Курьёзы в практике Суда ЕС

Близость к диктаторскому режиму как обстоятельство, умаляющее репутацию…

Курьёзы в практике Суда ЕС

 

За годы изучения практики Суда ЕС по категории дел о снятии санкций я повидал многое.

На снимке — автор статьи Сергей Гландин

Что только ни заявляли фигуранты списка и чем только ни обосновывали свои требования…

**********

 

Герой нашего сегодняшнего поста превзошёл всех «собратьев по несчастью». Он бросил в бой тайное оружие – связь с режимом Башара Асада, из-за которой он оказался под санкциями, оказывается, порочит его честь, деловую репутацию и доброе имя. На этом основании он требовал исключить себя из санкционного списка ЕС. Суду пришлось искать баланс между правом на доброе имя и уважением частной собственности с одной стороны и целями сохранения мира и международной безопасности, которые ЕС хочет достичь своей санкционной политикой в отношении Сирии, с другой. Баланс был обоснованно смещён в пользу внешнеполитических целей ЕС.

Режим ограничительных мер ЕС в отношении Сирии

В результате так называемой Арабской весны 2011 года сменилась власть в Тунисе, Египте и Ливии. Однако аналогичное движение в Сирийской Арабской Республике было встречено серьёзным силовым противодействием со стороны находящегося у власти клана Асадов. Из-за вето России и Китая специальная резолюция о международных санкциях и об осуждении действий сирийского правительства в отношении собственных граждан не была принята Советом Безопасности ООН[1]. Тогда некоторые государства и интеграционные объединения начали принимать внутреннее законодательство об односторонних мерах в отношении правящего режима Башара Асада.

В отношении сирийского режима последовало несколько пакетов ограничительных мер ЕС. Первый касался представителей властной верхушки[2], а когда стала сомнительной его эффективность, Совет ЕС начал распространять ограничительные меры и запреты на лиц, связанных с режимом, и, в особенности, на бизнесменов[3].

Основания и обоснование ограничительных мер против Мазена Тарази

Действующее законодательство ЕС об ограничительных мерах в отношении сирийских бизнесменов исходит из следующего посыла: из-за строгого контроля, осуществляемого сирийским режимом над экономикой, ведущие бизнесмены, действующие в Сирии, могут поддерживать свой статус только благодаря тесной связи с режимом и его поддержке. Поэтому Совет ЕС считает правомерными ограничительные меры в отношении въезда, а также замораживание финансовых средств и экономических ресурсов, принадлежащих, находящихся во владении или контролируемых этими ведущими бизнесменами, работающими в Сирии … чтобы помешать им оказывать материальную или финансовую поддержку режиму и, через свое влияние, усилить давление на сам режим с целью изменения его политики репрессий[4].

Проживающий в Кувейте бизнесмен сирийского происхождения Мазен Тарази был включён в санкционный список ЕС со следующим обоснованием: ведущий бизнесмен, работающий в Сирии, со значительными инвестициями в строительный и авиационный секторы её экономики. Благодаря своим инвестициям и деятельности Мазен Тарази получает выгоду от сирийского режима и/или поддерживает его. В частности, он заключил сделку с Damascus Cham Holding о вложении 320 миллионов долларов США в строительство Marota City, элитного жилого комплекса, связанного с режимом и поддерживаемого им; также он получил в Сирии лицензию на создание частной авиакомпании[5].

Сам Тарази – личность интересная. Кроме сирийского гражданства у него есть британский и канадский паспорта. Согласно открытым источникам он является одним из «кошельков» сирийского президента Башара Асада. Помимо ЕС находится под санкциями Швейцарии и Великобритании.

Доводы Мазена Тарази в Суде ЕС общей юрисдикции

В поддержку своих требований о снятии санкций истец привёл 4 довода:

  1. Совет ЕС неосновательно включил заявителя в санкционный список и не обосновал этот свой шаг.
  2. Попадание заявителя под санкции сопряжено с явной ошибкой в оценке фактических обстоятельств, поскольку ответчик не представил доказательств, которые могли бы подтвердить или могут подтвердить обоснованность введённых против него ограничительных мер.
  3. Включение заявителя в санкционный список нарушает его право на судебную защиту и доступ к правосудию.
  4. Ограничение прав заявителя нарушает его имущественные права, свободу на занятие предпринимательской деятельностью в форме нарушения его права на доброе имя и принцип соразмерности.

Как и все фигуранты «сирийского» списка истец призвал суд признать недопустимыми и не относимыми к введению санкций статьи СМИ, на основании которых была установлена связь заявителя с режимом Асадов, а также заявил о нарушении его права на доброе имя и умаление его репутации опубликованием НПА ЕС об ограничительных мерах в Официальном Журнале ЕС.

О роли юридических представителей

Простите, но это мой самый любимый раздел – «хочешь никогда не исключиться из санкционного списка и напрасно потратить очень много денег? – доверься британским юристам». Хоть Великобритания уже вышла из ЕС и её юристы лишились права практиковать в Суде ЕС, они вправе представлять доверителей по делам, производство по которым возбуждено до Brexit. Британцы умеют мастерски пускать пыль в глаза клиенту и ссылаться на выигранное британской фирмой Carter Ruck в далёком 2008 году дело Ясина Кади о снятии санкций[6]. Для солидности в Суде ЕС они традиционно появляются вчетвером. Для сравнения, есть множество случаев, когда французские юристы исключали из санкционного списка ЕС в одиночку. Наш же герой доверил снятие санкций следующей команде британцев:

  1. Теоретик европейского права и барристер Гуннар Бек (Gunnar Beck).
  2. Специалист по вреду здоровью и репутации барристер Рассел Уилкокс (Russell Wilcox).
  3. Специалист по европейскому конкурентному праву и праву ЕС барристер Аарон Хан (AaronKhan).
  4. Солиситор Сенал Пател (Senal Patel).

Согласно картотеке суда ЕС у всех четверых — ноль случаев представительства по исследуемой категории дел.

В суде британцы по методичке из Kadi I закономерно ограничились вялым переваливанием ответственности на Совет ЕС и требованием от него доказать правомерность включения их клиента в санкционный список.

Представители Совета ЕС поблагодарили богов за присланных в процесс британцев, а не, например, вредных и въедливых французов или дотошных немцев, и с лёгкостью привели доказательства соответствия фигуранта критериям для включения в санкционный список из оспариваемых нормативных правовых актов ЕС.

Выводы суда

Суд не счёл включение истца в санкционный список необоснованным. Не установил он и явной ошибки в квалификации истца, как подпадающего под критерии нормативных правовых актов ЕС об ограничительных мерах в отношении Сирии. 12 материалов из открытых источников, на основании которых Совет ЕС обосновывал роль и место заявителя вокруг режима Асада, не были признаны недопустимыми доказательствами. Суд ещё раз повторил правовую позицию из первых «сирийских» дел, что в Сирии не может процветать бизнес, если он не пользуется благосклонностью режима и не демонстрирует определённую степень поддержки в ответ[7]. Со ссылкой на предшествующую практику[8] важность целей, преследуемых оспариваемыми мерами ЕС в отношении Сирии, оправдывает негативные последствия для заявителя, даже серьёзные, в том числе, в отношении его права на доброе имя и защиту деловой репутации. Отсюда следует, что, учитывая первостепенную важность сохранения международного мира и безопасности, любые ограничения прав заявителя на уважение частной собственности и доброе имя, вызванные оспариваемыми мерами, оправдываются целью, представляющей общий интерес для ЕС, и не являются несоразмерными целям, преследуемым Союзом[9]. На этих основаниях г-ну Тарази было отказано в иске полностью с возложением на него обязанности компенсировать судебные расходы своего процессуального оппонента.

В заключение

На данный момент Судом ЕС сформулированы очень интересные позиции о роли и месте крупных бизнесменов, близких к диктаторскому режиму. Если без благосклонности режима не может процветать экономическая деятельность в стране, а в открытых источниках циркулирует информация хотя бы об одном факте получения серьёзной выгоды, крупного контракта или концессии от этого режима – такой бизнесмен не сможет ссылаться на умаление своей репутации внесением в санкционный список по основаниям связи с этим режимом. В качестве res judicata данная позиция пока распространяется лишь на сирийские дела, однако никто не мешает Совету ЕС ссылаться на неё в «беларуских», «российских», «мьянмарских» или иных делах, если фигурант будет доказывать ущемление своей деловой репутации включением в санкционный список ЕС.

_______________

Ссылки по тексту:

[1] Security Council Fails to Adopt Draft Resolution Condemning Syria’s Crackdown on Anti-Government Protestors, Owing to Veto by Russian Federation, China. SC/10403. 4 October 2011.

[2] Decision 2011/273/CFSP of 9 May 2011 concerning restrictive measures against Syria. OJ 2011 L 121, p. 11.

[3] Decision 2015/1836/CFSP of 12 October 2015 amending Decision 2013/255. OJ 2015 L 266, p. 75 (далее – Решение 1836); Regulation (EU) 2015/1828 of 12 October 2015amending Regulation No 36/2012. OJ 2015 L 266, p. 1.

[4] См. пункт 6 преамбулы Решения 1836.

[5] Council Implementing Decision (CFSP) 2019/87 of 21 January 2019 implementing Decision 2013/255 concerning restrictive measures against Syria. OJ 2019 L 18 I, p. 13, and Council Implementing Regulation (EU) 2019/85 of 21 January 2019 implementing Regulation No 36/2012 concerning restrictive measures in view of the situation in Syria. OJ 2019 L 18 I, p. 4.

[6] Joined Cases C‑402/05 P and C‑415/05 P Kadi and Al Barakaat International Foundation v Council and Commission. Judgment of 3 September 2008.

[7] Case T-563/11 Anbouba v Council. Judgment of 13 September 2013, § 42.

[8] Case T‑256/11 Ezz and Others v Council. Judgment of 27 February 2014, § 191.

[9] Case T‑260/19 Mazen Al‑Tarazi v Council. Judgment of 14 April 2021, § 178.

Гландин Сергей, преподаватель кафедры международного права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

20.04.2021

https://zakon.ru/blog/2021/4/20/blizost_k_diktatorskomu_rezhimu_

kak_obstoyatelstvo_umalyayuschee_reputaciyu__kuryozy_v_praktike_suda