заслуженного юриста  России. Именно этот статус определил и нетерпение, с  которым преодолевались все препятствия для освобождения квартиры от нежелательных жильцов  с последующим заселением её более состоятельным «родственником». Так заявила об  этом  в качестве ответчицы Гришунова  Елена в судебном заседании Ленинградского районного суда гор.Калининграда.

Я могу многими фактами подтвердить нежелание прокуратуры области  «выносить сор из избы» путём  замалчивания очевидного, чтобы только не допустить квалифицированного расследования обстоятельств теперь уже не просто превышения власти и злоупотребления должностным положением конкретных лиц, но  и всё сделать, чтобы  «спрятать концы в воду».

Предлагая обжаловать пустой и клеветнический ответ в суд, господин  Бурко  направляет нас  по ложному следу, поскольку судебная канитель  подтверждения его компетентности  только  приведёт к неоправданной волоките  с  уходом настоящих преступников от ответственности.

Прошу избавить меня от бесполезных и даже вредных ответов «по-бурковски  и по-гурковски», хотя последний  уже рекомендовал нам  обратиться «в следственные органы».

Мы ждём  только  сообщение  о передаче всех материалов из прокуратуры в  Управление Следственного Комитета РФ  по Калининградской области, а иначе ни один суд не поверит в  не подкреплённые доказательствами  прокурорские отписки.

******

2012-8-28 14.00.

 

Ответа пока не последовало, поэтому разговор о «прокурорском праве» не заканчиваю.

Анатолий Лавритов

8 июля 2016 года