Одно из последних мнений о «Катынском деле»

16.04.15-1340885758_5ca372

От редакции сайта. Предлагаемый нашим читателям материал свидетельствует, что боль за несправедливое очернение  нашего общего прошлого не дают покоя честным людям – бывшим гражданам Советского Союза. Редакция несколько сократила информацию, считая важными общие и  безусловно не спорные обстоятельства.

*****

С блога Андрея В. Ставицкого

«На волне «битвы за историю» в преддверии Дня Победы, когда России хотят навесить ярлык агрессора, разорвавшего вместе с Германией кроткую и невинную Польшу, а её солдат представить как насильников и убийц, вполне уместно будет не только постоянно напоминать, что Польша была по словам У. Черчилля «гиеной Европы», но и отметить, что главное преступление русских по отношению к полякам — убийство польских офицеров в районе Козьих гор, названных поляками Катынь, является преступлением не советского, а гитлеровского режима.

При этом, если верить ряду сообщений в СМИ, одно из которых представлено ниже, по решению Европейского суда от 18 июня 2012 г. документы, представленные в качестве доказательств вины России, признаны фальшивкой, хотя Россия, как это нередко бывало и ранее, за то, что не совершала, уже перед поляками ИЗВИНИЛАСЬ. В действительности дело оказалось сложнее. Но верно то, что в Европейском суде Россию не признали виновной в нарушении Конвенции о защите прав человека. И поляков это категорически не устраивает.

Впрочем, главное не в этом, а в том, что раскручиваемое поляками катынское дело является мощнейшим инструментом информационной войны против России. Я лично уже несколько раз писал об этом, опираясь на материалы самого последовательного борца с  катынским мифом Юрия Мухина, чьи работы наиболее убедительно показывают, что против СССР-России поляки и «геббельсовцы» во главе с «архитектором перестройки» А.Н. Яковлевым подготовили грандиозную провокацию. Тогда его мало кто слушал в Европе и России. А зря. Ведь его доказательства были просто убойные.

Назову некоторые из них:
1) поляков связывали немецкой бечёвкой и расстреляли из немецкого  оружия, которое в СССР не экспортировалось и не производилось;
2) при исследовании расстрелянных находили документы (открытки, письма), датированные вплоть до июня 1941 г., хотя их должны были расстрелять весной 1940;
3) 4-хстраничный документ с постановлением о расстреле поляков, подписанный руководством ВКП(б), был отпечатан на разной бумаге и разными пишущими машинками.

Теперь обратимся к тексту, где Европейский суд почему-то оказался на стороне России:

18 июня 2012 г. Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине «документы», указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой.

Молчит либеральная РС «Эхо Москвы», молчат «Грани», молчит «Новая газета». А ведь это топ-сенсация мирового уровня. И что теперь со всем эти делать?

Россия не несёт ответственности за массовый расстрел польских офицеров в Катыни – такое решение принял недавно Европейский суд по правам человека. Решение сенсационное: выходит, что последние 20 лет руководство нашей страны неустанно каялось в преступлении, которое в 40-е годы совершил кто-то другой. Выходит, что документы о катынском расстреле, которые появились в конце 80-х из рукава члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева, не более чем фальшивка – суд даже не принял их к рассмотрению.

Кому-то в окружении президента СССР Михаила Горбачёва нужно было скомпрометировать отечественную историю и лично Иосифа Сталина накануне распада СССР. Может быть, именно по этой причине решение суда, сформулированное совершенно однозначно,  в России пытаются трактовать двояко – мол, убийц-то в итоге так и не установили, а вдруг это всё-таки Сталин?..

Вначале несколько слов о том, кто и из-за чего, собственно, судился. В 2007 и 2009 году в Страсбург обратились с жалобами родственники польских офицеров, расстрелянных в Катыни якобы по приказу Сталина. Жаловались они на то, что наша страна в 2004 году прекратила расследование обстоятельств катынского  расстрела на основании пункта 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ (за смертью виновных).

…Архивные документы, касающиеся катынского расстрела, требуют немедленной ревизии на предмет их возможной фальсификации… С читалось, что массовые казни польских граждан, большинство из которых были пленными офицерами польской армии, совершали с санкции высшего руководства СССР сотрудники НКВД. Если верить архивам, всего в лесах под Смоленском расстались с жизнью 21 857 пленных поляков.

Естественно, ЕСПЧ принял жалобы к рассмотрению: появилось на свет дело «Яновец и другие против России». И вот тут-то и начались нестыковки. Дело в том, что европейские судьи привыкли верить не столько громким публичным обвинениям, сколько документам. И расхожий тезис о том, что-де Сталин – палач, санкционировавший массовые казни, требовал документального подтверждения. А подтверждения не находилось: представленные польской стороной свидетельства не несли прямых доказательств того, что поляков расстреливали русские.

А со свидетельствами российской стороны и того хуже – наши архивные документы после недолгих проверок судьи стали попросту игнорировать. Громких заключений на сей счёт они себе не позволяли – реноме как-никак, – но и к делу такие документы подшивать не спешили. Уж не потому ли, что фальшивки, всплывшие из небытия в конце 80-х, в состоянии убедить только нас с вами, но никак не европейских судей?

К чему же в итоге пришёл Европейский суд? Малая палата ЕСПЧ в составе семи судей в резолютивной части постановления по делу «Яновец и другие против России» четырьмя голосами против трёх решили, что в отношении двенадцати заявителей – родственников расстрелянных польских офицеров – представителями СССР не нарушалось право на жизнь. Основной вывод такой: наша страна не несёт ответственности за массовые расстрелы в Катыни.

Для России этот вывод означает следующее: материальные компенсации, о которых тайно мечтали потомки расстрелянных и которые, если верить их адвокатам, могли составить астрономическую сумму – 2 млрд . долларов, платить полякам будем точно не мы с вами. Кстати, вчинить иск собиралась и Польша – на сумму 100 миллиардов!

Из основного вывода следуют и другие: архивные документы, касающиеся катынского расстрела, требуют немедленной ревизии на предмет их возможной фальсификации, отечественная история 40-х, написанная в начале 90-х годов, должна быть переписана начисто. Ещё неплохо бы в судебном порядке установить виновных в фальсификации, хотя на самом деле это давно уже секрет Полишинеля.

Также суд установил, что расстрел поляков – военное преступление. Но с этим уже давно никто не спорит: военным преступлением расстрел под Смоленском в разное время признавали не только американские конгрессмены и беглые поляки в Лондоне, но также Сталин и Гитлер. Трупы-то налицо. Вопрос лишь в том, кто убивал?

Однозначно определиться не смог и Европейский суд – судьям не хватило документальных подтверждений, хотя на изучение всяческих исторических бумаг и архивных свидетельств они потратили не один год. Можно сказать следующее: примерно до 1990 года весь мир был убеждён в том, что поляков расстреляли немцы. После 1990-го – с подачи Михаила Горбачёва и Александра Яковлева – что расстреливали русские. Теперь, после суда, ясности нет вообще, и знаем мы лишь то, что погибли действительно поляки. Вот только от чьих рук?

А начиналось всё следующим образом: в феврале 1990 года Михаил Горбачёв получил докладную записку от заведующего международным отделом ЦК КПСС Валентина Фалина, в которой шла речь о том, что в архивах якобы были найдены документы, подтверждающие связь между отправкой поляков из лагерей весной 1940 года и их расстрелом. Фалин высказал Горбачёву свои сомнения в происхождении этих документов. Но Горбачёв был иного мнения, и весть об «истинных виновниках» катынского расстрела разлетелась по миру.

На чём базировались доказательства причастности немцев к катынскому расстрелу до 1990 года? Поляков убили из оружия немецкого производства – это легко установить и по пулям, и по гильзам. Расстрельные команды НКВД убивали своих жертв из револьверов, а польских офицеров расстреливали, в том числе, и из крупнокалиберных пулемётов, чего энкавэдэшники никогда не практиковали. Немцы, составившие в 1943 году первые документы о казнённых поляках, указывали в них, что убитых они идентифицировали по знакам различия польской армии.

Советское «Положение о военнопленных» образца 1931 года, которым в нашей стране руководствовались до лета 1941 года, устанавливает, что пленные не могут носить знаков различия. Но на убитых эти знаки различия имелись. Значит, если это были военнопленные, то содержались они в плену у страны, соблюдавшей Женевскую конвенцию. А СССР на тот момент её не соблюдал. Ещё одна деталь, весьма существенная. Массовые расстрелы в СССР не практиковались с тех пор, как наркома внутренних дел Николая Ежова сменил Лаврентий Берия, – с осени 1938 года. А к 1940 году от них отказались вообще. Вопреки расхожему мнению Берия был противником «высшей меры социальной защиты».

Наши эксперты-историки признавали, что полной ясности с катынским расстрелом после публикации якобы открывшихся в 1990 году новых данных у них нет: с одной стороны, имелись бумаги, свидетельствующие о том, что польским военнопленным было вынесено 14 542 смертных приговора. Называлась и другая цифра – 21 857 убитых. С другой стороны, удалось достоверно установить гибель лишь 1803 человек. Куда подевались остальные – если они вообще были? …..

В 2010 году депутату Госдумы Виктору Илюхину и экспертам-историкам Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу стало известно, как готовилась фальсификация «письма Берии № 794/Б» в Политбюро ВКП (б) от марта 1940 года, в котором предлагалось расстрелять более 20 тыс. польских военнопленных. Илюхин обнародовал информацию о том, что в начале 90-х годов одним из высокопоставленных членов Политбюро ЦК КПСС была создана группа специалистов высокого ранга по подделке архивных документов. Фамилию этого высокопоставленного партийца Илюхин назвал позже, летом того же года – Александр Яковлев, «архитектор перестройки».

«Группа Яковлева» работала в структуре службы безопасности российского президента Бориса Ельцина, территориально размещаясь в поселке Нагорное Московской области (до 1996 года), а потом была перебазирована в другой населённый пункт – Заречье. Оттуда в российские архивы были вброшены сотни фальшивых исторических документов, и ещё столько же было сфальсифицировано путём внесения в них искажённых сведений, а также путём подделки подписей. Илюхин потребовал начать масштабную работу по проверке архивных документов и выявлению фактов дискредитации советского периода отечественной истории.

«В 1943 году Геббельс, пытаясь разрушить антигитлеровскую коалицию и поссорить СССР с США, распространил ложь о том, что Сталин и Берия приказали расстрелять 10 тыс. польских офицеров, – писал Виктор Илюхин. – Эту ложь поддержало польское правительство в эмиграции, которое больше всего руководствовалось чувством злобы на Советский Союз за разгром польской армии в западной Белоруссии и на Украине и присоединение этих территорий к СССР.

Небезызвестный Александр Яковлев фактически ратовал за такую компрометацию СССР, чтобы от нашей страны отвернулся весь мир. После этого состоялась величайшая подтасовка и фальсификация архивных документов ЦК КПСС».

16.04.15-1340885481_a1

До самой смерти Виктор Иванович Илюхин считал, что фальшивки были изготовлены с целью дискредитировать Сталина «в русле той оголтелой пропагандистской кампании охаивания советского руководства, которая особо цинично и откровенно велась в начале 90-х годов прошлого столетия».
Вообще-то Сталин настоял на том, чтобы было польское государство ( впрочем как и еврейское израильское), но за добро, как известно, платят злом.

Источник

http://skeptimist.livejournal.com/487771.html?view=2694747#t2694747

Мнение Анатолия Лавритова:

Прежде всего, представлюсь: Бывший старший помощник военного прокурора Балтийского флота перед увольнением в запас в 1986 году. Осуществлял надзор за исполнением законов советского государства в военных трибуналах флота и расследованием дел о государственных преступлениях органами КГБ СССР на Балтийском флоте. Мне же доводилось давать заключения по реабилитационным делам, что позволяло иметь знания и опыт подходов к различным правовым ситуациям.

Моя позиция по «Катынскому делу» однозначна и полностью совпадает с мнением бывшего Заместителя Генерального прокурора Советского Союза В.И.Илюхина.  Катынская трагедия открылась во время войны, удостоверена Чрезвычайной комиссией и массой документов, которые и составляют «Катынское дело». Упоминается трагедия в материалах Нюрнбергского Трибунала, а теперь ещё и ЕСПЧ.

К сожалению, но позднейшая фальсификация документов внесла сумятицу в действия политиков и государственных деятелей, породила столько спекуляций, что пришла пора методами уголовно-процессуального законодательства России установить истину и признать правду правдой, а гнусные действия по подрыву престижа СССР и его руководителей тем деянием, как они квалифицировались на тот период времени.