Из практики ЕСПЧ против Российской Федерации

Дело о запрещённом пикете: Лашманкин против РФ (2017)

Из практики ЕСПЧ против Российской Федерации

MOSCOW, RUSSIA — MARCH 14, 2020: Riot police officers and human rights activist Lev Ponomarev (R front) during a protest against the proposed constitutional amendments outside the offices of Russia’s Federal Security Service (FSB) at Lubyanskaya Square.

 

Фото: Лев Пономарёв  (один из заявителей в деле «Лашманкин и другие против РФ»)

Источник: Интерфакс

 

**********

 

От автора: Фрагмент из моей статьи «Степень терпимости. Свобода собраний в практике ЕСПЧ и российских судов» (полный файл статьи можно найти по ссылке).

https://zakon.ru/blog/2021/01/21/stepen_terpimosti_svoboda_sobranij_v_praktike_espch_i_rossijskih_sudov

Резюме: ЕСПЧ признал неправомерной российскую практику дискриминационного отказа оппозиции в согласовании митингов, а также автоматического разгона несогласованного собрания и задержания его участников.

***

Это дело1 — одно из важнейших дел ЕСПЧ по свободе собраний (и её ущемлению) в России. ЕСПЧ очень подробно – решение занимает около 100 страниц – анализирует российское законодательство о собраниях и российскую правоприменительную практику. Во многих последующих «российских» делах ЕСПЧ не повторяет этот анализ, а просто ссылается на дело Лашманкина и выносит решение.

Со времени, к которому относятся рассмотренные ЕСПЧ жалобы (2009-2012 гг.), законодательство о собраниях в России несколько изменилось, но не радикально, так что прецедент ЕСПЧ в целом сохраняет силу. Что касается российской судебной практики, она с тех пор лишь ужесточилась.

Это дело я уже подробно обсуждал в другой статье2. Не повторяя здесь это обсуждение, сформулирую вкратце лишь основные тезисы.

В этом деле ЕСПЧ рассмотрел 15 заявлений, связанных с ограничениями на манифестации в России. Заявителями были 23 россиянина, а речь шла о 28 акциях, проведению которых воспрепятствовали российские власти. Сюжеты жалоб несколько различаются. Во всех случаях речь идет об отказе властей в согласовании публичных акций (от пикетов до шествий), во многих случаях – о разгонах несогласованных акций, а также о задержаниях и штрафах в отношении участников.

Типичная фабула – оппозиционеры желают провести мирную демонстрацию; власти отказывают в согласовании мероприятия в приемлемом для организаторов месте; демонстрация все же состоится; полиция разгоняет демонстрацию и задерживает участников; суд выписывает задержанным штрафы.

***

(Вставлю здесь фрагмент вышеупомянутой статьи с описанием одного из эпизодов дела.)

В течение всего 2010 года с периодичностью чуть ли не раз в месяц российская оппозиция проводила протестные акции под объединённым названием «День гнева».  Протест был в основном направлен против ухудшения социально-экономического положения (был в разгаре экономический кризис), но выдвигались и политические требования: свободные выборы, увольнение чиновников-коррупционеров и т.п.  Власти, как правило, запрещали и разгоняли эти акции.

Наиболее активными организаторами акций были Сергей Удальцов («Левый фронт»; впоследствии отсидел 4,5 года за «массовые беспорядки» на Болотной площади) и Лев Пономарев (движение «За права человека»; доктор физико-математических наук, бывший депутат Госдумы).  Именно Пономарев и Удальцов стали заявителями в деле ЕСПЧ, вместе с Евгением Ихловым, еще одним участником движения «За права человека».

Речь в деле шла об одной из первых акций серии «День гнева», состоявшейся на Пушкинской площади в Москве 20 марта 2010 года.  Сюжет рассмотренного ЕСПЧ дела (жалоба № 31040/11) такой:

-Заявители обратились к московским властям с уведомлением о намерении провести шествие по Тверскому бульвару и митинг на Пушкинской площади.  Власти отказались согласовать шествие и потребовали перенести митинг на Болотную площадь.  Они сослались на то, что манифестация помешает дорожному движению и деятельности коммерческих организаций.

-Заявители обжаловали запрет в суде. По их мнению, никаких помех манифестация не создала бы: в ней предполагалось участие всего лишь 300 человек, и все они могли двигаться по тротуарам и свободно перейти Тверскую улицу по подземному переходу.  Тем более, что акция была намечена на субботний день, когда движение небольшое.

-Заявители просили рассмотреть их требование в ускоренном порядке и в качестве обеспечительной меры обязать правительство Москвы согласовать мероприятие.  Однако судебные слушания состоялись лишь после даты мероприятия.

Несмотря на запрет, в назначенный день на Пушкинской площади собралось около 300 человек, включая заявителей.  Милиция (дело было до исторического переименования милиции в полицию) разогнала митинг, задержав многих участников.

Обсуждая российские правила, ЕСПЧ отмечает, что даже мельчайшее нарушение может служить основанием для прекращения собрания или задержания участников.  Что касается несогласованных митингов, российские правила допускают их автоматический разгон и задержание участников вне зависимости от наличия или отсутствия каких-либо конкретных правонарушений со стороны участников.

«В частности, законодательство Российской Федерации допускает разгон публичного мероприятия и задержание участников по единственной причине: непредставление уведомления или проведение мероприятия в месте или во время, которые не были согласованы властями, независимо от существования беспорядков или реальных препятствий для прав других лиц. Факты настоящего дела, как и других ранее рассмотренных дел, свидетельствуют, что власти проявляют нулевую терпимость по отношению к незаконным собраниям, даже если они являются мирными, включают несколько участников, и создают минимальное нарушение для обычной жизни или не создают его вообще. Во всех вышеизложенных делах внутригосударственные власти не делали попыток проверить размер рисков со стороны протестующих или удостовериться в необходимости их разгона. Также не проводилась достойная внимания оценка того, были ли доставление заявителей в отдел полиции или административное задержание необходимыми при данных обстоятельствах, как требовал Конституционный Суд Российской Федерации в своих Постановлении и Определении от 16 июня 2009 г. и 17 января 2012 г. соответственно».

***

Не все заявители ограничивались хождением с плакатами и скандированием лозунгов. Так, согласно материалам дела, Борис Батый (участник «Стратегии-31», группы, ставившей своей целью защиту именно свободы собраний) «пытался помешать милиции задержать организаторов незаконного публичного мероприятия, в частности, хватал милиционеров за форму и кричал». За это его оштрафовали на 500 рублей (!).

После «Болотного» и «Московского» дел эта история кажется каким-то невероятным либерализмом со стороны властей, но дело в том, что действие происходит в 2010 году. Административные аресты, а тем более уголовные дела против манифестантов в то время еще не нашли столь широкого применения, как сегодня. Да и суммы штрафов тогда были смешными, по нынешним меркам. Но все течёт, все меняется.

Наиболее невинно выглядит история «титульного заявителя» Александра Лашманкина. Он хотел провести в Самаре пикет с участием семи человек, посвященный недавнему убийству в Москве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Власти не разрешили проведение мероприятия в избранном заявителями месте (общественный парк), и заявителю пришлось ограничиться одиночным пикетом. Задерживать его не стали. Российские суды впоследствии не увидели проблемы в фактическом запрете намеченного мероприятия властями. Заявитель полагал, что российские власти нарушили его конвенциональные права.

Детально рассмотрев жалобы, ЕСПЧ обнаружил нарушения свободы собраний, а также ряда других конвенциональных прав и свобод, в делах абсолютно всех заявителей (включая и Батыя, и Лашманкина). Существующая в России практика дискриминационного отказа в согласовании оппозиционных митингов, а также автоматического разгона несогласованных митингов и задержания их участников была признана нарушающей Конвенцию.

ЕСПЧ напомнил российским властям, что «исполнение правил, регулирующих публичные собрания, хотя и важно, не может быть самоцелью. В частности, публичным органам необходимо проявлять определенную степень терпимости в отношении мирных собраний, если демонстранты не совершают насильственных действий». Даже когда это собрание не согласовано!

По заключению ЕСПЧ, власти России такой терпимости не проявляли. Заявителям присудили от 5 до 10 тыс. евро каждому (в общей сложности более 180 тысяч) плюс судебные издержки.

Исключением стал лишь «титульный заявитель» Александр Лашманкин. ЕСПЧ удовлетворил его требование о признании действий российских властей неправомерными, но денежной компенсации ему не присудил. Да и то лишь потому, что заявитель денег не просил.

Решение ЕСПЧ в пользу всех заявителей было принято единогласно, включая голос российского судьи Дмитрия Дедова.

***

1.Постановление ЕСПЧ от 07.02.2017 «Дело «Лашманкин и другие (Lashmankin and Others) против Российской Федерации» (жалоба N 57818/09 и 14 других).

2.Будылин С. Дело о Дне гнева. Пособие российского судьи по статье 11 ЕКПЧ // Закон.ру. 2019. 28 окт. https://zakon.ru/blog/2019/10/28/delo_o_dne_gneva_%C2%A0posobie_rossijskogo_sudi_po_state_11_ekpc

___________

Сергей Будылин, юрист

29.01.2021

https://zakon.ru/blog/2021/1/29/delo_o_zapreschyonnom_pikete_lashmankin_protiv_rf_2017

От редакции сайта.После внесения в 2020 году поправок в Конституцию России действия правоохранительных органов на акциях 23 и 31 января 2021 года носят иной характер с целью не допустить массовых беспорядков с тяжкими последствиями.