О пребывании в статусе душеприказчика

О пребывании в статусе душеприказчика

 

Как известно, Нобелевские лауреаты в прошлом веке и поныне должны быть благодарны душеприказчикам Альфреда Нобеля – изобретателя и предпринимателя, скопившего немалый капитал к концу своей жизни.

**********

 

В соответствии с его завещательными распоряжениями в рамках германо-романского права через Фонд  Нобеля учёные разных наук, писатели и общественные деятели  с начала прошлого века смогли получать солидные награды (премии). А сам институт душеприказчиков был закреплён в Своде Российской Империи, затем советского права и в законодательстве Российской Федерации, а также других государств мира.

И только англосаксонская система права (морского и прецедентного) хотя и приняла Фонд Нобеля в орбиту своего влияния и даже преуспела в предоставлении его премий через различные процедуры, тем не менее, не забывает о своих постулатах обеспечения  потребительства  и прибыли в мире капитала с накоплением богатства  для избранных.

С развалом Советского Союза  другие страны на постсоветском пространстве отказались не только от советского законодательства, но и российского имперского правового наследия, спешно поменяв своё законодательство в угоду нормам англосаксонского права.Россия это сделала частично.

И всё это мне довелось испытать при защите интересов  ветерана  Великой Отечественной  войны ШЕСТАКОВА Николая Афанасьевича, 1926г.р.,  доверившего  мне заботы о его наследственной массе, чтобы   близкие и родные ему люди сохранили память о нём.

Для Клайпеды он был знаковой фигурой, примерным гражданином, так как участвовал в восстановлении города и порта после войны в качестве водителя автохозяйства Морского торгового порта, а затем до выхода на пенсию работал личным водителем руководства Литовского морского пароходства. Его шоферский стаж составлял 55 лет без аварий и происшествий.

После создания семьи он получал жильё от порта и пароходства, поэтому ценил доверие и заботу своих начальников. Лишь семейная драма с приёмным сыном наложила трагический отпечаток на последние годы его жизни. Приёмыш оказался цыганёнком и подростком бросил учёбу, сбежал из дома «в табор». Его судьба оказалась незавидной, отягощённой судимостями за различные преступления…

О пребывании в статусе душеприказчика

 

«Просьбы о помощи» из мест лишения свободы его самого и «сидельцев» привели к ранней смерти супруги Николая Афанасьевича, а ему самому удалось избежать «поборов» после смерти «приёмного сына», которого Николай вскоре также похоронил, не переставая заботиться о его семье вдове и дочке, считавшейся людьми его «внучкой».

Приёмыш Михаил Шестаков передал им только свою фамилию, но не родство по крови по душе. Он  наведывался изредка к Николаю Афанасьевичу, чтобы только помыться, побриться, переодеться в чистую одежду, выпросить денег и удалиться по своим делам. В квартире приёмных родителей он никогда  не жил, поэтому никакого права на долю недвижимого имущества не имел.

Всё это выяснилось при определении наследственной массы ещё при жизни Николая Афанасьевича.Но это же не препятствовало моей деятельности в помощи соседу по дому, давнему старшему другу, но уже  в статусе душеприказчика, снабжённого не только денежными средствами, но  затем и правом владения и распоряжения всем имуществом наследодателя!

_____________

1134 ГК РФ: «1. Завещатель может поручить исполнение завещания указанному им в завещании…

_____________

Прошлые документы лучше всего свидетельствуют о происходившем, так как их подготовка и направление (жалоб тем более) рассчитывались на определённые меры воздействия…Однако приводимый далее документ никаких последствий не имел.

 

РУКОВОДИТЕЛЮ КОЛЛЕГИИ АДВОКАТОВ ЛИТВЫ

ЖАЛОБА

На адвоката Витаутаса Агинтаса, защищавшего

интересы Николая Шестакова, а после смерти последнего, —

наследницы по завещанию Шестаковайте Лауры, 1996 г.р.

 

От гражданина Российской Федерации Лавритова Анатолия,

проживающего по адресу…

 

Николая Афанасьевича Шестакова, 1926 г.р., ветерана войны, я знал более 25 лет по работе в порту и как соседа по дому. При жизни его супруги мы дружили семьями, отмечали разные праздники, а после её смерти в 2007 году продолжали заботиться о нём, навещали и оказывали посильную помощь. Знали о его семейных делах, связанных с воспитанием приёмного сына Михаила, оказавшегося цыганом. Покинув приёмных отца  и мать несовершеннолетним, Михаил Шестаков вел преступный образ жизни, был  неоднократно судим, отбывая наказание в местах лишения свободы.

Из-за этого и после очередного звонка из места заключения у супруги Николая Шестакова произошёл инсульт, за которым последовала смерть в 2007 году. По её просьбе Николай Афанасьевич оформил завещание на дочь Михаила – 11-летнюю Лауру. Девочка жила отдельно с матерью Риммой Шестаковене и, не владея русским языком, только временами навещала Николая  сама или с матерью. Николай щедро одаривал их продуктами и деньгами. На этом и заканчивалась близость их отношений.

После смерти Михаила с  2013 года Римма и Лаура вообще перестали интересоваться жизнью Николая, поскольку Лаура выехала из города, родила сына и оказалась в другой семье. Римма же была занята своими делами и изредка навещала Николая, который предлагал им после своей смерти переезжать в его квартиру, однако Римма заявила, что содержать такую квартиру ей не по силам из-за маленького заработка. Потеряв надежды на какую-то помощь по уходу за ним со стороны членов семьи приёмного сына, Николай Шестаков аннулировал своё завещание в пользу Шестаковайте Лауры.

Я предлагал ему завещать всё или часть имущества родным в России, с которыми он много лет не виделся. Из Самары  при жизни жены к ним приезжала его младшая сестра — Фадина Клавдия Афанасьевна-, которая знала о драме с приёмным сыном. Через некоторое время я  отправил по его просьбе ей 1000 литов. Поддерживал он связь и со своей племянницей, проживавшей в Калининграде, но она вскоре погибла. Николай всё чаще задумывался о своей смерти, а мы с женой старались настраивать его на оптимистический лад.

Мои товарищи и друзья, коллеги по общественной деятельности тоже участвовали в своеобразном попечительстве в отношении ветерана войны и многолетнего водителя  автомобиля начальника Литовского морского пароходства. А у Николая общий стаж работы шофёром, начиная с войны, составлял 55 лет. Оставшись без жены, Николай с 2008 года не стал замыкаться в своей беде, интересовался происходящими в мире событиями, читал газеты, смотрел телевизор, а если чего не понимал, обращался ко мне за разъяснениями.

Разные болезни сопровождали его в последние годы, и Николай  неохотно откликался на просьбы рассказать о том, как воевал, как оказался в Клайпеде, какие впечатления остались от разных руководителей пароходства. В непринуждённой обстановке за праздничным столом он говорил о многом. Можно было сказать, что это был настоящий гражданин города, а его вклад в становление нынешней Клайпеды так и не был оценён до конца. По сравнению с другими соотечественниками его статуса он по меркам России был «миллионером» так как стоимость недвижимого имущества и банковских вкладов в рублях была именно такой. И наши общие друзья разрешили все вопросы формирования наследственной массы.

Помощь Николаю в последние годы его жизни проявлялась и  в  другом. Ему помогли установить вне очереди кардиостимулятор,  и это решило проблемы  сердечной деятельности. Поэтому пожелания ему  жить, как можно дольше в привычной для него квартире с возможностью иметь машину и выезжать на ней по необходимым для него  маршрутам были совершенно искренни и поучительны. Не оставался он один и при встрече праздников.

В благодарность за проявляемую о нём заботу и различную помощь выбрал меня своим душеприказчиком, передал мне крупную сумму в валюте, предназначенную на случай его  смерти и расходов, связанных с похоронами с участием родственников, проживающих в гор.Самара Российской Федерации.

А потом в результате длительных раздумий он решил завещать всё своё имущество мне и моей супруге, зная, что не останутся обделёнными Римма и Лаура.

В мае 2015 года мы с Николаем находились  на кладбище при уходе  за  могилами  жены и Михаила, расположенных в разных концах  кладбища. Пришла на кладбище и Римма. На обратном пути в машине она сообщила ему о жизни Лауры после рождения ребёнка (правнука). Николай отнёсся к этому безразлично.

В августе того же года в Клайпеду из Ретаваса приехала Лаура с сыном и супругом. Когда Николай увидел правнука, то был потрясён похожестью мальчика  на Михаила в детстве, но только не мог, как и мать, объясниться с прадедом по-русски. В суде я объяснил, почему возникла размолвка между мною и Николаем, который захотел помочь семье Лауры приобрести квартиру. В качестве душеприказчика и одного из наследников я посоветовал ему перевести необходимую сумму для Лауры через банк со своего счёта.

Кто и как помог ему составить новое завещание, вернув Лауре статус достойной наследницы, я не знаю. А потом случилось ограбление Николая – 27 сентября 2015 года с хищением 4700 евро.

Попытавшись дать показания по делу, я встретил неожиданный отказ от следственных работников полиции. Пришлось объясняться с руководителями отделов по поводу полученных мною под расписку от Николая «похоронных» денег в валюте.

Через некоторое время Николай попросил меня вернуть ему часть этих денег в связи со случившимся ограблением. Мне необходимо было знать номер его счёта в банке, чтобы банковским переводом увеличить размер наследственной массы в валюте. Позднее я получил через адвоката В.Агинтаса номер этого счёта и исполнил просьбу Николая. В последующем он больше не высказывал просьб относительно этих целевых денег.

Кто и каким образом  свёл этого адвоката с Николаем, от которого он, якобы, получил полномочия заниматься судьбой этих денег, я также точно не знаю.

В первом же  своём документе («предписании»), адресованном мне как «ответчику» В.Агинтас продемонстрировал правовое невежество и незнание многих обстоятельств, исключающих необходимость его «правовых забот» о ветеране и человеке, который для меня стал фактически старшим братом, нуждавшемся в нашей поддержке с сохранением его материального и духовного наследства. Более того, проявляя явное неуважения  к старшему по возрасту, жизненному и профессиональному опыту, этот молодой адвокат оскорбил меня заявлением  о моём здоровье и смерти.

После просвещения его по этому поводу, появилось исковое заявление в суд всё с теми же утверждениями  и просьбой к суду об аресте моего имущества.

Однако до смерти Николая 17 апреля 2016 года никакого судебного разбирательства не было. В день его эвакуации из квартиры «скорой помощью» после инсульта Лаура Шестаковайте и её мать получили ключи от квартиры и практически получили доступ к наследственной массе, что и подтвердила нам (мне и жене) нотариус Виноградовене Б., сославшись на завещание в пользу Лауры.

О случившемся я сообщил сестре Николая, которая проявила благородство и понимание поступков родного брата, высказав только желание приехать в Клайпеду на могилу брата и его жены, чтобы проститься с ним по православным обычаям. Пожелала она также получить какие-либо вещи брата на память. Чтобы исполнить её просьбы, я попросил оформить доверенность на меня, чтобы иметь возможность отстаивать в суде её интересы в суде.

Дело в том, что адвокат Агинтас решил пролонгировать так и не озвученные покойным наследодателем требования относительно денег на похороны и ритуальные услуги. Для этого адвокат встретился с «наследницей» и её матерью. Тогда по-видимому произошло заключение договора. В телефонном разговоре мать Лауры сообщила мне о состоявшейся встрече и попросила их «не беспокоить».

Мы с женой после 17 мая 2016 года решили не претендовать на наследство Николая, согласуя свои действия с поступком его родной 75-летней сестры Фадиной Клавдии Афанасьевны. И это позволило Лауре Шестаковайте спокойно вступить в права наследования — по завещанию.

О том, как осуществлял защиту её интересов адвокат Агинтас в судебных заседаниях, можно судить по тому, что он так и не «обеспечил» её явку в 3 судебных заседания и только по предложению суда мы (я и адвокат Савельев Г.И.) смогли встретиться с Лаурой у него в офисе, чтобы решить вопросы о «мировом соглашении».

Поскольку она не владеет русским языком, только моему представителю удалось переговорить с нею на родном ей языке, узнать её мнение о возможности разрешить дело миром, а также о том, где может находиться ветеранский орден Николая – награда от России.

Адвокат Агинтас по-своему, можно сказать провокационно повёл себя в отношении меня – как ответчика. Он сразу же по-русски задал мне вопрос, верну ли я «оставшуюся» сумму полученных от Николая денег. Когда же я возмутился такой наглости после объяснений своей позиции в трёх судебных заседаниях, позиции душеприказчика, Агинтас пригрозил, что конфликт может  закончиться возбуждением уголовного преследования.

После этого я просто покинул офис адвоката, не желая отвечать грубостями на наглое, демонстративное поведение в присутствии Лауры, молодой и неискушённой в жизни женщины. Ей ведь предстоит воспитывать малолетнего сына с богатым приданным – квартирой и солидным счётом в банке, который был пополнен мною из полученных от Николая денежных средств (перевёл на счёт  3000 долларов).

Хотя Лаура согласилась прибыть в последнее судебное заседание, чтобы сообщить о своей позиции по мировому соглашению и наличию ветеранской награды, увидеть её нам так и не удалось. Зато адвокат Агинтас появился в суде со своим  приятелем,  занявшим место  в зале судебного заседания и  снова  стал зачитывать свою ранее подготовленную речь, упорно заявлял о своих прежних требованиях, как будто он является истцом, а не нанятым за деньги представителем. Такое наглое поведение настолько возмутило меня, что я не выдержал и назвал его «хищником».

Мне неизвестно, какое решение по  инициированному адвокатом Агинтасом В. гражданскому делу, примет суд, осуществит ли свою угрозу об уголовном преследовании меня, если это решение  его не устроит чем-либо, но такое пристрастное и беспардонное поведение адвоката в судебном заседании и встрече с истицей вне суда  не может быть признано допустимым и этически  оправданным. Никогда угрозы, обман и нечестные способы воздействия на стороны судебного разбирательства не признавались допустимыми.

Прошу разобраться по правилам адвокатской этики

Анатолий Лавритов

Гор. Клайпеда Литовской республики

12  апреля 2017 года

____________________

 

Это вторая часть моего повествования о неудачной попытке отстоять интересы ветерана Великой Отечественной войны, скончавшегося и похороненного в Литве, могилу которого его родная сестра,1940г.р. лишена возможности из-за материальных затруднений посетить и проститься…

Анатолий Лавритов

Клайпеда – 11 мая 2021 года

А так мы отметили святой для нас праздник — День Победы!

О пребывании в статусе душеприказчика