Последствия узнаем позднее

Последствия узнаем позднее

 

Судебное решение по «делу Кочаряна» и его возможные политические последствия

6 апреля с.г. суд общей юрисдикции города (1-й инстанции) Еревана принял решение о прекращении уголовного преследования по статье 300.1 Уголовного кодекса РА (Свержение конституционного строя) в отношении экс-президента (1998-2008 гг.) Армении Роберта Кочаряна.

**********

Кроме того, обвинения по этой статье были сняты также с бывшего генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова, бывшего министра обороны Сейрана Оганяна и бывшего секретаря Совбеза Армена Геворкяна. Избранная в отношении последних мера пресечения отменена , их имущество освобождено из-под ареста.

Основанием для такого решения суда первой инстанции явилось решение другого суда – Конституционного, признавшего 26 марта статью 300.1 Уголовного кодекса Армении, не соответствующей статьям 78 и 79 Основного закона страны.

Некоторые местные наблюдатели полагают, что решение КС было политическим, а не правовым. Мы придерживаемся иной точки зрения. Для этого достаточно ознакомится с текстом статьи 300.1:

«Узурпация государственной власти, то есть действия, направленные на насильственный захват государственной власти или насильственное ее удержание в нарушение Конституции Республики Армения, а также на насильственное свержение конституционного строя Республики Армения или насильственное нарушение территориальной целостности Республики Армения»,

и сравнить ее, к примеру, с текстом 79-й статьи Основного закона. Эта статья («Принцип определенности»):

«При ограничении основных прав и свобод законы должны устанавливать основания и объем этих ограничений, быть в достаточной мере определенными, чтобы носители и адресаты этих прав и свобод были в состоянии проявлять соответствующее поведение».

Уголовное преследование экс-президента Армении началось летом 2018 года, он несколько раз брался под стражу решением судов разных инстанций и несколько раз, также решением судов различных инстанций, он освобождался из-под стражи.

Адвокаты и сторонники экс-президента неоднократно указывали на исключительно политический характер дела. По определению иначе и быть не могло. Напомним, что обвинение касалось событий 1 марта 2008 года, когда в результате поствыборных акций протеста оппозиции произошли масштабные столкновения с силами правопорядка и военными. В результате столкновений погибли 10 человек (8 гражданских лиц, офицер полиции и военнослужащий срочной службы внутренних войск) и свыше 230 человек было ранено.

По итогам событий, обвинения были предъявлено только представителям оппозиции. Около 50 их них были осуждены на различные сроки лишения свободы (в том числе и нынешний премьер-министр Никол Пашинян), затем освобождены по амнистии 2011 года, либо признаны невиновными Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Некоторые из них ушли из жизни, не дождавшись решения ЕСПЧ.

По решению правительства Пашиняна всем пострадавшим и родственникам жертв тех событий была выплачена компенсация, а вблизи места трагедии установлен памятник. Процесс по делу «1 марта» был в центре общественного внимания, заседания суда транслировались в открытом эфире многими теле- и радиокомпаниями.

Как показали дальнейшие события, адвокатская команда Кочаряна избрала верную стратегию и тактику, которая заключалась в максимальном затягивании процесса через подачу бесконечных ходатайств. Уголовно-процессуальный кодекс Армении практически никак не ограничивает их количество, оставляя всё на усмотрение судьи ведущего процесс. В итоге государственное обвинение так и не начало зачитывать обвинительное заключение, т.к. подоспело вышеупомянутое решение КС.

Оправдание Кочаряна, Оганяна, Хачатурова и Геворкяна по статье 300.1 не означает, что уголовное преследование закончилось для всех четверых. Кочарян обвиняется ещё и в том, что через бизнесмена Самвела Майрапетяна (находится за пределами страны и объявлен в розыск) в феврале и мае 2008 года он якобы потребовал и получил от предпринимательницы Сильвы Амбарцумян взятку в размере 3 млн. долларов. Армен Геворкян якобы получил от той же предпринимательницы взятку в размере 1 млн. долларов. Судебный процесс против второго президента Армении Кочаряна и бывшего секретаря Совбеза Геворкяна по делу о взятке продолжится 13 апреля в том же суде общей юрисдикции Еревана.

По этому делу очень сложно делать какие-то прогнозы, т.к. в отличие от дела «1 марта» оно мало известно общественности, экспертам и прессе. Известно, что дача или получение взятки является одним из самых труднодоказуемых преступлений в суде, если конечно взяткодатель или взяткополучатель не пойманы с поличным.

Кроме того, Генеральная прокуратура в лице ее главы Артура Давтяна 1 апреля также обратилась в КС. В иске Генеральной прокуратуры оспаривается соответствие Конституции ряда положений Уголовно-процессуального кодекса «в той мере, в какой сразу после наступления обстоятельств, исключающих производство по делу, на прокурора (обвинителя) возлагается обязанность снять обвинение, а суд – прекратить уголовное преследование». По мнению генпрокурора, указанные положения Уголовно-процессуального кодекса не позволяют провести процессуальное действие и изменить обвинение подсудимому, переквалифицировав его деяние в том случае, если оно содержит признаки иных, не разрешённых УК деяний, тем самым не защищаются права потерпевших по делу «1 марта» на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.

По утверждению прокуратуры, только после решения КС по поднятому вопросу можно будет сформировать легитимную процессуальную позицию в вопросе дальнейшей судьбы уголовного преследования подсудимых по данному уголовному делу.

Таким образом, преждевременно говорить о том, что дело «1 марта» полностью закрыто. В случае положительного решения КС по иску генпрокурора, обвинение по делу «1 марта» может быть переквалифицировано по другой статье. В частности, один из обвинителей Геворк Багдасарян заявил , что статья по делу, по которому проходит второй президент Армении Кочарян, может быть переквалифицирована со «свержения конституционного строя» на «превышение должностных полномочий». Но, видимо, это может произойти после решения КС по вышеупомянутому запросу Генеральной прокуратуры, т.е., скорее всего, после ожидаемых досрочных парламентских выборов.

Вышеупомянутые решения судебных органов будут иметь и немалые внутриполитические последствия, что особенно важно накануне ожидаемой в конце месяца отставки премьер-министра и начала кампании по досрочным парламентским выборам. Пока неясно, сколько политических очков от этих судебных решений получит экс-президент Кочарян, который уже заявил о том, что пойдет на выборы во главе блока двух партий.

Надо предполагать, что эти судебные решения нанесут определенный политический урон премьер-министру Пашиняну, т.к. «дело 1 марта» было одним из главных политических обещаний нынешней «партии власти». По сути, обвиняемые оказались на свободе не в результате сложного состязательного судебного процесса, а в результате определённой юридической казуистики. Но причина этой казуистики (недоработка Генеральной прокуратуры) мало интересует общественное мнение. Его интересует политическая ответственность лица, которое давало обещания, а этим лицом был действующий премьер-министр Пашинян.

По этому вопросу, во время предстоящей предвыборной кампании, по Пашиняну будут наноситься удары с двух сторон. Представители бывших властей будут обвинять его в «политических преследованиях» оппозиции, а большая часть общества отметит очередное и очень важное невыполненное обещание – найти и наказать виновных в трагедии «1 марта».

Следует также напомнить, что в прошлом году «партия власти», после сложной и спорной юридической процедуры, отправила в отставку трех судей КС и назначила новых. Однако, как показал единогласно принятый вердикт КС от 26 марта, новые судьи не намерены становиться беспрекословными исполнителями воли правительства и парламентского большинства.

Сейчас этот процесс оздоровления судебной системы остается в тени внутриполитических склок и баталий, которыми заполнены СМИ Армении. Несмотря на многочисленные нападки со стороны прессы и различных групп влияния, происходят сложные процессы, теоретически способные привести к позитивным результатам.

По словам Председателя Высшего судебного совета Рубена Вардазаряна, судебная власть консервативна, и турбулентность, в которой она оказалась, ни к чему хорошему не приведет. Он не знает, коснётся ли заявленная Пашиняном будущая конституционная реформа судебной системы, но ей важна внутриполитическая стабильность. Реформы в суде не могут происходить иначе как эволюционно и касаться законодательной базы, механизмов, без потрясений.

Давид Петросян, независимый журналист

12/04/2021

https://vpoanalytics.com/2021/04/12/sudebnoe-reshenie-po-delu-kocharyana-i-ego-vozmozhnye-politicheskie-posledstviya/