Отравление ненавистью

Ответственность пропагандистов за международные преступления

Отравление ненавистью

 

 

Международному уголовному праву известны четыре вида преступлений: преступления против мира (преступления агрессии), военные преступления, преступления против человечности, геноцид.

**********

 

Как правило, обвиняемыми в международных уголовных трибуналах становятся люди, непосредственно замешанные в войне, убийствах, репрессиях, разрушениях. Трибунал ждёт кровожадного правителя, бросившего свою армию в атаку на чужую страну; солдат, расстреливающих мирных жителей; военачальников, приказывающих бомбить жилые кварталы; расистов, убивающих людей неприятной им национальности.

Но есть люди, чья роль в международных преступлениях, возможно, не столь заметна, но тем не менее необычайно важна. Это пропагандисты, удобряющие почву для готовящихся преступлений и обеспечивающие общественную поддержку для преступлений уже совершающихся.

Ведь даже самый страшный диктатор не сможет вести войну без некоторой степени поддержки от своих подданных и, прежде всего, без готовности солдат сражаться и умирать по его приказу. А для этого мозги подданных должны быть определённым образом подготовлены!

Эту задачу и выполняют государственные пропагандисты. А значит, их можно считать соучастниками преступлений.

И, как показывает судебная практика международных трибуналов, вклад пропагандистов без внимания не остаётся…

***

Первым международным трибуналом, где обвиняемых судили за международные преступления, стал Нюрнбергский трибунал.

Одним из подсудимых был Юлиус Штрейхер — немецкий политик, журналист и издатель, известный как один из главных идеологов антисемитизма. Это единственный из подсудимых на Нюрнбергском процессе, кого приговорили исключительно за пропаганду, а не за принятие решений о войне или геноциде и не за личное участие в них. (Главный пропагандист Третьего рейха Йозеф Геббельс до пленения и суда не дожил, отравившись цианистым калием вместе с семьёй.)

Ещё в 1923 году Штрейхер участвовал вместе с Адольфом Гитлером в провалившемся «Пивном путче», после чего приобрёл полное доверие и даже дружбу нацистского вождя.

С того же 1923 года Штрейхер выпускал собственную газету «Штурмовик» (Der Stürmer), получившую репутацию самого антисемитского издания в Германии. Там печатались рассказы о ритуальных убийствах евреями арийских детей, о еврейских диверсиях против германских дирижаблей, непристойные карикатуры на евреев и прочее в таком роде. Впоследствии Штрейхер начал выпускать книги аналогичного содержания для детей и юношества. Пропагандистский бизнес шёл неплохо и в итоге сделал издателя миллионером.

Штрейхер быстро продвигался по партийной линии в НСДАП. Ещё до прихода нацистов к власти он стал гауляйтером (это что-то вроде нашего секретаря обкома), был избран депутатом баварского парламента, затем Рейхстага. В 1934 году он стал группенфюрером СС, а впоследствии дорос и до обергруппенфюрера.

Юристам небезынтересно будет узнать, что Гитлер сделал Штрейхера членом Академии немецкого права (это почётное звание присваивалось не только юристам, но и видным политикам, предпринимателям и т. д.).

В 1937 году в «Штурмовике» было опубликовано весьма лестное послание от самого рейхсфюрера СС (впоследствии оно стало доказательством обвинения в Нюрнбергском трибунале).

«Когда в будущем будет писаться история пробудившегося немецкого народа, и новые поколения уже не будут понимать, как это немецкий народ некогда по-дружески относился к евреям, будет признано, что Юлиус Штрейхер и его еженедельник «Штурмовик» внесли огромный вклад в просвещение народа касательно врага человечества. Рейхсфюрер СС Г. Гиммлер.» (Материалы Нюрнбергского трибунала, Exhibit USA-258)

Впрочем, многие соратники по партии терпеть не могли Штрейхера. Похоже, даже некоторым нацистам его зоологический антисемитизм казался каким-то избыточным. А ещё он оказался коррупционером: в бытность гауляйтером беспардонно прикарманивал конфискованное у евреев имущество. Кроме того, он распускал грязные слухи про своих недоброжелателей, например, про рейхсмаршала Германа Геринга. (Геринг в итоге запретил своим сотрудникам читать «Штурмовик».)

В конце концов Штрейхера, несмотря даже на его близкие отношения с Гитлером, отдали под партийный суд за недостойное поведение и в 1940 году сняли со всех партийных должностей. «Штурмовик», впрочем, ему оставили, и еженедельник продолжал выходить вплоть до февраля 1945 года.

В 1945 году, после капитуляции Германии, американцы поймали Штрейхера в Австрии и отдали под трибунал. (Отравиться, подобно Геббельсу, издатель не пожелал.) Он не был военным и не участвовал в планировании и реализации Холокоста. Предъявленные ему обвинения были связаны лишь с его пропагандистской деятельностью: подстрекательством к истреблению евреев.

Психиатры при освидетельствовании Штрейхера, хотя и охарактеризовали его антисемитизм как продукт нездоровой психики, но в целом признали пациента вменяемым.

Некоторые другие обвиняемые на Нюрнбергском процессе Штрейхера явно презирали. По свидетельствам очевидцев, Вильгельм Фрик, один из руководителей НСДАП, на процессе постоянно обзывал издателя «выродком» и «злобствующим юдофобом», а Иоахим фон Риббентроп (тот самый), которому выделили место за обеденным столом рядом со Штрейхером, всем своим видом демонстрировал, насколько он оскорблен таким соседством.

В своём последнем слове на суде Штрейхер охарактеризовал Нюрнбергский процесс как «триумф мирового еврейства». Он заявил, что всего лишь желал положить конец проникновению евреев во все сферы германской жизни. По словам издателя, он призывал к искоренению евреев не в буквальном, а в переносном смысле. О физическом уничтожении евреев немцами он читал в зарубежных газетах, но не верил в это.

В итоге Штрейхера оправдали по обвинению в преступлениях против мира (ведь он не участвовал в подготовке войны), но признали виновным в преступлениях против человечности. В приговоре говорится следующее.

«Призывы Штрейхера к убийству и уничтожению в то время, когда евреев на востоке убивали самым ужасным образом, явно представляет собой преследование по политическим и расовым основаниям в связи с военными преступлениями … и представляет собой преступление против человечности.»

Пропагандиста приговорили к повешению. Перед смертью он выкрикнул «Хайль Гитлер!»

***

На Нюрнбергском процессе британский представитель обвинения подполковник Гриффит-Джонс (впоследствии ставший судьёй в Англии) охарактеризовал деятельность Юлиуса Штрейхера следующим образом.

Отравление ненавистью

 

 

«Штрейхер посвятил себя задаче воспитания народа, взращивания убийц, насыщения и отравления их ненавистью; 25 лет он неустанно продолжал это воспитание — если его можно так назвать — или растление народа и молодёжи Германии. …

По своему значению его преступление, вероятно, более тяжкое и имеющее более далеко идущие последствия, чем преступления любого другого обвиняемого. Несчастья, приносимые ими, закончились с заключением их в тюрьму. Действие же преступления этого человека, действие того яда, который он впрыснул в умы миллионов и миллионов юных мальчиков и девочек, молодых мужчин и женщин, продолжается и теперь. Он оставляет после себя в качестве наследия почти целый народ, отравленный ненавистью, садизмом, склонностью к убийству, и растлённый им.» (Материалы Нюрнбергского трибунала от 10 января 1946 г.)

***

Другой международный трибунал, где встал вопрос об ответственности пропагандистов — трибунал по Руанде.

В 1994 году в Руанде произошли чудовищные события, известные как «Руандийский геноцид».

В стране шла гражданская война между правительством, которое контролировалось выходцами из народности хуту, и повстанцами, в основном из этнического меньшинства тутси. В 1993 году при международном посредничестве было с большим трудом заключено мирное соглашение. Однако в 1994 году самолёт, в котором летел президент страны (хуту) был сбит ракетой с земли. Предположительно, это сделали повстанцы-тутси, но, возможно, и радикалы-хуту, недовольные соглашением.

Так или иначе, это событие послужило сигналом для начала бойни. Власть в стране взяла группа военных-хуту, и под их руководством (или при их попустительстве) солдаты, полиция, «ополченцы», а вместе с ними и вооружённые мачете простые хуту приступили к планомерному уничтожению тутси, причём не отрядов повстанцев, а мирных жителей. Заодно убивали и умеренных хуту, включая премьер-министра страны, а также иностранцев, в том числе миротворцев ООН. За сто дней было убито более полумиллиона людей.

Однако после начала геноцида повстанцы-тутси перешли в наступление и через несколько месяцев взяли власть в стране. После этого резня прекратилась. Многие организаторы и участники геноцида бежали в соседние страны, но впоследствии многие из них были задержаны и преданы суду.

Отравление ненавистью

 

В том же 1994 году Совет безопасности ООН своей резолюцией учредил Международный трибунал по Руанде (МТР) для уголовного преследования ответственных за геноцид.

Суд первой инстанции действовал в Танзании, а апелляции рассматривались в Гааге.

Международный трибунал действовал вплоть до 2015 года. По итогам процессов 61 человек был осуждён к различным срокам заключения (от нескольких месяцев до пожизненного). В том числе получили обвинительные приговоры глава военной хунты полковник Теонесте Багосора (получил 35 лет, умер в тюрьме в 2021 году), а также номинальный премьер-министр в период геноцида Жан Камбанда (получил пожизненное, сидит в Сенегале).

При этом в международном трибунале судили лишь самых важных персон, а рядовыми убийцами занималось правосудие самой Руанды после смены власти. Для рассмотрения сотен тысяч дел о геноциде пришлось создать систему специальных судов (gacaca) с выборными непрофессиональными судьями. По некоторым данным, в результате обычными судами Руанды было разрешено 77 тысяч уголовных дел организаторов геноцида, а специальными судами — 433 тысячи дел простых участников резни и ещё 309 тысяч дел мародёров (от этих требовали лишь вернуть награбленное).

Кроме того, некоторых участников руандийского геноцида впоследствии задерживали и судили в различных странах, признающих универсальную юрисдикцию своих судов (не зависящую от места совершения преступления) в отношении преступлений геноцида. Например, в Германии.

***

Но нам сейчас интересно дело Международного трибунала по Руанде, известное как «дело СМИ» (Media case).

Все трое обвиняемых в этом процессе были связаны с радиостанцией под названием «Радио тысячи холмов» (полностью — Radio Télévision Libre des Mille Collines). Один из них также издавал собственный журнал «Kangura» (что можно перевести как «Побудка»).

Радиостанция действовала всего лишь год, с июля 1993 до июля 1994 года, но сыграла огромную роль в разжигании этнической ненависти и в организации резни.

На волнах этой популярной радиостанции, формально частной, но действующей при государственном покровительстве, постоянно звучала пропаганда ненависти против тутси, а заодно против умеренных хуту и иностранцев. К тутси в передачах радиостанции обращались так: «Вы тараканы! Мы вас раздавим!»

И непосредственно во время геноцида станция активно разжигала страсти. Вот выдержка из одной её передачи.

«Выходите на улицы! На болоте вы увидите соломенные хижины тараканов. Если у вас есть оружие, думаю, вам нужно немедленно отправиться к этим тараканам, окружить их и уничтожить!»

На малограмотных или вовсе безграмотных руандийцев-хуту всё это производило большое впечатление. (Впрочем, не забудем, что в своё время нацистской пропаганде удавалось производить не меньшее впечатление и на высококультурных немцев.)

Впоследствии экономист из Гарварда Дэвид Янагизава-Дротт провёл очень показательное исследование. Руанда — действительно страна гор и холмов, а потому приём радиостанции во многих районах страны был неуверенный или вовсе отсутствовал. Проанализировав данные о числе осуждённых за геноцид в каждой деревне, учёный обнаружил, что в зоне уверенного приёма участников геноцида было на 60-70% больше, чем там, где сигнал отсутствовал. В целом, по расчётам исследователя, около 10% от общего числа совершённых преступлений можно атрибутировать деятельности пропагандистской радиостанции!

Перед международным трибуналом предстали Фердинанд Нахимана, соучредитель радиостанции, и Жан-Боско Барайагвиза, председатель её правления.

Нахимана — профессор-историк, выпускник парижского университета, автор многочисленных книг по истории страны. С началом резни он в ужасе скрылся во французском посольстве, а затем пытался бежать из страны. В своё оправдание он заявил, что после убийства президента станция была «захвачена радикалами», чьи взгляды он не разделял. Однако по мнению обвинения, до начала геноцида профессор участвовал в деятельности радиостанции, знал о содержании передач и об их пагубном воздействии на слушателей, а после начала резни не сделал ничего, чтобы прекратить деятельность станции.

В итоге суд признал историка виновным в подстрекательстве к геноциду и в преступлениях против человечности. Ему дали 30 лет (после апелляции) и в 2008 году отправили отбывать срок в Мали. Однако в связи с раскаянием профессор получил УДО и уже в 2016 году вышел на свободу (отсидев к тому времени уже две трети срока).

Другой обвиняемый, Барайагвиза, во время резни не только непосредственно управлял пропагандистской радиостанцией, но и был чиновником в МИДе. Его называли вдохновителем геноцида. Именно он контролировал содержание пропагандистских передач станции. В своё оправдание он заявлял, что на самом деле это хуту стали жертвами агрессии со стороны тутси, то есть хуту действовали в порядке самообороны.

В итоге трибунал признал чиновника виновным в геноциде, подстрекательстве к геноциду, преступлениях против человечности. Ему дали 32 года (после апелляции) и отправили отбывать срок в Бенин. В 2010 году он умер там от гепатита.

Третий обвиняемый — Хассан Нгезе, журналист, редактор журнала «Кангура». Он автор так называемых «Десяти заповедей хуту», расистского манифеста, воплощающего идею превосходства хуту над тутси. Документ был опубликован в его журнале в 1990 году и стал важным инструментом распространения среди хуту идей расового превосходства и ксенофобии. В 1993 году журналист также стал акционером и постоянным автором «Радио тысячи холмов». Во время геноцида он публиковал списки людей, которых, по его мнению, военным или «ополченцам» следовало уничтожить.

Трибунал дал журналисту 35 лет (после апелляции) и в 2008 году отправил отбывать срок в Мали.

***

Заслуживает упоминания и второй соучредитель «Радио тысячи холмов», предприниматель Фелисьен Кабуга. Именно он финансировал деятельность пропагандистской радиостанции, а также вышеупомянутого журнала «Кангура». Во время резни он выполнял роль председателя совета директоров радиостанции. По некоторым сообщениям, он также финансировал закупку и ввоз в страну полумиллиона мачете для вооружения «ополченцев».

После смены власти в Руанде предпринимателю удалось скрыться, и 26 лет он был в бегах. Сначала он жил в Демократической республике Конго и Кении, а затем и вовсе бесследно исчез. США предложили за информацию о нём 5 миллионов долларов, но и это не помогло.

Однако в 2020 году, когда предпринимателю было уже 87 лет, его обнаружила в пригороде Парижа и задержала французская полиция — при помощи Интерпола, спецслужб нескольких стран, а также Международного союза охотников за головами (International Bounty Hunter Union).

Французский суд разрешил выдать задержанного в Гаагу, где он теперь и сидит в тюрьме. Международный трибунал по Руанде уже прекратил работу, но специально для подобных случаев ООН создала судебный орган под названием «Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов», который прямо сейчас и занимается делом Кабуги.

И ещё несколько отравителей душ.

Валери Бемерики — одна из основных ведущих «Радио тысячи холмов», умевшая преподносить пропаганду расовой ненависти с блеском и юмором. Она зачитывала списки имён и адресов тутси, которых следовало уничтожить за предполагаемое сотрудничество с повстанцами. Для уничтожения «тараканов» она рекомендовала не тратить пули, а пользоваться мачете. После смены власти она бежала из страны, но в 1999 году была арестована арестована в Демократической республике Конго и отдана под суд в Руанде.

В своё оправдание радиожурналистка заявила, что лишь исполняла приказы руководства, и попросила прощения.

«Мы не были бдительными. Мы верили в то, что говорили наши власти. Мы им доверяли. Мы признаём, что мы согрешили, поэтому сегодня мы становимся на колени и просим прощения.»

Несмотря на это, специальный руандийский суд (gacaca) признал журналистку виновной в планировании геноцида, подстрекательстве к насилию и соучастии в убийствах. В 2009 году ей дали пожизненное.

Бернар Мукинго, ещё один корреспондент радиостанции, призывавший хуту вооружаться и бороться с тутси, тоже получил пожизненное от специального руандийского суда. Председатель апелляционного суда отметил следующее.

«Его публикации дают достаточно доказательств того, что они играли ключевую роль в подстрекательстве к массовому убийству тутси во время геноцида.»

Жорж Руджу, бельгиец, также работал ведущим на «Радио тысячи холмов». Его называли «муузунгу» (белый человек). Его передачи были рассчитаны на образованных хуту, говорящих на французском. Журналист не раз призывал слушателей убивать «тараканов» и напоминал, что «могилы ждут, когда их наполнят».

В 1997 году его арестовали в Кении (где он успел принять ислам и сменить имя на «Омар»). Журналиста судил Международный трибунал по Руанде в отдельном процессе. Некоторые из его защитников уверяли, что наивный бельгиец понятия не имел, что на самом деле происходит в Руанде. Однако журналист признал себя виновным в подстрекательстве к геноциду, раскаялся и дал показания против подельников. Трибунал дал ему 12 лет и в 2008 году отправил отбывать остаток срока в Италии. В 2009 году итальянцы освободили осуждённого досрочно.

Наконец, Симон Бикинди — популярный певец, автор и исполнитель многочисленных композиций, часто патриотического содержания. Его песни часто крутили и на государственном радио, и на «Радио тысячи холмов». Некоторые из песен были направлены против тутси, которых певец обвинял в порабощении хуту. Например, песня, известная под названием «Я ненавижу этих хуту» (Nanga Abahutu) разоблачала хуту, которые сотрудничали с тутси. Личное участие певца в геноциде подозревалось, но не было доказано.

В 2001 году певец был арестован в Нидерландах и по запросу Международного трибунала по Руанде экстрадирован в Танзанию на суд. В итоге доказанным было признано лишь одно событие преступления: непосредственно во время геноцида обвиняемый с автомобиля «ополченцев» через громкоговорители призывал хуту уничтожать «змей» (имея в виду тутси). Песни же суд преступными не счёл.

Любопытно, что во время геноцида Бикинди был в отношениях с Анжелиной Мукабанана, тутси по происхождению. В 2008 году она говорила в интервью New York Times, что певец вовсе не был человеконенавистником, а был простым оппортунистом. По её словам, во время геноцида певец даже спасал своих соседей-тутси! Когда же девушка спросила его, зачем он написал песню против тутси, певец ответил ей так.

«Правительство мне велит писать эти песни. Если я через месяц услышу, что RPF [повстанцы-тутси] входят в Кигали [столицу Руанды], то я напишу песню для них.»

К сожалению для музыканта, что-то пошло не так, и песен для новых властей ему писать не пришлось. В 2008 году трибунал дал певцу 15 лет с зачётом семи уже отбытых. В 2016 году он освободился, после чего скромно жил на ферме в Бенине, а в 2018 умер от диабета в возрасте 64 лет.

***

Сегодня ужасающие мир события происходят не в Руанде, а в Украине. С правовыми квалификациями этих событий пока полной ясности нет, хотя многое очевидно уже сейчас.

Генеральная ассамблея ООН подавляющим большинством голосов признала, что «специальная военная операция» России — это «агрессия против Украины» (именно так называется соответствующая резолюция Генасамблеи). Россия и все её верные союзники — а именно, Северная Корея, Эритрея, Сирия и Белоруссия — с этой формулировкой не согласились и проголосовали против.

Чудовищные события в украинской Буче власти США и ЕС именуют «военными преступлениями», а российские власти — «инсценировкой».

Президент США Джо Байден, а вслед за ним и экс-президент Дональд Трамп, назвали происходящее на Украине «геноцидом». А вот президент Франции Эмманюэль Макрон не согласен с Байденом и предлагает быть «осторожным с терминами». Впрочем, по его словам, «установлено, что российская армия совершала военные преступления». Главная противница Макрона на президентских выборах Марин Лё Пен в этом вопросе с ним вполне солидарна: «Я не говорила бы о геноциде… Но точно речь идёт о военных преступлениях».

Как полагает прокурор Международного уголовного суда Карим Хан, «есть разумные основания полагать, что на Украине были совершены военные преступления и преступления против человечности».

Последний оставшийся в живых прокурор Нюрнбергского процесса Бенджамин Ференц (ему сейчас 102 года) считает совершающиеся в Украине преступления «позором для человеческого общества»; по его словам, «виновные должны ответить за агрессию, преступления против человечности и просто за убийства».

***

Понятно, что последнее слово в правовых квалификациях должно быть за судом. И сегодня уже вряд ли можно сомневаться, что в недалёком будущем начнёт действовать международный уголовный трибунал по Украине.  Так что заинтересованным юристам уже пора начинать готовиться к процессу.

Собственно говоря, Международный уголовный суд (МУС) уже сейчас в силу декларации Украины получил юрисдикцию на рассмотрение совершающихся там международных преступлений, независимо от гражданства преступников. Следственные действия начаты.

Однако обсуждаются также и планы создания международного трибунала ad hoc в той или иной форме. Пока что у трибунала будут проблемы с тем, как ему добраться до обвиняемых, но так или иначе эти проблемы будут разрешаться.

Разумеется, главными обвиняемыми станут политики и военные. Но, думается, очень важно, чтобы этот трибунал не забыл также и о государственных пропагандистах. Ведь это они годами и десятилетиями выжигали — и сегодня продолжают выжигать! — душу своих слушателей ненавистью и злобой.

Будем надеяться, трибунал не обойдёт своим вниманием ни кликушествующих телеведущих, грозящих превратить мир в радиоактивный пепел; ни финансирующих лживую пропаганду олигархов; ни заслуженных руководителей государственных СМИ; ни высоколобых псевдоисториков; ни верноподданных поэтов-песенников; ни платных интернет-троллей. Они, конечно, будут говорить, что их заставили, и что они ничего не знали, а некоторые даже будут просить прощения. (Всё это уже было, и не раз.) Но жалеть их не стоит.

Как заметил в своё время в другом международном трибунале британский юрист (и будущий судья) Мервин Гриффит-Джонс, преступления пропагандистов не менее страшны, чем преступления военных. Ведь пропагандист, даже отправленный за решётку, оставляет за собой «народ, отравленный ненавистью, садизмом, склонностью к убийству, и растлённый».

***

См. также:

15.04.2022

Сергей Будылин

Адвокатское бюро «Бартолиус»

https://zakon.ru/blog/2022/4/15/otravlenie_nenavistyu__otvetstvennost_propagandistov_za_mezhdunarodnye_prestupleniya