Я не Магомаев, я другой

Гость «СОЮЗа» — победитель телепроекта «Голос» белорус Сергей Волчков

Его называют вторым Муслимом Магомаевым. Его голос заставляет плакать не только всю страну, но и мэтров российской эстрады. Чем же победитель проекта «Голос» Сергей Волчков из белорусского городка Быхов завоевал сердца миллионов россиян?

«Голос»

Сергей, вы считаете себя звездой?

Сергей Волчков: Звезды на небе.

Как вы попали на программу «Голос»?

Сергей Волчков: Увидел рекламу, подал заявку.

За кого болели на «Голосе»?

Сергей Волчков: Все достойны победы. Во время выступлений я находился на балконе и так болел, что думал, балкон обвалится. Почему бы не давать дипломы лучшему тенору, лучшему баритону, лучшему сопрано…

Думали ли вы о победе?

Сергей Волчков: Думать-то думал — жизненная программа была побеждать.

Как вы шли к победе?

Сергей Волчков: Меня благословил духовник. Перед каждым выступлением я ходил в церковь, причащался.

А голосование на «Голосе» было честным?

Сергей Волчков: Если бы было нечестным, я бы не победил.

Кто вам помогает советами?

Сергей Волчков: Александр Борисович Градский, 25 ноября я пою на его сольном концерте.

Театр Александра Градского открылся?

Сергей Волчков: Еще нет, но свою гримерку там я уже  посмотрел.

А где у вас находится трудовая книжка?

Сергей Волчков: К сожалению, ее еще нет. Александр Борисович пообещал, что первая трудовая книжка, которую откроют в театре, будет моей.

Кем в театре Александра Градского будете работать? Это же нерепертуарный театр?

Сергей Волчков: Как приглашенный артист.

На «Славянском базаре в Витебске» у вас был сольный концерт, на который приехали ваши родители, брат, одноклассники, друзья. А как родные болели за вас?

Сергей Волчков: В день финала «Голоса» одноклассники, соседи, друзья собрались в квартире наших родителей, подключились к «Первому каналу» через антенну кабельного телевидения. «Голос» не транслировался в Беларуси. Лишь когда стал успешно проходить тур за туром, стала появляться информация в соцсетях, обо мне заговорили.

Родители гордятся?

Сергей Волчков: Гордятся. Когда звоню, мама плачет, а папа молчит. Мама читает все, что пишут обо мне. Нет слов, чтобы выразить, как я всем благодарен за поддержку.

Родом из детства

Что за город такой Быхов?

Сергей Волчков: Он находится в Могилевской области. Это небольшой бывший военный городок — там располагался аэродром. В те годы к нам приезжали София Ротару, «Любэ», Кобзон, Пугачева. Потом воинскую часть расформировали.

Ваш отец военный?

Сергей Волчков: Он служил в Костроме, потом стал водителем. Дядя — радист первого разряда. Мама 29 лет проработала в Беларусьбанке контролем-кассиром. Сейчас — домохозяйка.

Ваш брат на «Славянском базаре в Витебске» рассказал, что вы в детстве все время пели?

Сергей Волчков: С года меня родители приучали к музыке. Правда, поначалу, с их слов, я перегрыз провода плеера.

Самое яркое впечатление детства?

Сергей Волчков: Белорусская деревня. Дедушка и бабушка жили в могилевской деревне в 180 километрах от России. В деревне была одна улица, в конце улицы луг, маленькие голубые озера, высокое небо. В пять лет я мог запрягать лошадь, ходил ловить карасей. Дед был гармонистом и скульптором. Бабушка — дояркой. Это мамины родители. А по папиной линии — дед был водителем, бабушка заведующей магазином.

Во сколько лет запели?

Сергей Волчков: Пел с четырех лет на сцене. В садике воспитатели рассмотрели мой вокальный потенциал. Я пел русские песни «Дружба крепкая, не сломается, не расклеится…» Потом меня мама отдала в музыкальную школу. От музыкальной школы — поскольку мы жили в чернобыльской зоне — детей отправляли на отдых в Италию. И каждые три года я ездил в Италию в Ломбардию. Мне итальянцы говорили: «Вырастешь — будешь петь в Ла Скала».

В Ла Скала хотели бы спеть?

Сергей Волчков: Хочу больших сцен и больших высот. Мечтать не вредно… На днях ездил в Италию, брал мастер-класс у Анатолия Гусева, у которого занималась Мария Максакова, Николай Басков. Это один из близких друзей Монтсеррат Кабалье. Он 25 лет живет и преподает в Милане. Зимой планирую поехать позаниматься дней на десять.

Для вас не было вопроса, в какой вуз поступать?

Сергей Волчков: Я окончил колледж имени Римского-Корсакова в Могилеве, поступил на первый курс на платное дирижерско-хоровое отделение. Родители сказали, что мне не нужно это образование, так как на платном учился брат. Мне было 17 лет. Я смог их переубедить, что перейду на бесплатное.

Что вам дала специальность?

Сергей Волчков: Дирижер-хоровик серьезная специальность. Музыку я знаю изнутри. Если я беру незнакомое произведение, знаю с чего начинать. За полгода до окончания ездил в минскую академию и проходил курсы актерского мастерства. Поскольку я жил в небольшом городке, все у нас разговаривали на «трасянке». Если по-русски девочка, по-белорусски — девчинка. А у нас говорили по-русски, но с белорусским акцентом. Мне сказали, что поскольку я хоровик, мне нужно годик поучиться на подготовительном, чтобы поступить на вокал. Я поехал поступать в Москву, поскольку здесь больший выбор и больше вузов.

Какой вы выбрали?

Сергей Волчков: Мне очень хотелось быть актером. Я поступал во ВГИК. На третьем туре поступления во ВГИК меня спросили: «А почему ты не поступаешь в ГИТИС?»

И я пошел поступать в ГИТИС. Спел а капелла «Эх, дороги». Народная артистка СССР Тамара Ильинична Синявская, услышав меня, сказала,чтобы поступал в ГИТИС. В ГИТИС я поступил без труда.

Это правда, что Тамара Синявская подарила вам репертуар Муслима Магомаева?

Сергей Волчков: Нет. Она разрешает исполнять песни Муслима Магомаева. На первом курсе Тамара Ильинична не по своей прихоти предложила мне заниматься с другим педагогом, так как ей было нелегко слушать баритон. На следующий день у меня был другой педагог — Петр Сергеевич Глубокий.

А почему она так поступила?

Сергей Волчков: Прошло полгода после смерти Муслима Магомаева, а обертоны у нас очень похожи. Она мне всегда говорила: «Сережа, ты никогда не будешь Муслимом, но будешь первым Сергеем Волчковым. Ты должен это понимать и двигаться в верном направлении». По всему, что касается первой песни «Синяя вечность», я полностью советовался с ней. Как исполнять «Мелодию любви», тоже советовался с ней, хотя уже тогда занимался с Александром Борисовичем Градским.

«Синюю вечность» вы поете выразительнее, чем Магомаев, утверждают критики.

Сергей Волчков: Сейчас больше возможностей исполнить ее интересней.

За счет чего?

Сергей Волчков: Есть возможность работать на хорошей аппаратуре, с хорошим оркестром. У меня свой путь. Сейчас у меня появились песни «Мгновения» и «Сын вернулся с войны»

А с Александрой Пахмутовой еще не сотрудничали?

Сергей Волчков: Пахмутова звонила Градскому и сказала, что исполнение «Мелодии» после Муслима Магомаева приобрело новое дыхание и для меня она напишет песню.

Любовь с первого взгляда

Вы посвятили свою победу в «Голосе» жене. Как познакомились?

Сергей Волчков: Познакомился осенью 2012 года в храме Петра и Павла на утренней службе. Спустя три месяца обвенчались.

Однако…

Сергей Волчков: Наташа не хотела связывать свою жизнь с артистом. У нее не было любви с первого взгляда, а я сразу понял, что это мой человек. Я романтик по жизни, старался удивлять, понимал, что надо идти до конца. Я хотел иметь семью. Она сказала, что хочет венчаться. Поехали к батюшке за благословением.

А свадьба где была?

Сергей Волчков: В Суздале. Ездили на санях.

С появлением Натальи в вашей жизни многое изменилось.

Сергей Волчков: В день венчания я бросил курить. Через год родилась дочь Ксюша.

На конкурс «Евровидение» я бы не поехал, потому что люблю музыку, слово, а не фриковость

Патриарх как-то высказал пожелание, чтобы вы поучаствовали в службе. Осуществилось это?

Сергей Волчков: Я пел в храме Спаса Нерукотворного образа на Сетуне. Когда был храмовый праздник, меня пригласили на Патриаршую службу. Сказали, ты не мог бы спеть на службе? «Конечно. Могу». На следующий день я приехал на утреннюю службу. Мне дали хлеб-соль, текст, который я должен был произнести: «Ваше Святейшество, храм Спаса Нерукотворного образа на Сетуне ликует…» Подъезжает кортеж, из машины выходит Патриарх. Я начинаю говорить. Он меня перебивает: «Как же я рад вас видеть!» Он рассказал, что включил случайно телевизор, шел «Голос», и он понял, что я должен победить. Я получил от него благословение. Говорят, если батюшка благословляет — это на неделю, если архиепископ — на месяц, если Патриарх — на всю жизнь.

Мохнатый шмель

Вы после победы в «Голосе» стали ездить по России с концертами.

Сергей Волчков: Я много стал ездить и заметил,что живой концерт — совсем другое, чем то, что показывают по телевизору. И тембральную окраску, и энергетическую не пробиваешь по ТВ. Мне говорят, да запиши плюсовку, что на износ работаешь?! Но в записи я скуднее звучу. Вот только что вернулся из Краснодара. На Кубани выступал в Усть-Лабинске на открытии кинофестиваля «Земля отцов — моя земля» .

Вера Таривердиева обратилась с предложением исполнить песню «Мгновение», «Не исчезай». Звонил Эльдар Рязанов, сказал, что переживал и болел за меня на проекте «Голос» и предложил выступить в клубе «Эльдар» и спеть песни из кинофильмов. Например, романс «Белой акации гроздья душистые», «Мохнатый шмель»…

Ну Никиту Сергеевича не перепеть…

Сергей Волчков: Не перепеть. Но можно сделать другую аранжировку. Песню «Я люблю тебя, жизнь», мне казалось, невозможно донести сильнее, чем это сделал Бернес. Он исполнил эту песню за два месяца до смерти. «Мохнатого шмеля» я хочу исполнить по-другому. В оперетте «Бабий бунт» есть ария «У цыгана жизнь кочевая». Вот и из «Мохнатого шмеля» можно сделать залихватскую песню.

На ТВ приглашают?

Сергей Волчков: Участвовал в передаче «Модный приговор». Был недавно на передаче «Кто хочет стать миллионером» — так и не стал. Выступал на открытии киноконцертного зала в Барвихе с Максимом Бериным, одним из организаторов фестивалей Владимира Спивакова. От него поступило предложение о гастролях в Германии.

На «Славянском базаре в Витебске» вы выступали с собственным коллективом. Расскажите о нем.

Сергей Волчков: В 2011 году я принимал участие в международном конкурсе «Романсиада», где выступало 400 участников. Я занял первое место. И познакомился с пианисткой Оксаной Петриченко. Я исполнял с ней Рахманинова, Молчанова. 31 декабря опять буду выступать в Кремле. Меня пригласила принять участие в концерте лауреатов «Романсиады» Галина Сергеевна Преображенская. Я романсы очень люблю. И Оксана на удивление очень хорошо исполняет романсы. И для организации моего оркестра я обратился к ней.

Вам нужно иметь несколько составов исполнителей.

Сергей Волчков: Я за все плачу из своего кармана. И за аренду базы, и музыкантов, и за звукорежиссеров. Я сам себе и режиссер, и продюсер, и певец. Приходится много работать. Из-за этого я вынужден записывать минусовки. Мне Ринат Ибрагимов подарил свою минусовку «Мелодия любви», записанную с симфоническим оркестром и хором. И я сейчас потратился, чтобы сделать себе запас минусовок. Многие, конечно, скачивают из Интернета и прописывают оркестровки.

После «Голоса» двери шире раскрылись?

Сергей Волчков: Ну я не скажу чтобы широко раскрылись, но «Голос» дал возможность идти дальше и быть услышанным большой аудиторией. Но сейчас приходится работать в четыре раза больше, чем на проекте, чтобы удержаться на высокой планке.

Чтобы люди не забыли?

Сергей Волчков: Чтобы быть услышанным. 8 ноября еду в Омск, 2 ноября с сольным концертом — в Сыктывкар, в декабре планируются мои гастроли в пяти городах Беларуси. А 14 февраля 2015 года у меня сольный концерт в московском Доме музыки.

Концерты же были в Минске?

Сергей Волчков: Концерт был во Дворце республики с Президентским оркестром под управлением Виктора Бабарикина. Я исполнил восемь произведений.

У вас бы неплохой концерт получился с Кубанским казачьим хором.

Сергей Волчков: Хорошая идея. Я выступал с другим не менее известным хором — Сретенского монастыря. Выступали вместе в Тирасполе на большом концерте. Хор — в первом отделении, я во втором. А ведь до «Голоса» я просился к ним солистом, но меня не взяли.

А если бы вас пригласили на «Евровидение»?

Сергей Волчков: Я бы не поехал.

Почему?

Сергей Волчков: Люблю музыку, слово, а не фриковость. Я его даже не смотрю, хотя многим конкурс нравится, когда Кончита Вурст побеждает.

В будущем вы видите себя оперным исполнителем или эстрадным?

Сергей Волчков: Скорее, эстрадным. Но опера будет присутствовать в моем репертуаре. Вот я учу «Фигаро», но все-таки такое ощущение, что не работаю, а летаю. Этим летом я был в отпуске с родителями. Нужен отдых связкам. А родители не были на море 22 года. И я мечтал их свозить. И вот как только заработал первый гонорар, отвез папу с мамой к морю. Но на отдыхе ловил себя на мысли: как я хочу работать.

Значит, хотите быть Кобзоном…

Сергей Волчков: Я хочу быть Сергеем Волчковым, но мне нравится то, что делает Иосиф Давыдович. Я хочу быть человеком, который прославляет культуру страны, в которой живет. Моя мечта — чтобы мои дети знали культуру, ее истоки, музыку. Раньше «Подмосковные вечера» пели и в Москве, и в Африке. Недавно в Киргизии пел » Мистера Х», думал, неужели в меня ни один помидор не полетит? Не полетел.

Впереди у вас испытания медными трубами…

Сергей Волчков: Я семью создал до этого круговорота, попав в который, многие артисты остались одинокими.

Что в планах?

Сергей Волчков: Работаю над диском «Песни военных лет», посвященном 70-летию Победы. В него войдут «Журавли», «Шум берез», «Венский вальс», «Жди меня», «Землянка», «Эх, дороги» в сопровождении белорусского оркестра народных инструментов им. Алданова.

Как возникла идея?

Сергей Волчков: Я хочу отдать дань уважения ветеранам войны. Каждый третий житель Беларуси погиб в Великой Отечественной.

Когда нет концертов, чем занимаетесь?

Сергей Волчков: Еду на рыбалку. Когда есть время, приезжаю к Александру Борисовичу Градскому и мы с ним поем.

Текст: Татьяна Хорошилова (блог автора)

http://www.rg.ru/2014/10/09/volchkov.html