Поработали на «пятерку»

Гость «СОЮЗа» — министр ЕЭК Татьяна Валовая

С 1 января вступил в силу договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который должен стать новым шагом на пути интеграции наших стран.

Текст договора включает 28 разделов из 118 статей, а также 32 приложения — всего около 1000 страниц. Это серьезный базовый документ, где излагаются цели и задачи евразийской интеграции и закреплен статус ЕАЭС как полноформатной международной организации. Сформулированы основные принципы деятельности ЕАЭС, установлена система органов союза, регламентированы механизмы экономического взаимодействия и зафиксированы конкретные обязательства по отраслевым направлениям интеграции. Простому человеку сложно разобраться в юридических тонкостях документа.

Что конкретно получат граждане наших государств от новых интеграционных процессов? Какая роль отводится Союзному государству в условиях формирования нового союза? Появится ли единая валюта? С этими вопросами «СОЮЗ» отправился к министру по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяне Валовой.

— Татьяна Дмитриевна, как долго шли наши государства к этому договору и почему именно с 1 января 2015 года он вступает в силу?

Татьяна Валовая: Символично, что договор о создании Евразийского экономического союза был подписан 29 мая 2014 года в Астане. В значительной степени это подведение итогов 20-летнего интеграционного процесса, который начался в 1994 году. Тогда президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая на лекции в МГУ, озвучил идею создания Евразийского союза государств. На тот момент большинству его коллег по СНГ она не показалась жизнеспособной. Но достаточно быстро отношение стало меняться, и уже в 1995 году появились первые проекты Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана.

Дату «1 января 2015 года» назвали президенты России, Беларуси и Казахстана еще в конце 2011 года, когда была принята Декларация о евразийской экономической интеграции. Она стала дорожной картой развития интеграционного взаимодействия, и в ней была зафиксирована задача создания к 2015 году Евразийского экономического союза.

Все понимали, что работа предстоит огромная и нужен качественный, содержательный договор. Все это время велась кропотливая подготовка. Мы смогли кодифицировать и подвести к единому знаменателю около 70 международных договоров. Вообще 2014 год для интеграции уникальный. По масштабам интеграционного движения вряд ли в ближайшее время кому-либо удастся нечто подобное повторить. В прошлом году наше интеграционное объединение качественно продвинулось сразу по двум направления — это углубление интеграции и расширение интеграции. Всегда сложно найти баланс этих двух треков. В 2014 году это сделать удалось. Теперь у нас есть договор, которым все мы можем гордиться. Он не идеален, но, на мой взгляд, очень профессиональный. Это не плод уступок и компромиссов, он показывает, к чему в экономической сфере готовы наши государства. Кроме того, договор впервые четко формулирует, как будет развиваться интеграция в ближайшие 10 лет.

— А что конкретно получат граждане наших государств от новых интеграционных процессов?

Татьяна Валовая: Договор направлен, прежде всего, на решение задач по повышению благосостояния и качества жизни граждан наших стран, он предусматривает свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Эти четыре свободы создают, по сути, облик нашего Экономического союза. Многие вещи, за которые европейцы бились десятилетиями, у нас уже имеются. Например, безвизовой въезд. Конечно, многие блага граждане получили благодаря Союзному государству. То, что было сделано в Союзном государстве, сегодня поэтапно переносится в ЕАЭС. Поэтому в России и Беларуси никто не почувствовал, что у нас нет границ, отсутствуют квоты на работу, есть определенный набор медицинского и социального обеспечения. Все это воспринимают как данность, но это большое завоевание. И теперь оно распространяется на всех участников ЕАЭС.

В договоре мы также прописали необходимость проведения согласованных, скоординированных политик в ключевых секторах экономики — на транспорте, в энергетике, в макроэкономике, в промышленности и сельском хозяйстве. Благодаря прочной юридической нормативной базе мы сможем показать и себе, и гражданам, и окружающему нас миру эффективность нашей экономической интеграции. Мы рассчитываем, что у нас вырастут темпы взаимного оборота. Причем, не только в торговле (это важная, но не единственная сфера), но и в обороте услуг, капитала и рабочей силы.

Кроме того, мы рассчитываем, что начнут реализовываться крупные инфраструктурные проекты, привлеченные возможностью единого экономического рынка. Сегодня мир находится не в самой простой экономической ситуации, и в интеграции мы видим дополнительный ресурс и драйвер экономического роста.

Сейчас готовятся вытекающие из договора документы. Это, в частности, основные направления экономического развития нашего Союза, где мы попытаемся показать те преимущества, которые мы получим от ЕАЭС.

— Остались ли вопросы, которые требуют скорейшего разрешения и каковы основные направления дальнейшей интеграции?

Татьяна Валовая: Все документы, необходимые для того, чтобы с 1 января Евразийский экономический союз эффективно функционировал, были приняты на уровне президентов. Но есть ряд вопросов, которые надо решать. Я всегда озвучиваю тезис, который европейцы озвучили еще 30 лет назад: интеграция — это езда на велосипеде, перестаешь крутить педали — падаешь.

Возьмем свободу передвижения товаров. Мы создали Таможенный союз, у нас единый внешний тариф, нет таможенных границ и пошлин. При этом есть определенные сектора, где до сих пор нет единых рынков с гармонизированными правилами. Таких секторов немного, но это существенный объем нашей торговли. Речь идет о рынках лекарств и медицинских изделий, алкоголя, табака, автомобилей, нефти и нефтепродуктов, газа, электроэнергии.

Задача номер один этого года применительно к рынкам товаров — создание единого рынка лекарственных средств и медицинских изделий. Сегодня у нас нет таможенных пошлин на лекарства, произведенные в России, они без пошлины могут поставляться в Беларусь и Казахстан, и наоборот. Но при этом они не могут легально обращаться. Для того, чтобы белорусское лекарство продавалось легально в российских аптеках, использовалось российскими гражданами, оно должно пройти всю национальную российскую систему регистраций, клинические испытания. Это дорого и занимает несколько лет. Президентами наших стран поставлена задача и подписаны соответствующие документы в декабре прошлого года — о создании единого рынка лекарственных средств. Начиная с 2016 года лекарства, произведенные в Беларуси или в России, имеющие все национальные лицензии, разрешения и сертификаты должны без каких-либо дополнительных лицензий поставляться на территорию другого государства.

Таков же подход и ко всем остальным рынкам. Мы рассчитываем, что рынок электроэнергии начнет работу в 2019 году, нефти и газа — не позднее 2025 года. По автомобилям уже есть понимание и конкретные договоренности, как обеспечить условия реализации по всему Союзу автомобилей, произведенных на территории одного государства.

Следующая свобода — услуги. Здесь в договоре произошли революционные изменения. В рамках единого экономического пространства мы ставили цель облегчить либерализацию доступа на рынки друг друга. Но не ставили задачу создания единых рынков услуг. Сейчас в договоре это прописано, определены приоритеты по секторам. С 1 января 2015 года открывается около 40 секторов единых услуг. Среди них и рынок туристических услуг. Это важная тема, у нас есть возможность путешествовать по нашим странам, но надо иметь единые маршруты, единые туристические услуги.

Свобода передвижения капитала и инвестиций. Здесь мы ставим амбициозную задачу к 2025 году создать общий рынок финансовых услуг. Принцип тот же самый. Банк, страховая компания, зарегистрированные на территории одного государства, имеющие необходимые лицензии от национального регулятора, могут оказывать аналогичные услуги по всему Союзу. Это очень сложная задача, не случайно на ее решение мы отвели 10 лет. Предстоит гармонизировать национальные системы регулирования, создать наднациональный финансовый регулятор, который будет расположен в Алма-Ате.

Последняя свобода, самая важная для граждан, — это свободное передвижение рабочей силы. Современный мир очень мобилен, для того, чтобы иметь возможность профессионально реализовываться, гражданам часто приходится менять место жительства, как в масштабах одной страны, так и всего Союза. В договоре эта свобода закрепляется и даже расширяется. Например, чтобы стимулировать легальное трудоустройство, мы прописали налоговые вопросы. Сейчас согласно российскому законодательству, россияне платят подоходный налог 13 процентов, а иностранцы, работающие в России, 30 процентов.

Только спустя больше полугода они начинают платить налоги как россияне. Теперь, если у гражданина другой страны Союза есть контракт, который превышает полгода, он с первого дня будет платить налоги по внутренней ставке. Кроме того, мы в договоре предусмотрели необходимый набор мероприятий, связанных с признанием дипломов, медицинским и социальным обеспечением. Мы понимаем, что не все, что нужно для полного комфорта и легкости пребывания граждан одного государства на территории другого, возможно, в договоре решено. Здесь важен будет практический опыт, мы открыты для любых предложений в этой сфере.

Еще одна важная тема — согласованная промышленная и сельскохозяйственная политика. Мы рассчитываем, что благодаря Договору в конкретных секторах промышленности и сельского хозяйства начнут реализовываться интеграционные проекты.

— Какая роль отводится Союзному государству в связи с формированием Евразийского экономического союза, не растворится ли оно в будущем в ЕАЭС?

Татьяна Валовая: Я думаю, что Союзное государство было, есть и будет. Евразийский экономический союз и Союзное государство — не конкуренты, а взаимодополняющие дружественные структуры. Я люблю проводить исторические параллели. Когда создавалось Европейское экономическое сообщество, уже было объединение Бенилюкс: Бельгия — Люксембург — Нидерланды, где был свой Таможенный союз. А в рамках этой «тройки» была «двойка» — Бельгия и Люксембург, где с 1922 года был валютный союз, благодаря чему люксембуржцы пользовались бельгийским франком. У нас история в значительной степени схожая.

Многие вещи, которые делались в Союзном государстве в сфере экономики, получили теперь распространение в ЕАЭС . И теперь мы в Евразийском экономическом союзе полностью закрываем вопросы, связанные с функционированием единого экономического пространства. А вопросы экономики применительно к России и Беларуси в формате «двойки» больше, как правило, не обсуждаются. Сегодня они обсуждаются уже даже и не формате «тройки», а в формате «пятерки». При этом в Союзном государстве остались другие очень важные вещи: внешняя и оборонная политика, гуманитарное сотрудничество и так далее. Кроме того, Союзное государство в значительной степени занимается межгосударственными союзными программами, социальными вопросами. Эти темы мы не обсуждаем в ЕАЭС. То есть, у Союзного государства есть своя ниша. Я уверена, что формат «двойки» по-прежнему может быть неким двигателем и примером теперь уже для «пятерки».

— Вы сказали, что многие вопросы сегодня обсуждаются уже в рамках «пятерки», ЕАЭС расширяет свои границы? Когда нам ждать новых членов?

Татьяна Валовая: ЕАЭС с учетом опыта Евросоюза не будет расширяться только ради расширения. Никакого изменения в наших подходах нет. Любое присоединение новых членов должно быть выгодно и объединению, и им самим. Разговоры о том, что нынешнее расширение Союза продиктовано некими политическими факторами — неправда. Здесь достаточно напомнить о решении президентов в рамках ЕврАзЭС в 2006 году. О том, что передовое интеграционное ядро — Россия, Беларусь, Казахстан — начнут успешно идти вперед, создавать Таможенный союз, единое экономическое пространство, а государства ЕврАзЭС потом присоединятся к этому образованию. Для государств, которые входили в ЕврАзЭС, дверь в Евразийский экономический союз всегда открыта.

Киргизия была членом ЕврАзЭС, Армения — наблюдателем. Договор о присоединении Армении уже ратифицирован, с этого года он вступил в силу. Теперь Армения — полноправный член нашего Союза. Что касается Киргизии, то в прошлом году мы утвердили две дорожные карты, а 23 декабря 2014 года подписали договор о присоединении. Нам предстоит еще подготовить несколько документов, вытекающих из этого договора, они практически уже согласованы. По поручению президентов до 8 мая 2015 года необходимо завершить их ратификацию, чтобы Киргизия стала полноценным участником Евразийского экономического союза.

— Сегодня рынки переживают не лучшие времена. Цена на нефть падает, действуют санкции, национальная валюта слабеет. В связи с этой непростой экономической ситуацией рассматривается ли вопрос о создании собственной валюты?

Татьяна Валовая: Тему единой валюты можно обсуждать только тогда, когда достаточно долго работает единый рынок. Сейчас нет никаких предпосылок для создания единой валюты. Правильная экономическая реакция на сегодняшнюю ситуацию — заняться макроэкономической стабильностью. Внимательно посмотреть, какие есть возможности для более тесного сотрудничества у наших национальных банков. Понятно, что нам надо сейчас в сфере экономических и финансовых ведомств усиливать взаимодействие. Макроэкономическая политика — это важная тема для функционирования единого экономического пространства. Надо понимать, что макроэкономическая нестабильность искажает условия конкуренции на едином рынке, в условиях когда нет никаких других барьеров, и приводит к неким перекосам.

— Какие механизмы в связи с непростой экономической ситуацией, будут вырабатываться Комиссией для обеспечения стабильности работы Экономического союза?

Татьяна Валовая: У нас в договоре четко прописаны определенные критерии макроэкономической стабильности, которым надо следовать. Эти критерии: уровень долга к ВВП не более 50 процентов, дефицит бюджета к ВВП не более 3 процентов и уровень инфляции, когда отклонение больше чем на 5 процентов от самого низкого показателя по Союзу. По итогам предыдущего года пороговое значение по инфляции пересекла Беларусь. Мы эту тему на экспертном уровне обсуждали, посмотрели с белорусскими коллегами те действия, которые они осуществляют с антикризисным фондом, и нам кажется, что они двигаются в верном направлении. В целом, если такая ситуация возникает — а это может быть и Беларусь, и Россия, и другие страны — у нас есть алгоритм действий, как нам эти проблемы решать. Это очень гибкая, не жесткая ситуация, то есть за нарушение этих показателей никто никого не карает, наоборот, если за эти показатели государство выходит, мы все вместе будем думать, как оказать ему поддержку.

— А договор предусматривает финансовое оказание помощи?

Татьяна Валовая: В договоре нет ничего про оказание финансовой помощи, потому что у нас есть другие инструменты. Например, антикризисный фонд ЕврАзЭС. И из этого антикризисного фонда ЕврАзЭС Беларусь получает транши. И это тот формат, который эффективен.

— Вы активно выступаете на международных форумах. Как Запад реагирует на интеграционные процессы на постсоветском пространстве?

Татьяна Валовая: Для меня самое приятное было, когда на Западе стала раздаваться критика в адрес нашего Евразийского союза. Это было свидетельством того, что его стали воспринимать всерьез. Потому что вплоть до 2012 года никто не критиковал Евразийские интеграционные процессы. Все относились к ним как к вялотекущим, которые ничем серьезным не кончатся. Сейчас за истекший год-полтора, невзирая на нынешнюю очень сложную геополитическую ситуацию, интерес к Евразийскому союзу стал всеобъемлющий.

Я выступала на непростых площадках в Нью-Йорке перед деловыми кругами США, перед искушенной политологической или экономической элитой Великобритании. Не было ни одного провокационного или некомфортного для меня вопроса. Они были сложными, но содержательными. Было видно, что у экономических операторов и бизнеса есть огромный интерес к Евразийскому союзу. Сегодня они понимают преимущества от этого единого рынка — отсутствие внутренних барьеров, единые стандарты, которые гораздо интереснее в плане инвестиций и торговли. Поэтому они хотели бы с нами активно взаимодействовать, и получать больше информации о нас.

Текст: Юлия Васильева