Спасением Белоруссии является её статус в Союзном государстве

Большая Белоруссия в маленьком мире: когда «власть не хочет, а оппозиция не может»

Спасением Белоруссии является её статус в Союзном государстве

 

Белоруссия большая, потому что именно здесь находится пересечение очень многих глобальных и региональных интересов. Долгое время белорусская модель могла удивительным образом существовать в рамках концепции многовекторности.

Мои белорусские друзья как-то давно поправили меня (автор Николай Межевич – прим. Baltnews) на одной конференции, сказав, что Литва – это малое государство, а Белоруссия – среднее.

Замечание абсолютно правильное. Республика Беларусь или Белоруссия – среднее государство с большим потенциалом. Вторая половина 2020 года и начало 2021-го подтверждают именно это.

**********

 

Оппозиция: разбор полетов

В августе блицкриг, или гамбит оппозиции был близок к победе. Как и Гудериан был близок к Москве. Однако победы не получилось ни в первом случае, ни во втором случае.

Да, власть совершила множество ошибок. Они общеизвестны, и повторять этот список не будем. Впрочем, ошибки власти были блестяще компенсированы феноменальными ошибками оппозиции.

Главная ошибка оппозиции заключается в том, что у них не было календаря. Стилистика протеста, уровень проработанности лозунгов и программ заставляет вспомнить о 1991 годе. По-прежнему в распоряжении оппозиции нет минимально серьезной экономической и политической программы, хотя бы в масштабе проекта Григория Явлинского (программа Григория Явлинского «400 дней» – 50 страниц, последующая версия – «500 дней» – 430 стр. – прим. автора).

 Посмотрим на мнение оппозиционера об оппозиции: «Я хочу обратиться к Светлане Тихановской, Франаку Вячорке, Александру Добровольскому, Павлу Латушко, Ивану Кравцову, Антону Родненкову, Максиму Богрецову и всем, кого это касается. Вы так и не предложили обществу плана и дорожной карты выхода из политического кризиса. Я устал слышать от вас отговорки и обещания того, что такой план у вас есть».

Это пишет Владимир Мацкевич, исключительно последовательный противник режима, но при этом хороший аналитик. Создание политического движения и тем более партии требует предельно сложной и долгой работы, четкого ответа на ключевые вопросы об экономических и политических целях и средствах их достижения. Партия не может представлять интересы всего общества и разделять все идеологические шаблоны. Очередное поколение оппозиции так это и не поняло.

Спасением Белоруссии является её статус в Союзном государстве

 

Цветовое бело-красно-белое единообразие консолидировало «своих», но оттолкнуло «нейтралов».

А затем консолидировались те, кто сумел понять, куда поведут страну театрально-ресторанные лидеры.

Мем про 97% мог устроить тех, кто путает Гоголя с Гегелем, кобеля с кабелем и Статкевича со Станкевичем, но граждане Республики Беларусь сумели понять то, что экономическая программа оппозиции – гарантированная катастрофа, а политическая программа – попытка сделать из Белоруссии страну, удобную для своей жизни, но не для народа.

Вообще, интеллектуальный снобизм оппозиции феноменален. Называя президента «колхозником», они забывают приехать в деревню помочь своим родителям покормить скотину. И, наконец, самое главное, оппозиция, прошедшая обучение в кафе на Зыбицкой, не понимает того, что для абсолютного большинства белорусов «колхозник» – это не ругательство, а для части – комплимент.

Женское трио как пиар хорошо сработало бы Бельгии, но в Белоруссии, Польше и России дало закулисным организатором больше проблем, чем дивидендов. Подчеркнем, критика оппозиции не означает того, что власть оказалась полностью готовой к современным реалиям, но пребывание у власти закономерно требует от людей в государственном аппарате знания реального мира, а не конструкций либеральной идеологии, уже отправленных на вторичное использование в своих родных, европейских и заокеанских странах.

Иными словами, находясь у власти, можно не любить Telegram, но нельзя его не учитывать, игнорировать. Пребывание в оппозиции разрешает выстроить альтернативную реальность и свернуть вокруг нее пространство мысли и действий. Белорусская ситуация заставляет вспомнить знаменитый парадокс Петра Чаадаева: «Социализм победит не потому, что он прав, а потому, что не правы его противники«. Множится число Движений, Партий, Советов, Инициатив.

Некоторые оппозиционные проекты умирают, даже не родившись. Классический пример – белорусский демократический форум Валерия Цепкало. «Создание широкого международного движения в различных городах и странах мира» было провозглашено 6 января 2021 года. С тех пор о «широком международном движении» никто не слышал… Возможно, в чем-то прав оппозиционный политолог Артем Шрайбман, который пишет о том, что имеется «такая белорусская особенность, что не лидеры управляли протестами, не лидеры им давали какой-то вес, а наоборот, протесты своим весом определяли значимость лидера».

Впрочем, такое признание говорит о крайне низком «весе» лидеров весной 2021 года. Протесты были спонтанными в августе, возможно, сентябре, в дальнейшем они не только стали управляемыми, но и обнаружилась плохо скрываемая конкуренция между управляющими центрами. Скандальный провал ультиматума Тихановской от 26 октября уже не так рельефно выглядит на фоне последующих громких заявлений и их достаточно скромного результата. Это приводит не к радикализации протеста, но к радикализации риторики лидеров оппозиции. Согласитесь, есть разница.

Очевидно, что оппозиция оказалась не готова к позиционной борьбе. Оппозиционные лидеры сосредотачивают усилия на своей долгосрочной организационной и финансовой легализации за рубежом. Интересно также то, что каждый из лидеров оппозиции выбрал себе свою страну «на кормление» (Цепкало – Латвию, Тихановская – Литву, Латушко – Польшу).

Здесь коснемся важного вопроса – готовности оппозиции к диалогу. Тональность заявлений Латушко и Тихановской предполагает не диалог, а безоговорочную капитуляцию. Причем власти предлагают прийти на переговоры уже с петлей на шее… Стоит ли удивляться тому, что этот вариант не встречает понимания?

Многовекторное развитие Белоруссии

Спасением Белоруссии является её статус в Союзном государстве

 

Заголовок, в котором упоминается «большая Белоруссия и маленький мир», требует пояснения.

Белоруссия большая, потому что именно здесь находится пересечение очень многих глобальных и региональных интересов.

Долгое время белорусская модель могла существовать и существовала в рамках концепции многовекторности, для этого были определенные предпосылки. В международных отношениях подобный подход известен, но он предполагает определенную стабильность, равенство силы векторов притяжения и, наконец, желание не одной, а нескольких сторон выстраивать дружественные – может быть, даже особые – отношения.

В Минске на определенном этапе многовекторность опиралась не только на амбиции тех или иных политических лидеров Белоруссии, но и на объективное состояние международных отношений в регионе. Сегодня от системы, сломавшейся на рубеже второго десятилетия нашего века, не осталось практически ничего. В Минске о модели многовекторности говорят как раз те люди, которые её же сформулировали и ввели в политическую и экономическую практику. И опять же следует признать логичным как первое в 2011, так и второе в 2021-м.

Власть не без проблем адаптировалась к 2021 году. Оппозиция по-прежнему живет в 1991, не понимая, что времена национал-романтизма Саюдиса и Партии национальной независимости Эстонии закончились несколько десятилетий назад, даже в Литве и Эстонии.

Безусловно, крах экономической модели мог бы помочь оппозиции прийти к власти. Именно поэтому оппозиция перешла от унылого перечисления складских запасов и плача по поводу каждой копейки подорожания топлива к сознательной деятельности, направленной на подрыв национальной экономики.

Перечислим их: призывы «не покупайте белорусское», «не платите налоги», «изымайте депозиты», «не платите за ЖКХ». «Мелочи» типа призывов к диверсиям на железных дорогах тоже достойны упоминания. В этих условиях феноменального внешнего давления на фоне мирового экономического кризиса, эпидемии и пандемии народное хозяйство страны сохранило устойчивость.

Теоретики от оппозиции с мучительно вырванной магистерской степенью не помнят предупреждения Егора Гайдара: «Существует серьезная опасность, подстерегающая исследователя современного экономического роста, увлечься картиной сходных изменений, через которые проходят столь различные по культурным традициям общества, попытаться выстроить жесткую, обязательную для всех стран траекторию развития«. Гайдар как теоретик это прекрасно знал, Гайдар как и.о. председателя правительства России это учитывал не всегда, но это уже другая история.

Белоруссия доказала свою реальную величину тем, что сохранила устойчивость в экономике и стабильность в политике. Да, устойчивости могло быть больше, а поддержание стабильности, вероятно, приводило к определенным издержкам.

Однако, критикуя жесткость мер белорусских властей, мы обязаны учитывать бескомпромиссность оппозиции и общее стремительное бегство евро-атлантического сообщества от кодекса норм ими самими же постулируемыми ранее. В ценностном масштабе мир стал меньше. От Ванкувера и до Таллина исчезает упорядоченная экономика и бесплатно раздается внешняя политика, вера и верность даже не проданы, а отданы бесплатно, как дань.

А Белоруссия стала больше. Она начинается у Буга (за Бугом, как за богом) и заканчивается очень далеко, на Камчатке и в Тибете.

Николай Межевич

21 апреля 2021

Как в учебнике. Запад провалил «покушение» на Белоруссию

https://baltnews.lt/Russia_West/20210421/1020745501/Bolshaya-Belorussiya-v-malenkom-mire-kogda-vlast-ne-khochet-a-oppozitsiya-ne-mozhet.html