Что-то с памятью не так стало

Что-то с памятью не так стало

 

Верховный суд Российской Федерации ликвидировал общество «Мемориал» за антисоветскую агитацию и пропаганду

**********

 

Верховный суд (ВС) во вторник удовлетворил иск Генпрокуратуры о ликвидации международного историко-просветительского общества «Мемориал» (включено в реестр иноагентов).

В прениях сошлись представители Генпрокуратуры, Минюста и Роскомнадзора с юристами и адвокатами «Мемориала». Первые настаивали, что созданное 33 года назад историко-просветительское общество своей работой «создает лживый образ СССР» и нарушает законодательство об иноагентах, скрывая источники финансирования.

Вторые возражали, что «Мемориал» помогает государству в работе по увековечиванию памяти жертв репрессий и входит в государственные комиссии, которые ведут эту работу. Суд принял точку зрения истца, постановив ликвидировать также региональные подразделения «Мемориала». В Президентском Совете по правам человека называют это решение позорным и надеются, что «Мемориал» заранее подготовился к работе по сохранению своих архивов.

Оглашению решения предшествовали прения сторон. Заместитель начальника управления Генпрокуратуры РФ Алексей Жафяров заявил, что «Мемориал» спекулирует на теме репрессий, «занимается реабилитацией изменников родины», «создает лживый образ СССР как террористического государства, обеляет и реабилитирует нацистских преступников, на чьих руках кровь советских граждан».

«Почему сейчас мы, потомки победителей, вынуждены наблюдать за попытками реабилитации изменников родины и нацистских пособников»,— недоумевал обвинитель. Он предположил, что «Мемориалу» «кто-то, наверное, за это платит». Господин Жафяров напомнил, что «Международный мемориал» создавался как организация по увековечиванию памяти, однако теперь «полностью сосредоточен на искажении исторической памяти, в первую очередь о Великой Отечественной войне».

Отметим, что иск прокуратуры о ликвидации «Международного мемориала» был основан главным образом на претензиях к соблюдению НКО правил маркировки иноагентов; норма Конституции о защите исторической правды, внесенная в Основной закон в прошлом году, в иске упоминалась вскользь, в списке законов, которыми «Мемориал», по мнению истца, пренебрегал.

Тем не менее господин Жафяров на заседании во вторник почти дословно повторил опубликованное накануне обращение общероссийского общественного движения «Ветераны России» к Генпрокурору Игорю Краснову и председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину, в котором движение потребовало привлечь руководство и сотрудников «Международного мемориала» к ответственности «за отрицание, умышленное замалчивание и фальсификацию фактов преступлений нацистских пособников путем увековечивания их памяти как жертв политических репрессий в СССР».

Как сообщал “Ъ”, в документе «Ветераны России» привели данные 19 фигурантов (включая командира разведгруппы вермахта Александра Рисса), которых обнаружили в базах жертв советских политрепрессий, созданных «Мемориалом». До этого пособники нацистов из базы «Мемориала» упоминались во время обсуждения ситуации вокруг историко-просветительского общества и правозащитного центра на встрече президента с СПЧ.

«Мемориал» сообщил, что данные троих граждан, названных Владимиром Путиным, заблокированы в базе ещё в августе, как только появились данные об их возможной причастности к нацистским преступлениям. В понедельник «Мемориал» сообщил, что проводит проверку данных 19 человек, упомянутых «Ветеранами».

Маркировка материалов иноагента, которая до сих пор была главным предметом обсуждения в суде (истец настаивал, что её регламент регулярно нарушается ответчиком, а ответчик возражал, что внятного регламента в законе нет), господином Жафяровым на этот раз не упоминалась вовсе.

Его выступление продолжила прокурор Виктория Маслова: «Мы установили, что «Мемориал» осуществляет свою деятельность с грубыми нарушениями Конституции и законодательства, трактует его в свою пользу, пытается преподнести себя в качестве международной организации и подчеркнуть свой особый статус». Она попросила суд «удовлетворить иск», так как доводы «Мемориала» направлены не на соблюдение, а «на несогласие с действующими законами».

Сотрудники «Мемориала» входят в правительственные комиссии по увековечиванию памяти жертв репрессий, участвовали в разработке соответствующего закона и еще в 1990 году открывали на Лубянке в Москве Соловецкий камень — памятник жертвам политрепрессий в СССР, напомнила исполнительный директор «Международного мемориала» Елена Жемкова. Она попросила суд Генпрокуратуре в иске отказать. «Мемориал», подчеркнула она, старейшая правозащитная организация, основанная 33 года назад еще в Советском Союзе.

К содержанию иска Генпрокуратуры попытался привлечь внимание юрист Григорий Вайпан, призвав обсуждать маркировку материалов иноагента и правила ее размещения, а заодно соразмерность требования ликвидировать «Мемориал» за неуказание статуса в десяти сообщениях в интернете и в одной настольной игре.

«Пять комитетов ООН признали наш ФЗ (об НКО, содержащий в том числе пункт об НКО-иноагентах.— “Ъ”) не соответствующим международному праву, это не просто кто-то там, а органы, действующие в рамках конвенций, которые подписала Россия,— углублял господин Вайпан свое «несогласие с действующими законами».— Нарушитель тут не «Международный мемориал», а Российская Федерация, которая приняла закон об иностранных агентах».

Адвокат Михаил Бирюков попросил суд «вернуть прокуратуру из политической плоскости в правовую». Он отметил, что Минюст «никогда не подвергал сомнению» статус «Мемориала» как международной организации, зато суды трижды отказывались это признавать. В первых двух заседаниях ВС адвокаты, отметил господин Бирюков, демонстрировали, что организация имеет подразделения в Чехии и Франции, и суду следует вернуться к этому вопросу, ведь нельзя так просто взять и ликвидировать международную организацию за нарушение российского закона о российских НКО.

Юрист Татьяна Глушкова тоже попыталась возобновить дискуссию о маркировке: «Мы сдаем отчетность, администрируем 25 сайтов, издали 17 книг за время действия закона (об иноагентах.— “Ъ”); в материалах дела есть визитка Жемковой с маркировкой, мы маркировали документы, представленные на этот процесс и переданные сторонам, хотя требований к маркировке в законе не содержится».

Госпожа Глушкова отметила, что Роскомнадзор (РКН) с момента принятия законодательства об иноагентах в 2012 году лишь раз публично прокомментировал требования к маркировке в ответ на запрос “Ъ” в декабре 2021 года — в ведомстве тогда пояснили, что «однозначное» определение маркировки есть в пятом абзаце ч. 1 ст. 24 закона об НКО. Юристы, которых “Ъ” просил прокомментировать этот фрагмент, не нашли в нем полной определенности и предположили, что её отсутствие и является источником опасности для НКО.

Адвокат Мария Эйсмонт, напротив, учла обновленную аргументацию истца и возразила ему цитатой из «1984» Джорджа Оруэлла: «Война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила». Госпожа Эйсмонт напомнила об акции «Возвращение имен», которую «Мемориал» до пандемии ежегодно проводил в День памяти жертв политических репрессий 30 октября у Соловецкого камня на Лубянке, согласовывая ее с мэрией: «Длинная очередь из множества людей, в том числе молодых, о которых так заботится истец, ждут на морозе, чтобы принять участие в чтении списка имен тех, кого тайно расстреляли».

Адвокат напомнила о работе «Мемориала» со школьниками «всей России», для которых проводился конкурс исторических сочинений об их семьях или населенных пунктах, и назвала лукавством обвинение в сокрытии обществом иностранных пожертвований. «Ликвидация «Международного мемориала» отбросит страну назад и увеличит риск тотальных репрессий. Нельзя ликвидировать «Мемориал», отрешившись от того, что он делал и делает»,— заключила госпожа Эйсмонт.

Последним со стороны защиты выступал Генри Резник, вице-президент Федеральной палаты адвокатов и член СПЧ. Господин Резник сказал, что находится «во власти какого-то гадкого чувства» из-за иска Генпрокуратуры:

«Ты думаешь: ну они же знают, что обращаются в суд с незаконными требованиями, и понимают, что ты это понимаешь! Когда прокуратура говорит, что «Международный мемориал» искажает историю и представляет СССР как террористическую организацию,— ну ведь это же неправда!»

Господин Резник, который лишь присутствовал, но не выступал на прежних заседаниях, назвал разбирательство политически мотивированным и процитировал «Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий» (предполагалось, что она будет реализована до 2020 года, но её продлили до 2024 года): «Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий».

После этого слово взяла представитель Минюста Анна Харламова, вновь сменив эмоциональный регистр прений: по ее словам, «грубость и неоднократность нарушений (правил маркировки материалов иноагента.— “Ъ”)» «убедительно доказана» в суде и «не подвергается сомнению».

«Мемориал» продолжает нарушать законодательство, пока идет процесс, отметила госпожа Харламова: общество, например, до сих пор не внесло в реестр иноагентов свои подразделения за рубежом и продолжает дополнять маркировку некоторых своих материалов фразами об обжаловании статуса иноагента, которые «не соответствуют действительности» и «вводят в заблуждение».

«Международный мемориал», по мнению представителя Минюста, «намеренно не соблюдает требования законодательства и проводит проверку пределов, до которых может его нарушать». «Никакая долгая история и общественная значимость не может служить оправданием нарушения законодательства РФ»,— резюмировала госпожа Харламова. Ее поддержали представители РКН.

Что-то с памятью не так стало

Что-то с памятью не так стало

 

 

Суд совещался около получаса.

Вернувшись в зал, судья Алла Назарова огласила решение: «Ликвидировать «Международный мемориал» и региональные подразделения организации».

 

В зале закричали «Позор!», приставы стали выводить людей; на улице, где решения дожидались более ста человек, нескольких человек задержали.Адвокаты заявили, что обжалуют решение ВС РФ в Апелляционной коллегии ВС в ближайшие дни.

Ликвидация «Мемориала» может привести к утрате исторических знаний, заявила во вторник председатель ОБСЕ и глава МИД Швеции Анн Линде: «Верховный суд завершил годы документирования советских репрессий». Идеологическим, принципиальным и позорным решение ВС назвал член СПЧ историк и журналист Николай Сванидзе: «Решение будет обжаловано, однако оно репрессивное, надежды на успешное обжалование мало». Ожидания от заседания Мосгорсуда по иску городской прокуратуры о ликвидации правозащитного центра «Мемориал» (включен в реестр иноагентов) у господина Сванидзе «довольно мрачные».

Он надеется, что «Мемориал» заранее подготовился к такому исходу суда и «принял меры» по сохранению архивов. В базах «Мемориала», напомним, более трех миллионов фамилий репрессированных, архивы используются для просветительской работы, поиска расстрелянных родственников и организации исторических музейных экспозиций.

Мария Старикова

28.12.2021

https://www.kommersant.ru/doc/5153960

Дополнительно посмотреть:

«Свобода» о ликвидации «Мемориала»
https://www.youtube.com/watch?v=scGAkkfTT5A&t=24s